Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Пришло время раскрыть главную тайну Запада

© SputnikВладимир Лепехин, директор Института ЕврАзЭС, член Зиновьевского клуба МИА "Россия сегодня"
Владимир Лепехин, директор Института ЕврАзЭС, член Зиновьевского клуба МИА Россия сегодня
Читать ria.ru в

Владимир Лепехин, для РИА Новости

Великая европейская философия закончилась на экзистенциализме. После Мартина Хайдеггера, Эриха Фромма и Юргена Хабермаса на Западе не появилось, пожалуй, ни одного имени, которое можно было бы связать с реальными открытиями в области философской, а в особенности социально-философской, мысли. (Ну не считать же великими философами семиотиков, структуралистов или каких-нибудь деконструктивистов вроде Жака Деррида).

Вид на Московский Кремль. Архивное фото
Почему России не увильнуть от собственного глобального проекта

Даже Мишель Фуко, которого многие западные коллеги по цеху ставят вровень с названной выше тройкой, с моей точки зрения, не более чем великий схоласт, что симптоматично, поскольку погружение современной западной философии в схоластику суть закономерный итог ее деволюции. Уперевшись в необходимость пересмотра основных постулатов западного постхристианского гуманизма в пользу тупиков тотальной секуляризации, европейские мыслители возвращаются в эпоху Фомы Аквинского — в то время, когда основные философские дискуссии велись не по поводу сущностей объекта, но вокруг его формы или в лучшем случае предмета.

© AP Photo / DuclosФранцузский философ Мишель Фуко
Французский философ Мишель Фуко

Продюсер Дмитрий Куликов
Борьба внутри американских элит в эпоху утраты смысла
Современные западные философы заняты исключительно посттворчеством, претендуя не более чем на постмарксизм, постпозитивизм, постмодерн, постпрагматизм и т.п., а также упражнениями в области метафизики и метафилософии. Это в теории. А в идеологии все эти пост- и мета- сопровождаются разного рода приставками вроде "нео" и "транс": неоконсерватизм, неолиберализм, неопозитивизм, трансгуманизм и проч. Никто не рискует сделать честный и системный мегаанализ современной эпохи, а если и рискует, то без особого результата. В таком контексте действительно новое знание предполагает такую масштабную и объемную рефлексию, которая бы имела отношение не только к посттеориям, но к когнитивному фундаменту нового и многополярного мирового порядка.

Что означает подобная рефлексия, если рассмотреть ее содержание на примере исследования таких феноменов, как капитализм и Запад?

Для ответа на этот вопрос необходимо посмотреть на данный двуединый объект (капитализм и Запад) так, будто все существующие авторитеты от Джона Локка и Адама Смита и до Сэмюэля Хантингтона и свежеиспеченных Нобелевских лауреатов по экономике увидели и описали лишь часть того нового целого, которое может быть открыто только сегодня, в XXI веке, когда в распоряжении философов и экономистов появился колоссальный объем самой разной информации.

Встреча Ангелы Меркель и Дональда Трампа
России нужна уникальная повестка дня

Сегодня мир нуждается в принципиально новой политэкономической теории, к формированию которой, увы, пока не приступил всерьез ни один экономист. И это понятно: осмысление стремительно меняющегося бытия и предложение адекватной новым алгоритмам развития соответствующей мировоззренческой конструкции есть прежде всего философско-методологическая проблема.

Не буду описывать здесь контуры ожидаемой конструкции. Затрону лишь ее сердцевину — тот ключевой элемент, который сделал труды Маркса всемирно известными, а его последователям позволил перевернуть мир.

Три типа капитала и три способа получения сверхприбыли

Гений Маркса связан в первую очередь с открытием им — кто бы что ни говорил — механизма образования прибавочной стоимости как способа обеспечения прибыли. Именно на этом открытии строится учение Маркса, которое, как мы убедились, отнюдь не всесильно, потому что оно не верно, хотя бы в том смысле, что неполно.

© РИА Новости / Перейти в фотобанкКартина "Маркс и Энгельс в редакции "Новой Рейнской газеты"
Картина Маркс и Энгельс в редакции Новой Рейнской газеты
Жители Москвы на праздничном концерте в честь Дня России на Красной площади
Развал советского знаниевого проекта и глобальное оглуплениеЧлен Зиновьевского клуба МИА "Россия сегодня" Юрий Громыко размышляет о трансформации мировой власти через глобальный знаниевый проект.

В нынешнюю технотронную эру марксистский концепт выглядит довольно бледно, а такие его элементы, как, например, тезис о необходимости установления диктатуры пролетариата, в некоторых аудиториях вообще считается бредом. В принципе, так оно и есть, если рассматривать марксизм как претензию на истину. Но можно и, полагаю, нужно относиться к марксистским постулатам как к одному из важнейших источников классической политэкономической науки, и по сей день не утратившему своей актуальности. Напротив, только сегодня мы в состоянии адекватно оценить реальное значение раскрытия Марксом феномена прибавочной стоимости.

Впрочем главная тайна капитализма и Запада как такового касается не только механизма получения прибыли в процессе промышленного производства; она кроется в понимании СУЩНОСТЕЙ того и другого.

Именно в сущностях следует искать ответы на вопросы, связанные с особенностями капитализма и западнизма: почему капитализм всегда связан с развитием, почему он цикличен, почему Запад всегда агрессивен, в чем корни исторической и современной западной русофобии и что в конечном счете там, за глобальной монополией доллара США как "последней стадии капитализма".

Президент РФ Владимир Путин во время совместного фотографирования лидеров БРИКС. 4 сентября 2017
Благородная экономика без доллара, и поскорее. Что начал строить БРИКС+

Открытие феномена прибавочной стоимости стало чрезвычайно важным шагом в десакрализации западного общества. Но Маркс детально описал процесс получения прибыли преимущественно в сфере производства, в то время как формирование промышленного или, точнее, производственного капитала (под ним следует понимать ту часть производственных активов, которые, находясь в обороте, приносят прибыль) — всего лишь следствие функционирования финансового капитала, который, в свою очередь, является следствием развития капитала торгового.

© AFP 2020 / Attila KisbenedekГрузовики на пограничном контроле в Австрии
Грузовики на пограничном контроле в Австрии

Флаги мира
Мировая политика: о старом, полезном для понимания нового
Получается, что в каждом из трех основных типов экономической деятельности (такой способ капитализации, как прямой захват активов, я в данном случае не рассматриваю) формирование капитала как новой стоимости имеет свои особенности. В сфере производства это происходит путем образования и присвоения прибавочной стоимости, образуемой, в том числе, за счет минимизации издержек. В сфере финансовой — путем получения сверхприбыли посредством института ссудного процента, комиссионных с разного рода сделок и финансовых спекуляций. А в сфере торговой (внимание!) формирование прибыли и сверхприбыли происходит за счет произвольного маржинга, то есть установления владельцем товара такой цены последнего, которая превышает (часто в разы) их себестоимость.

С учетом же того, что образование торгового капитала, то есть торговой инфраструктуры (включающей институт оценки роста стоимости (капитализации) тех или иных активов), торговых репутаций, технологий продаж и оборотных средств, существующих не обязательно в денежной форме, предшествовало формированию капиталов иных типов, торговый капитал суть материнский по отношению к ним.

Капитализм вырос из торговли

"Именно олигархия (борьба государей с которой известна еще со времен списания долгов Солоном) создала капитализм как свой собственный проект, позволяющий контролировать экономические эффекты науки и саму науку, технику, технологию", — считает член Зиновьевского клуба Тимофей Сергейцев. Но вот откуда появились сами олигархи? Не в связи ли с сосредоточением капитала в конкретных руках? И какого капитала? Утверждаю, что изначально — торгового, поскольку торговля как отрасль жизнедеятельности человека появилась задолго до возникновения промышленного производства и даже самих денег.

Торговая индустрия — вот то зерно, из которого постепенно, шаг за шагом вырос колос капитализма, ставший альфой и омегой Европы, затем Нового Света, а к XXI веку — и всего мира.

Еще на заре человечества, соседоточиваясь там, где совершался обмен товаров (в устьях рек, на перекрестках караванных и иных путей, в удобных для плавсредств бухтах и т.п.) торговцы создали инфраструктуру транспортировки товаров, которая по мере своего развития потребовала формирования института денег как универсального средства платежа.

Флаги США и ЕС. Архивное фото
Как и когда рассыплется карточный домик коллективного Запада

Понятно, что такое средство потребовалось лишь тогда, когда от прямого обмена натуральным продуктом различные племена приступили к собственно торговле — обмену продукцией через посредника (торговца), позволяющему осуществлять перемещение товара (его отчуждение) на дальние расстояния.

Первым мыслителем, который открыл эту главную тайну капитализма, стал французский историк Фернан Бродель, который в своей знаменитой книге "Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV-XVIII вв." показал, что значил переход человечества к торговле на дальние расстояния для формирования капиталистического общества.

Флаг Китая развевается над офисными зданиями в Шанхае
Развал западной демократии: чему радуется Китай
Бродель и другие авторы известного французского издания "Анналы" методично проследили, как первые торговцы создавали города и морские порты, первые в истории человечества суда — для транспортировки товара — и двигались из торговых поселений восточного Средиземноморья в Адриатику и далее — к берегам Испании. Как они ставили в зависимость от своих интересов Византию и Рим и распространяли влияние византийских и генуэзских родов в странах центральной Европы, как поощряли великие географические открытия, захват новых территорий и рабство, и как в конечном счете сформировали всемирную олигархию и породнились с сословной аристократией.

Сегодня потомки ведущих торговых кланов (современные олигархи) нацелены на захват рынков развивающихся стран и установление в мире глобального порядка под своим контролем.

© AP Photo / Matthias Schrader, fileКонтейнеры в порту Гамбурга, Германия
Контейнеры в порту Гамбурга, Германия

 

Фернан Бродель, как я полагаю, не понял истинного значения своего открытия. А между тем оно на порядок значительнее открытия Марксом феномена прибавочной стоимости и куда значительнее раскрытия им же механизма образования ссудного процента.

Сторонники членства в Евросоюзе во время митинга на Трафальгарской площади. Архивное фото
ЕС объявил себя сверхдержавой — ведь он пока не развалился
Не буду углубляться в обсуждение причин ошибок и умолчаний автора "Капитала", считавшего, в частности, что промышленный капитал, будучи более прогрессивным в сравнении с ссудным, со временем возьмет верх над банковским. Скажу только, что имманентная агрессивность Запада и его предельный эгоизм объясняются его рыночной природой: торговцы не знают меры в борьбе за прибыль и рынки сбыта.

Россия, в отличие от Западной Европы, всегда была страной с преимущественно земледельческим укладом и крестьянским образом жизни, предполагающим принципиально иную — ненасильственную, оборонительную, адаптивную и созидательную модель жизнедеятельности.

Что значит для нас, россиян, живущих в XXI веке, констатация данного факта? Как минимум признание того, что Запад невозможно переделать или вразумить. Торговая цивилизация насильственна, лицемерна и коварна по своей природе, поскольку ее истинный Бог — маржинг, то бишь максимальная выгода. Как говорится, ничего личного.

Преподаватель НИУ ВШЭ Павел Родькин
США расслабились, а России удалось совершить очередное чудо
Вот почему римская церковь, сросшаяся с торговцами (прямыми потомками тех, кого Иисус в свое время выгнал из Храма) посредством создания специальных военно-торговых орденов, всегда потворствовала колонизаторам, в XX веке сотрудничала с руководством гитлеровской Германии, а сегодня поддерживает русофобские устремления новых конкистадоров.

У Запада всегда будет свой глобальный проект как проект обеспечения мирового господства и подавления на этом пути всех своих конкурентов, в то время как глобальный проект российской цивилизации может быть лишь ответом на вызовы и притязания глобального рынка.

 
Чат7
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала