Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Апрельская коалиция

© РИА Новости / Перейти в фотобанкСолдаты устраивают демонстрацию против царского правительства во время февральской революции. 1917 год
Солдаты устраивают демонстрацию против царского правительства во время февральской революции. 1917 год
Главным раздражителем в стране оставалась война. Она и стала причиной первого тяжкого кризиса новой власти уже в апреле. Упрощенная схема - Временное правительство за войну, а народ против – на деле не работает, поскольку единства по этому вопросу не было нигде: ни в правительстве, ни в Петросовете, ни у низов.

Главным раздражителем в стране оставалась война. Она и стала причиной первого тяжкого кризиса новой власти уже в апреле. Упрощенная схема — Временное правительство за войну, а народ против – на деле не работает, поскольку единства по этому вопросу не было нигде: ни в правительстве, ни в Петросовете, ни у низов. К тому же эта схема игнорирует динамику быстро менявшихся в ту пору настроений.

Сразу же после Февраля, несмотря на обилие лозунгов "Долой войну!", многие из фронтовиков все еще считали сепаратный мир с немцами неприемлемым. За Дарданеллы солдат воевать не хотел с самого начала войны, а уж после Февраля тем более, однако и просто плюнуть на все, в том числе на смерть своих окопных товарищей, пока не мог. Русский фронтовик апреля 1917 года был готов еще какое-то время посидеть в окопе, но при условии, что новая власть будет честно и энергично работать, добиваясь справедливого мира.

И правительство первый шаг в этом направлении сделало, отказавшись в своем мартовском манифесте "К народам мира" от империалистических целей войны.

Позже эту декларацию ужали до понятного всем лозунга "За мир без аннексий и контрибуций!" Договориться о примирении все же проще, если ты не требуешь от противника ни его земли, ни его кошелька. В то же время в заявлении нет и намека на капитуляцию. Декларацию приветствовал и Петросовет. А его глава Николай Чхеидзе уточнил, что предложение о мире русская революция делает с винтовкой в руке. И не Вильгельму, а немецкому народу. Однако у Лондона и Парижа были другие планы – продолжение войны.

К тому же на их стороне играл министр иностранных дел Павел Милюков, кстати, оставивший на своих постах даже послов во всех крупнейших странах. "Нет царской дипломатии и дипломатии Временного правительства, а есть одна дипломатия — союзническая", — утверждал министр. Либералы его поддерживали. Как говорил известный в ту пору кадет Лев Кроль, "если широкая народная масса не понимает необходимости в ее собственных интересах довести войну до конца, то это надо сделать, не считаясь с ее волей".

© РИА Новости / Перейти в фотобанкДемонстрация протеста революционных частей Петроградского гарнизона против ноты Милюкова от 18 апреля 1917 года
Демонстрация протеста революционных частей Петроградского гарнизона против ноты Милюкова от 18 апреля 1917 года

Детонатором возмущенных массовых антиправительственных демонстраций 20 и 21 апреля стала нота, направленная Милюковым союзникам, где он их "успокоил" по поводу правительственного манифеста и в очередной раз заверил, что русский солдат продолжит войну до победного конца. Несмотря на массовые протесты, Милюков постарался удержаться в кресле, для чего кадеты организовали демонстрацию в его поддержку. Народ по призыву кадетов пришел, однако по сравнению с тем людским океаном, что требовал голову министра иностранных дел (а заодно и голову военного министра Гучкова), это был лишь малый ручеек. В результате Временному правительству и Петросовету пришлось договариваться о создании коалиционного кабинета министров.

Впрочем, Гучков, в отличие от Милюкова, ушел по своей воле: "Ввиду тех условий, в которые поставлена власть военного министра, которые я не в силах изменить и которые грозят роковыми последствиями, я по совести не могу далее нести обязанности министра и разделять ответственность за тот тяжкий грех, который творится в отношении родины…"

Премьером остался князь Львов, эсер Керенский заменил Гучкова, то есть вместо одного портфеля министра юстиции получил два портфеля – военный и морской, а в целом в новом правительстве у социалистов оказалось уже не одно, а шесть мест. Беспокойное место министра иностранных дел занял банкир и сахарозаводчик Михаил Терещенко, чья политическая линия вполне устраивала всех остальных членов кабинета, включая и министров-социалистов.

© Фото : Public domainТерещенко Михаил Иванович
Терещенко Михаил Иванович

Объясняя свою позицию по вопросу войны и мира Петросовету, Терещенко говорил: "Я не социалист и к программе внешней политики подхожу со своей, национальной, точки зрения. С Милюковым я разошелся потому, что он, не считаясь ни с состоянием страны, ни с настроением армии, хотел вести внешнюю политику, вызывавшую конфликт правительства с теми силами, без которых нельзя управлять страной. В нашей борьбе за общий демократический мир для меня ценно то, что вы (социалисты) говорите солдатам: вот наша программа, мы сделаем все, чтобы она была принята всеми воюющими странами, но пока этого нет и внешний враг грозит нашей стране, мы должны защищать ее всеми силами… Формула мира без аннексий и контрибуций на основе самоопределения народов вполне может обеспечить национальные интересы России… Интернациональный статут, обеспечивающий пользование проливами всем прибрежным странам, откроет ей выход в Средиземное море. А принцип свободного самоопределения народов будет благоприятствовать России… балканские народы, имея свободу выбора, будут гораздо больше стремиться к сближению с Россией, чем с Германией".

После ухода Милюкова даже Ленин уже не обвинял правительство в желании вести войну до победного конца, он лишь категорически настаивал, что предложение "мир без аннексий и контрибуций" из уст банкира и сахарозаводчика Терещенко народы других стран не воспримут. Установим в России власть пролетариата, утверждал он, тогда другое дело.

Апрельская коалиция, как заметил один из современников, была "данью особым временным обстоятельствам". Следовательно, и она была обречена на скорую смерть. Однако на тот момент правительство и Петросовет нашли адекватное решение для выхода из кризиса. А дальше… между Февралем и Октябрем все менялось стремительно.

© РИА Новости / Перейти в фотобанкЗаседание Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов в Таврическом дворце во время февральской революции
Заседание Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов в Таврическом дворце во время февральской революции

К вопросу о двоевластии того периода можно подходить по-разному. С одной стороны, наличие двух центров власти, безусловно, плодило хаос. Но с другой, в период гражданской нестабильности оно же позволяло России иметь не одну, а две точки опоры. Пока в Советах доминировали умеренные, оба центра власти в одинаковой степени чувствовали себя временными органами и решали ряд общих задач. К тому же Советы, внимательно следя за действиями правительства, когда считали это необходимым, вмешивались и корректировали ситуацию. Обычно либо настаивали на своем (правда, не без шантажа, угрожая, что выведут на улицы массы), либо приходили к компромиссу с министрами. Определенная польза была и в этом: левый Петросовет чувствовал улицу все же лучше, чем правые министры. Наконец, не стоит забывать, что изначально Советы являлись своеобразной формой народовластия. Через них народ участвовал в решении самых острых вопросов. Не надо путать те, пусть и левые, но все же многопартийные Советы со стерилизованными властью Советами более позднего периода.

Роль большевиков в апрельском кризисе еще мала. Не обладая контрольным пакетом голосов в Советах, Ленин и не стремился свалить правительство, чтобы передать власть другим социалистам.

Резолюция ЦК большевиков от 22 апреля гласила: "Только тогда мы будем за переход власти в руки пролетариев и полупролетариев, когда Советы рабочих и солдатских депутатов станут на сторону нашей политики и захотят взять эту власть в свои руки".

Вместе с тем апрель показал, с какой легкостью можно вывести на улицу массы. Первым в город вышел Финляндский полк, который поднял некто Линде, простой солдат. Если на такое оказался способен беспартийный одиночка, то понятно, что могла сделать сплоченная железной дисциплиной партия. Нужно было только в нужный момент сказать нужные слова.

Ну а для этого у большевиков имелся Ленин. Он уже вернулся в Россию и привез в портфеле свои "Апрельские тезисы".

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала