Рейтинг@Mail.ru
"Их вывезли детьми": за что в Ираке судят российских девушек - РИА Новости, 23.08.2021
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

"Их вывезли детьми": за что в Ираке судят российских девушек

© Depositphotos / serezniyМолодая мусульманка во время молитвы
Молодая мусульманка во время молитвы - РИА Новости, 1920, 23.08.2021
Читать ria.ru в
МОСКВА, 23 авг — РИА Новости, Лина Панченко. В камерах центральной женской тюрьмы Багдада "Расафа" тесно и душно. Бетонный пол застелен матрасами. На свежий воздух заключенных выводят через день, причем в самое пекло — с двенадцати до часу. В "Расафе" содержат четверых россиянок, которых еще в подростковом возрасте признали виновными в содействии террористам. Их вывозили из России и насильно выдавали замуж за боевиков ИГИЛ* .

Мать и вдова в 14 лет

Историю осужденной по имени Зиярат, записанную на диктофон, РИА Новости передала адвокат Аида Касимова. Отца девочки завербовали боевики.
"Помню нормальную жизнь, как у всех детей, — рассказывает Зиярат. — Когда мне было одиннадцать, мы с родителями перебрались из Дагестана в Турцию и жили там около года. А зимой 2015-го папа неожиданно объявил, что мы переезжаем. Куда и зачем — не сказал. Когда мама поняла, что мы в Сирии, в зоне боевых действий, у нее началась истерика. Умоляла отца вернуться или дать ей развод. Он отказался".
© РИА Новости / Рафаэль Даминов / Перейти в фотобанкЖенщины с детьми в лагере беженцев в Ираке
Женщины с детьми в лагере беженцев в Ираке - РИА Новости, 1920, 20.08.2021
Женщины с детьми в лагере беженцев в Ираке
Через несколько месяцев мужчина перевез семью в Ирак, в провинцию Мосул. Она тогда была под контролем ИГИЛ*.

"Мне исполнилось тринадцать, и папа сказал, что пора замуж, — продолжает девушка. — Я думала, это шутка, игра. Но меня выдали за девятнадцатилетнего парня из Кабардино-Балкарии. У меня был шок".

Зиярат пришлось исполнять супружеский долг. Говорит, было страшно и стыдно. Все это хочется скорее забыть.
В конце 2016-го, в четырнадцать лет, она забеременела. А через месяц овдовела: как позже выяснилось, супруг был полевым командиром и погиб в перестрелке.
"Какие-то мужчины постучались в ворота. Сказали, что муж умер, и ушли, — вспоминает она. — Я убежала к матери. Еще через месяц не стало и отца. До сих пор не знаю, как они оба умерли".
Мать и дочь остались без документов и денег — все это хранилось у главы семьи. Выбраться из Ирака не могли: проводники брали за такую услугу по шесть тысяч долларов с человека.
Тем временем обстановка в Мосуле накалялась.

"Нас с другими женщинами постоянно эвакуировали, перебрасывали из района в район, таскали из дома в дом", — продолжает Зиярат.

Когда она родила сына, их с матерью и младенцем выставили на улицу. Растерянные и голодные, они прибились к арабским беженцам, а потом попали в плен к курдам.

Три года колонии

"На допросах все было на арабском, а я его не знаю, — говорит девушка. — Мне дали переводчика, следователь за ним записывал. Объясняла, что не знала, чем занимался муж. Всегда повторял: "Тебя не касается. Твое дело — готовить, убирать". Потом мне дали подписать бумагу на арабском. Я отказывалась, но иракские солдаты заставили силой".
В суде, по словам Зиярат, российский консул сообщил ей, что переводчик что-то напутал, и из-за этого ее приговорили к пяти годам тюрьмы. Девушку вместе с новорожденным отправили в колонию для подростков. Там она провела почти три года.
"На ребенка еду не давали. Я его сначала грудью кормила, потом делила свою порцию на двоих", — вспоминает молодая мать.
© РИА Новости / Саид Царнаев / Перейти в фотобанкЖительницы Чечни с детьми, возвращенными из Ирака, в аэропорту Грозного. 12 октября 2017
Жительницы Чечни с детьми, возвращенными из Ирака, в аэропорту Грозного. 12 октября 2017 - РИА Новости, 1920, 20.08.2021
Жительницы Чечни с детьми, возвращенными из Ирака, в аэропорту Грозного. 12 октября 2017
После совершеннолетия ее перевели в "Расафу", а сына эвакуировали из Ирака в ходе российской гуманитарной миссии и передали живущим на Северном Кавказе родственникам. В тюрьме Зиярат встретилась с матерью, которую приговорили к пожизненному заключению.

"Читала приговоры и плакала"

"С девушками, как с женами боевиков, не церемонились, — рассказывает Аида Касимова. — Во время следствия дипломатов к ним не пускали, защищали их назначенные адвокаты, а дела рассматривали судьи из народа".
Юрист отмечает, что, помимо Зиярат, в "Расафе" сейчас отбывают наказание еще трое россиянок, попавших в Ирак детьми.
Ни одной не дали на руки приговор. По словам Касимовой, иракское консульство долго отказывалось предоставить документы даже по официальному запросу.
Урок арабского языка в интеграционном центре помощи сирийским беженцам в Ногинске - РИА Новости, 1920, 18.12.2019
"Все будет квэйс!" Судьбы беженцев из Сирии, оказавшихся в Подмосковье
Переведенные на русский язык судебные материалы удалось получить лишь недавно — помогло обращение в российский МИД.
В приговоре Зиярат (копия есть в распоряжении РИА Новости) указано: хоть она и не присягала боевикам, это "сути дела не меняет, поскольку ИГИЛ* не требует от женщин приносить присягу верности организации и участия в боевых действиях, за исключением пребывания в доме".
Там отмечено, что по данным курдской разведки боевики помогали Зиярат продуктами после гибели мужа. Других доказательств нет, но у судей "сформировалось четкое убеждение" в виновности девушки.
Из документов также следует, что сотрудники российского посольства добились обжалования, но кассационный суд оставил приговор в силе.

"Эти дети не виновны, — убеждена Касимова. — Взрослые отобрали у них право жить в мирной стране, вынудили выйти замуж, обслуживать мужей, рожать детей. А суд заставил страдать еще больше. Я читала приговоры и плакала".

Детство с террористами

Лейлу Г. мать и дядя вывезли в Ирак в двенадцать лет. Через два года выдали замуж за боевика, и она родила двойню.
"Когда внучка позвонила и рассказала, я рыдала. Ругала сына и дочь, которые забрали туда детей", — рассказывает Луиза С., бабушка Лейлы.
Мусульманская женщина - РИА Новости, 1920, 20.01.2020
Дневник несостоявшейся смертницы: история сбежавшей жены террориста
Муж Лейлы погиб, она осталась в Мосуле со свекровью и золовкой.
"Потом ее телефон перестал отвечать. Около года не знала, живы ли они. Инфаркт перенесла, инсульт. Оказалось, Лейла с малышами в тюрьме", — говорит Луиза.
Детей удалось вернуть в Россию — они живут с прабабушкой.

"Их привезли, и они целыми днями плакали, — вспоминает Луиза. — Каждого звука пугались, телевизор нельзя было включить. А уж если мужчина в дом заглядывал, прямо с ума сходили от страха. Мы всех психологов обошли, пока они адаптировались. Дети были истощенные, все время просили супа. А к мясу, конфетам и фруктам даже не притрагивались: не понимали, что это еда".

Судьбы Натали М. и Марии В. похожи. Натали училась в четвертом классе, когда ее отправили в Турцию. Сейчас она — узница "Расафы", а ее сына воспитывают родственники в России. О Марии известно, что на Ближний Восток ее увезла мачеха.
"Что с ней делали, не рассказывает: очень запугана", — отмечает Касимова.
Девушек судили в 2017-2018 годах. Тогда им было по 15-16 лет.

Вопрос высокого уровня

По российским законам эти подростки не совершили преступлений террористического характера, убеждена адвокат.

"Они сами — жертвы. Их увезли в страну, где шла война. Это можно квалифицировать как покушение на убийство. Кроме того, они подверглись сексуальному насилию и рабству. Если экстрадировать девушек в Россию и пересмотреть дела здесь, их бы оправдали. Но при нынешних договоренностях с Багдадом это неосуществимо. Получается, решить вопрос можно только на самом высоком уровне".

Касимова направила обращение в Администрацию президента России и готовит прошение президенту Ирака.
В Генпрокуратуре, в чью компетенцию входят вопросы экстрадиции, запрос РИА Новости оставили без ответа.
Женщины смотрят в окно, Грозный - РИА Новости, 1920, 29.07.2021
"Мама, он нас не найдет?": как на Кавказе делят детей после развода
Как пояснили агентству в МИД России, "иракским законодательством не предусмотрена передача для отбывания наказания в России лиц, осужденных за пособничество террористическим организациям".
В ведомстве рассказали, что в пандемию доступ дипломатов в иракские тюрьмы затруднен, но они поддерживают контакт с администрацией "Расафы".
Чиновники отмечают, что условия содержания российских гражданок в целом соответствуют местным стандартам, а состояние их здоровья "в пределах нормы".
 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала