Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Валерий Фальков: мы хотели бы, чтобы женщин в науке было больше

© РИА Новости / Владимир Трефилов / Перейти в фотобанкМинистр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков на пресс-конференции в МИА "Россия сегодня"
Министр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков на пресс-конференции в МИА Россия сегодня
Накануне Международного женского дня министр науки и высшего образования Валерий Фальков рассказал РИА Новости о том, сколько всего женщин работают в российской науке и какие области знания они выбирают. Также министр ответил на вопросы о том, как вывести вузы из инерционного состояния и возможно ли ввести прикладной бакалавриат во всех учебных заведениях. Беседовала Наталья Клюй.
— Как много сейчас женщин в науке? В каких направлениях работают женщины-ученые?
— Мы хотели бы, чтобы женщин в науке было больше. Министерство работает над тем, чтобы в науку шло как можно больше молодых людей, независимо от того девушки это или юноши.
Что касается количественных параметров, то сегодня наукой занимается более 700 тысяч человек, из них 40% — это женщины. А дальше уже начинаются разные пропорции. Скажем, если мы берем количество докторов наук, то среди них 26% женщин, среди академиков Российской академии наук не больше 5% женщин.
Женщины в науке: правило или исключение?
Женщины в науке: правило или исключение?О том, как сегодня воспринимают женщин в науке, рассказала в эфире радио Sputnik кандидат юридических наук, кандидат политических наук, доцент РАНХиГС Кира Сазонова.
Также есть условно "мужские" науки или отрасли знаний, есть более "женские". Традиционно женским направлением является филология, а мужским — философия, хотя и в той, и в другой областях знаний количество женщин, которые занимаются исследованиями, значительно увеличивается. К примеру, в области экономических наук наблюдается тенденция увеличения количества мужчин и сокращения женщин, а вот политология становится более "женской". На то могут быть самые разные причины, но в целом, на сегодняшний день 40% женщин занимаются наукой в нашей стране. По этому показателю Россия близка к европейским странам.
— Наблюдается ли рост количества женщин в науке в общей пропорции?
— Общее количество не сокращается. В разных науках по-разному, но в целом динамика положительная.
— Есть ли вообще планы на привлечение в науку девушек и женщин? С помощью чего это может быть реализовано?
— Мы приветствуем приход в науку и девушек, и молодых людей, главное, чтобы они занимались научными исследованиями. Программ по гендерному принципу не существует, и не думаю, что они нужны.
— Много ли сейчас женщин стоят во главе вузов? На заседании совета Российского Союза ректоров была все-таки мужская компания.
— Да, надо признать, что две трети ректоров, если не больше, — это мужчины. Если брать университеты, то из 252 ректоров 61 женщина. Это менее 30%.
— С чем такая ситуация может быть связана?
— Причин может быть много. Так исторически во многом сложилось. Хотя количество женщин не уменьшается. Полного гендерного равенства пока нет, но в последнее время достаточно много женщин приходят в администрирование университетами, что вполне объяснимо. Женщины во многих случаях даже лучше справляются с управленческими задачами, чем мужчины.
Как сделать мужа великим. Секреты Крупской
26 февраля, 10:04
— Правительство России уже довольно давно взяло курс на улучшение демографической обстановки и повышение рождаемости. Рядом ведомств высказывались предложения о создании детских комнат на предприятиях, в офисах. Работает ли министерство в этом направлении? Создаются ли детские комнаты для студентов и сотрудников вузов и НИИ?
— Эта политика проводится давно. Министерство не предъявляет вузам обязательные требования, что в каждом университете или в каждом общежитии в обязательном порядке должны быть детские комнаты, хотя много в этом направлении было сделано в предыдущие годы. Сегодня такой опыт есть, решение о создании детских комнат принимается на уровне самого вуза.
Примеров тому достаточно много. Из тех, с которыми я знаком, — Калмыцкий государственный университет, где ведется целенаправленная политика по поддержке семей с детьми. На сегодняшний день детские комнаты существуют в 22 вузах.
— Оказывает ли министерство какую-то помощь молодым матерям-ученым или студенткам?
— Мы помогаем, в том числе через создание детских комнат. Если к нам обращаются, всегда стараемся прийти на помощь. Отдельной программы у министерства нет.
— Вы говорили о необходимости вывести вузы из инерционного состояния, вернуть их в условия здоровой конкуренции. Что, на ваш взгляд, для этого необходимо? Что со своей стороны может сделать министерство для раскрытия потенциала вузов?
— Да, я говорил неоднократно про инерционный режим работы в вузах. Давайте посмотрим вот с какой точки зрения: для кого существуют вузы и университеты? Во-первых, для студентов и преподавателей. Очевидно, что без них вуз невозможен. Наряду с ними есть и локальные сообщества, которые заинтересованы в том, чтобы в регионах были сильные вузы. Есть работодатели, которые хотят, чтобы качество образования было высоким, а выпускники приходили на производство и давали хороший результат без лишней адаптации.
И все это многообразие надо учесть в управлении университетом. Сейчас чуть больше 30 вузов управляются через наблюдательные советы. В них кроме ректора, ректората и ученого совета, на жизнь и политику вуза влияют еще и заинтересованные в развитии университета люди извне. Это представители региона, индустрии, федерального центра, представители целых отраслей.
Ведущий эксперт зала славы СВР России Владимир Антонов
Историк СВР Владимир Антонов: у радистки Кэт был прототип
Для выхода из инерционного режима есть два направления. Первое — это изменение системы управления вуза и создание наблюдательных советов, чтобы как можно больше заинтересованных в его развитии участников могли оказывать влияние.
А второе — это наличие подлинных программ развития. Сегодня нет ни одного вуза, у которого не было бы стратегии, концепции или программы. Но является ли она подлинной, следует ли ей коллектив, руководство, обеспечена ли она ресурсами, принята ли эта программа с учетом мнения ключевых работодателей и региона? Есть ли в этой программе раздел, посвященный месту университета или вуза в развитии региона? Вот эти все вопросы в ближайшее время будут самыми актуальными. В этом выход из инерционного режима. Будет совершенно иная обратная связь, понятная, четкая программа развития, обеспеченная ресурсами на 5-7-10 лет. Вуз будет жить с пониманием своих целей и задач, с фиксацией того, удалось ли чего-то достигнуть или нет.
— Ведет ли министерство мониторинг того, есть ли у вузов программа?
— Мы сейчас эту работу разворачиваем, она достаточно большая и объемная. Есть две действующие программы — повышения конкурентоспособности российских вузов и программа опорных университетов. Эти программы будут, с одной стороны, расширены, с другой стороны, они будут перезапущены – частично поменяются правила, формат оценки работы с вузами, ресурсное наполнение. Первостепенное внимание будет уделено стратегиям развития вузов и модели, по которой они управляются.
— Как вы оцениваете предложение по введению прикладного бакалавриата во всех российских вузах и колледжах, которое высказывают в Госдуме?
— Это предложение имеет право на существование. Более того, с 2009 по 2014 годы министерство уже организовывало эксперимент по введению прикладного бакалавриата, есть уже определенные результаты, как положительные, так и отрицательные.
Мы будем обязательно экспериментировать с прикладным бакалавриатом, но будем делать это очень осторожно и осмысленно. Надо понять, кто заинтересован в прикладном бакалавриате, надо разговаривать с работодателями, которые готовы взять этих специалистов. Ведь любой эксперимент должен отвечать на вопрос, ради чего мы это делаем, а не быть экспериментом ради эксперимента.
Студенты в аудитории
Эксперты прокомментировали идею введения прикладного бакалавриата
Образование трансформируется, и любые происходящие изменения должны сказываться на экономике, должны улучшать качество подготовки кадров. Исходя из потребностей конкретных индустрий, мы будем смотреть, на каких направлениях подготовки можно внедрить прикладной бакалавриат.
Здесь надо действовать осторожно, потому что сокращение сроков обучения, предполагаемое прикладным баклавриатом, происходит за счет исключения из программы фундаментальных знаний. Это позволяет в короткие сроки подготовить специалиста под конкретное рабочее место. Возможно, это необходимо, но для каких отраслей и насколько массово — этот вопрос в ближайшее время предстоит решить.
Рекомендуем
Дезинфекция российскими военными специалистами пансионатов для пожилых людей в Италии
Медики рассказали о "странных" случаях смерти от COVID-19 в Италии
Коронавирус SARS-CoV-2 под электронным микроскопом
В ФМБА заявили об окончании вспышки коронавируса в России к лету
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала