Рейтинг@Mail.ru
Южные ворота Карабаха. Что происходит в Гадруте после войны - РИА Новости, 23.05.2021
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Южные ворота Карабаха

Что происходит в Гадруте после войны 

Галия Ибрагимова

Разбитая военная техника армии обороны Нагорного Карабаха в районе Гадрута
Разбитая военная техника армии обороны Нагорного Карабаха в районе Гадрута

«‎Гадрутский коньяк пробовали? Армяне знают толк»‎, — шутливо говорит журналистам гид и историк Ризван Гусейнов.

Автобус резко тормозит, водитель командует: «‎Перекур пять минут и в путь! Гадрут близко»‎. Но дорогу преграждают стекла, груды кирпичей, разбросанная на земле обувь. Жители в спешке покидали дома. Чем дальше, тем заметнее следы недавней карабахской войны. Корреспондент РИА Новости одна из первых побывала в Гадруте после перехода этого города под контроль Баку.

Ключевой узел

Перед въездом в Гадрут — большой камень, выкрашенный в цвета азербайджанского флага. До войны на нем был флаг непризнанной Нагорно-Карабахской республики. «‎Перекрасили первым делом, чтобы было понятно. Гадрут — это Азербайджан»‎, — объясняет Ризван и фотографируется у камня.

Вокруг — горы, сосны, полевые цветы. Внизу, в живописной долине, — город. Это и есть Гадрут. Во время второй карабахской он оказался в эпицентре конфликта. Бои продолжались несколько недель и завершились возвращением этих территорий Азербайджану.

В советский период Гадрут входил в Нагорно-Карабахскую автономию. После первой карабахской стал административным центром НКР. Причем границы расширились за счет Джебраильского и части Физулинского районов Азербайджана.

Получасовой спуск — и Гадрут как на ладони. Несмотря на разбитые дороги и послевоенный беспорядок, он цел. Здесь нет руин и минных полей, как в приграничном Физули. Следы войны вначале неприметны. На крышах — свежая краска, дома почти не пострадали. Магазины, аптеки…

1 / 5
Камень, выкрашенный в цвета азербайджанского флага

Перед школой — еще не заросшая травой спортивная площадка. Качели и потертые горки — чуть больше полугода назад тут играли и шумели дети. Теперь тишина. И вдруг — стук мяча о землю.

«‎Наши военные. Следят за обстановкой. Мало ли кругом провокаторов, — говорит Ризван. — Пригороды Гадрута армянские диверсанты не покидали до зимы»‎.

Много брошенной обуви и одежды. «‎Что скрывать, были столкновения»‎, — обращается к журналистам тот, кто пару минут назад играл в мяч. Представляется: Гасым.

«‎Жители и военные не ожидали, что мы пойдем через горы, — продолжает он. — Готовились к удару с севера в Мардакерте, но мы зашли с юга. Прорвав линию обороны в Джебраиле, двинулись на Гадрут. Это южные ворота в Нагорный Карабах. Ключевые дороги с юга Азербайджана вглубь Карабаха идут через этот узел. Но главное — прямой выход в Шушу»‎.

1 / 4
Спортивная площадка в Гадруте

На вопрос корреспондента РИА Новости, почему город переходил из рук в руки, собеседник отвечает: «‎В первые недели октября была разведка боем. Азербайджанцы заходили в Гадрут, изучали местность. Добирались до центра и временно отступали. СМИ это подавали как провал Баку. Когда же мы прорвали южный фланг и вступили в город, то не встретили серьезного сопротивления»‎.  

Просчет армянской стороны он видит в том, что Гадрут обороняли всего несколько рот спецназа и местное ополчение. «‎В общественном сознании засело, что в городе шли ожесточенные бои. Но посмотрите сами, Гадрут цел, разрушения минимальны. Для жителей заранее открыли гуманитарный коридор»‎, — подчеркивает военный.

Разбитая военная техника армии обороны Нагорного Карабаха в районе Гадрута
Разбитая военная техника армии обороны Нагорного Карабаха в районе Гадрута

В планах Баку соединить трассу Гадрут — Джебраил — Шукюрбейли с магистралью в Зангезуре. Дорога станет частью Зангезурского коридора из основной части Азербайджана в Нахичевань.

Послевоенный Гадрут 

У панельного дома возле армянской церкви «Спитак Хач» — бельевые веревки, на них до сих пор висят рубашка и майка. Квартиры не заперты. В одной из комнат на первом этаже — заваленное нотными тетрадями пианино. На полу — вещи, ведра, посуда. Сверху — шахматная доска, искусственная новогодняя елка и осколки игрушек. Плюшевый медвежонок уткнулся в подставку под пианино. Повсюду коробки и одежда.

«‎Люди верили соцсетям, где писали: город под контролем армян. Собирались в последние часы. Несколько семей вынужденно оставили престарелых родственников. Азербайджан позже помог отправить их к семьям»‎, — рассказывает сопровождавший журналистов политолог Ниджат Гаджиев.   

Армянская церковь «Спитак Хач» на юге Гадрута контрастирует с хаосом вокруг. Величественные каменные стены, узорчатый хачкар. Внутри — деревянные сиденья, на стенах — иконы. У алтаря подсвечник с каплями воска.

Перед церковью раскинут абрикосовый сад. Неподалеку дом настоятеля. Разбросаны фотографии, вырванные из книг страницы. Перед тем как покинуть Гадрут, священник и прихожане, видимо, подожгли церковную утварь. Гид и историк Ризван бережно собирает и пытается соединить фрагменты разорванной фотографии: «‎Похоже, из семейного альбома»‎.

1 / 6
Книги и фотографии перед домом настоятеля церкви в Гадруте

Старается что-то разглядеть в траве. Объясняет: «‎Возле храма обычно кладбище. На надгробных плитах у армян часто изображены сцены охоты, посевной или сбора урожая. Настоящее искусство»‎. Но водитель торопит в путь.

Нация — бакинец

«‎В боях за Физули, Ходжавент и Гадрут в первую карабахскую погиб мой старший сын Самир. Ему было девятнадцать. Будете в тех краях, привезите мне хотя бы камешек в память о моем мальчике»‎, — попросила перед поездкой в Гадрут Мария Алиева, в девичестве Карапетян.

Ей за семьдесят, разговор о сыне дается непросто — держится за ручку кресла. «‎Самир с детства мечтал быть военным. Прибегал после школы, обнимал меня и говорил: «‎Мам, вырасту, стану солдатом и буду тебя защищать»‎. Поступил в Нахичеванское военное училище. Его призвали в самое пекло первой карабахской прямо из армии. Так и погиб»‎.

Мария Алиева Карапетян
Мария Алиева-Карапетян

Война азербайджанцев и армян за Нагорный Карабах для Марии Егоровны — личная трагедия. Она армянка, но почти всю жизнь провела в Баку. Родители переехали в Азербайджан в 1956-м из Алтайского края. В Сибири семья оказалась из-за репрессий. «‎Дед оставил огромный дом в Горисе и перевез семью в вечную сибирскую мерзлоту»‎.

В Азербайджане до первой карабахской войны была большая армянская диаспора. Когда дядя Марии позвал ее родителей, те долго не раздумывали. «‎Тогда шутили, что Баку второй после Одессы многонациональный город. Кого тут только не было! Азербайджанцы, армяне, лезгины, талыши, русские. На вопрос, какой нации, отвечали — бакинцы»‎.

Замуж Мария Егоровна вышла за азербайджанца. 

«‎Родители мужа всегда говорили, мол, армянская невестка самая красивая и любимая. Ни одного плохого слова от них не слышала. Родила четверых детей»‎. 

Мария Алиева Карапетян с соседями
Мария Алиева-Карапетян с соседями

По-доброму к ней отнеслись и соседи. Мария научилась делать уколы и капельницы. В бакинском поселке Маштага, где они жили с супругом, ее прозвали сестрой милосердия. «‎В день Маша обегала до сорока домов в округе. Она безотказная — как скорая помощь»‎, — встревает в беседу соседка.

«‎Мы бок о бок с Марией Егоровной тридцать два года. Она помогала мне нянчить детей. Когда началась война в Карабахе, никто не тыкал пальцем и не упрекал, что она армянка. Для нас она родная»‎, — добавляет другая соседка.

Мечты и воспоминания 

Войну спровоцировали политики, уверена Мария. «‎Давление поднимается, за таблетки хватаюсь, когда чиновники говорят о генетической несовместимости армян и азербайджанцев. Столько лет были вместе, а теперь гены разные? Отлупила бы, уши выдрала за такие слова»‎.

Мария Алиева-Карапетян  с соседями
Соседи Марии Алиевой-Карапетян

Во время первой карабахской Алиева-Карапетян опасалась, что окружающие на нее ополчатся. По телевизору каждый день показывали, как армян выселяют из Баку, а азербайджанцев — из Еревана. В Армении у нее жили дальние родственники, но связи были почти потеряны. Ехать некуда. А в Азербайджане — дети и муж.

«‎Переживала зря. Все, наоборот, оберегали меня. Но я и не пряталась. На войне умирают молодые ребята, а чего мне, старухе, за жизнь держаться! Помогала как могла. Вместе плакали, хоронили детей»‎.

1 / 2
Одно из брошенных зданий

В Азербайджане до сих пор около двадцати тысяч армян. Время от времени Мария видится с армянскими подругами. «‎Как и я, они вышли замуж за азербайджанцев, так и остались в Баку. Судьбы у всех непростые»‎.

Власти предлагали похоронить ее сына на Аллее героев в центре Баку. Но она отказалась. Попросила предать земле поближе к дому, чтобы ходить к нему каждый день. 

«‎Дед рассказывал, что в Армении красивые водопады»‎, — задумчиво произносит Мария. Она никогда не была на малой родине и уже не верит, что хватит сил туда отправиться. 

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала