Рейтинг@Mail.ru
Храм на холме. Что происходит в Дадиванке после войны - РИА Новости, 30.05.2021
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Храм на холме

Что происходит в Дадиванке после войны

Галия Ибрагимова

Российский миротворец у монастыря Дадиванк в Нагорном Карабахе
Российский миротворец у монастыря Дадиванк в Нагорном Карабахе

«В Дадиванк без оружия! Выкладываем ножи, огнестрел на стол», — по-армейски командует православный священник Борис.

Люди в рясах, деловых пиджаках и толстовках выходят из КамАЗов и возмущенно гудят. «Мы не военные. Мы удины, малый народ Закавказья. Христиане из Азербайджана», — объясняет мужчина в скуфье и подряснике и направляет толпу к монастырю. Но дорогу преграждают армянские монахи.

Корреспондент РИА Новости одна из первых побывала в Кельбаджаре после перехода этого региона под контроль Баку и послушала споры о принадлежности Дадиванка. 

Внезапная встреча 

Армяне и азербайджанцы холодно приветствуют друг друга. Отец Борис, пытаясь снять напряжение, возбужденно кричит: «Вот так встреча! Заскочил поздравить российских миротворцев с Пасхой, куличей привез, а тут вы. Христос воскресе, братья!»

«Воистину воскресе!» — сухо отвечают удины и пытаются обойти армян.

1 / 3
Удины пытаются пройти к монастырю Дадиванк

«В храме служба. Подождите», — говорит глава армянской общины в Дадиванке иеромонах Нерсес Арутюнян.

Азербайджанские паломники возмущены. «Были тут на Рождество, нас не пустили. Снова ищете какие-то причины, — негодует мужчина в подряснике. — Рафик Данакари», — представляется он нам.

Православный священник предлагает удинам провести службу в одной из часовен монастыря. Те неохотно соглашаются.

Разрядив обстановку, довольный отец Борис выстраивает российских миротворцев перед Дадиванком, как на плацу, и возглашает командным голосом: «Христос воскресе!»

«Воистину воскресе», — хором откликаются военные. У них здесь небольшой контингент.

Чей Дадиванк

Монастырь Дадиванк находится в Кельбаджарском районе. После первой карабахской войны эти территории перешли к армянам. В ноябре Баку вернул земли, но возник вопрос, кому принадлежат христианские святыни. Сейчас Дадиванк охраняют российские миротворцы, и храм стал маленьким анклавом посреди Азербайджана.

Иеромонах Нерсес Арутюнян возглавил армянскую общину Дадиванка в марте. «Я безбрачник. А те, кто жил до меня, с семьями уехали. Теперь тут только монахи», — объясняет настоятель.

Дадиванк Кельбаджар
Иеромонах Нерсес Арутюнян

Армяне считают Дадиванк своим. Ссылаются на главную реликвию монастыря — мощи святого Дади, обнаруженные у алтаря во время раскопок. «Дади был учеником апостола Фаддея и проповедовал христианство на западе Армении. Посмотрите на эту древнюю кладку над саркофагом. Она в армянском стиле», — указывает иеромонах.

В беседу вмешивается его помощник дьякон Тигран:

«Дадиванк называют и Худовенгом. От армянского «хут» — это холм, «ванк» — монастырь. Получается «храм на холме». Оглянитесь, на какой мы высоте!» 

Дадиванк Кельбаджар
В окрестностях монастыря

Монахи настороженно относятся к немногочисленной албано-удинской общине (всего десять тысяч человек). До карабахских событий албанская церковь подчинялась армянской. Но теперь в Азербайджане армянских церквей нет. «Баку поддерживает удин, однако христианские церкви их не признают. Я знаю, кто меня рукоположил в сан. А они?» — задается вопросом дьякон.

Удины приезжают в Дадиванк не ради веры — из-за политики, уверены армяне. Азербайджан, по их мнению, целенаправленно переименовывает армянские святыни в Карабахе в албанские. «Уходя из Кельбаджара, наши люди сжигали дома, уносили христианские реликвии. Боялись, что азербайджанцы надругаются над ними», — напоминает иеромонах Арутюнян.

Принуждение к миру 

Вокруг не только горные пейзажи. Видны и обугленные стены домов. Окон, дверей нет, черепица на крышах пробита. Настоятель монастыря обводит рукой окрестности. Перед обителью — укрепления, КПП. На ветру развевается российский флаг. 

«Если бы не миротворцы, нас бы тут не было. После войны монахи не хотели оставаться, боялись, но Москва защитила».

1 / 2
Российские миротворцы у монастыря Дадиванк в Нагорном Карабахе

Иеромонах жалуется, что армяне пока не могут свободно посещать Дадиванк: «Верующие из Степанакерта приезжают по воскресеньям небольшими группами. С ними нам привозят продукты. Как-то вышла задержка, и тут снова помогли миротворцы. Баку объясняет ограничения коронавирусом». 

Армянские монахи признают, что после карабахских войн восстановить доверие между народами сложно. Но призывают «учиться сосуществовать друг с другом».

«Помню свое детство в Армении. С нами по соседству жили азербайджанцы. Это был какой-то другой мир, — словно удивляется настоятель Дадиванка. — Но потом лилась кровь, гибли люди. Рана останется в сердцах. То, что враждовавшие народы могут молиться в Дадиванке, — чудо».

Дадиванк Кельбаджар
Иеромонах Нерсес Арутюнян

Председатель удинской общины Азербайджана Роберт Мобили дарит иеромонаху Библию и приглашает его за праздничный стол. Армянские священнослужители отказываются, ссылаясь на пандемию. Азербайджанские начинают застолье без них.

Споры и страхи

«Албанская церковь не придумана. Канонические земли удин — это современный Азербайджан. У кавказских албанцев были свой язык, алфавит, церкви отличались от армянских и грузинских. Посмотрите на архитектуру Дадиванка! Армянский хачкар ни о чем не говорит. А святой Дади был сирийцем», — убеждает Мобили.

За праздничным столом не только удины. В Дадиванк организованно прибыли и евангелистские христиане Азербайджана.

Дадиванк Кельбаджар
Удины и евангелистские христиане Азербайджана за праздничным столом

«Армяне зря переживают. Мы не собираемся отбирать Дидаванк или глумиться над святынями. Нам всем тут жить», — подчеркивает Данакари.

Журналисты вспоминают, как в конце войны в соцсетях выложили видео, где азербайджанские солдаты крушили могилы армян.

«Отщепенцы есть везде, по ним не надо судить о народе, — отвечает глава удин. — Без посредников мы с армянами быстрей бы нашли общий язык».

Дадиванк Кельбаджар
Замглавы удино-албанской общины Азербайджана Рафик Данакари и глава удино-албанской общины Азербайджана Роберт Мобили

«До первой карабахской удины часто брали в жены армянок. Религия нас роднит. Теща у меня армянка», — признается один из участников застолья, уже подвыпивший. Называет себя: Валерий Канкалов. «У жены характер армянский. Гордая, независимая», — добавляет он.

Между Арменией и Карабахом 

«При Советах Дадиванк был обычным культурным объектом. Я часто проезжал мимо и ни разу не видел армян. В деревнях возле храма жили азербайджанцы. Монастырь стоял бесхозным. Атеизм был тогда», — делится воспоминаниями житель Кельбаджара Юсиф Алескеров, покинувший город в разгар первой войны.

О поездке паломников и журналистов он узнал от друзей. Хотел присоединиться, но не успел. Работает дальнобойщиком и как раз был в дороге. Земляки, побывавшие зимой на малой родине, рассказали: дом Юсифа разрушен, могилу его отца не нашли.

Юсиф Алескеров
Юсиф Алескеров

Через азербайджанских журналистов РИА Новости связалось с Алескеровым. 

«Минеральная вода «Истису» гремела в Советском Союзе, — неожиданно говорит собеседник. — В Кельбаджаре есть термальные источники. Там-то и разливали знаменитую азербайджанскую минералку. А высоко в горах красовался еще один монастырь — Гандзасарский, заброшенный». 

Кельбаджар славился и рыбой с армянского озера Севан. За ней зимой специально отправлялись из соседнего Тертера и Мардакерта. В Ереван летом везли азербайджанские помидоры, вишню и груши.

Побег через горы

В Кельбаджаре сосредоточены основные источники пресной воды. Горные реки впадают в Сарсангское водохранилище, обеспечивающее весь Карабах. Эти реки орошали и засушливые регионы Азербайджана.

«Во время первой карабахской армяне перекрыли плотину на Сарсангском водохранилище. Река Тертер оказалась обезвоженной. Это ударило по сельскому хозяйству. И помогло армянам захватить Кельбаджар», — объясняет Юсиф.

1 / 3
Горная река в Кельбаджарском районе

Баку не удержал регион в девяностые еще и потому, что перекрыли основные дороги. «Кельбаджар связывал с Азербайджаном единственный маршрут — через Мардакерт в город Тертер. В ходе весеннего наступления 1993-го армяне его перерезали».

Сложнее всего Юсифу даются воспоминания о побеге из родного дома. «Армяне предоставили нам сутки, чтобы уйти из города. Мы хватали детей и жен, кто успевал — документы, и бежали прочь. Уходили по заснеженной дороге через Омарский перевал. Я был с двухлетним сыном». 

Старикам было особенно тяжело: «В горах у них поднималось давление, пропадал слух. Люди замерзали и погибали».

1 / 2
Юсиф Алескеров и сын Натиг

Зимой 1994-го азербайджанская армия пыталась взять реванш. Наступали через Омарский перевал, но стояли морозы. «Вести бои было сложно. От холода в горах с обеих сторон полегли тысячи солдат», — говорит Юсиф.

Когда прошлой осенью армяне покидали Кельбаджар, он недоумевал: «Почему они поджигали жилье?» Наш собеседник не сомневается, что многие дома там были еще азербайджанскими.

Вторая карабахская застала дальнобойщика в пути. Он переживал, что снова льется кровь. Однако хотел, чтобы азербайджанцы заняли Кельбаджар.

Дадиванк Кельбаджар
Дорога через Омарский перевал в Дадиванк и Кельбаджар

Юсиф понимает: вернуться туда непросто. Некоторые районы заминированы, нет ни жилья, ни дорог. «Но там похоронен мой отец. Мой долг найти его могилу». 

Вражда между армянами и азербайджанцами никуда не денется, признает Юсиф. И все же надеется, что новой войны не будет. 

Кавказ — сложный регион, тем не менее надо как-то уживаться. Получалось же в советские годы.

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала