Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Австрийка рассказала о спасении из Маутхаузена советских офицеров

© РИА Новости / Андрей ЗолотовВид на ворота концентрационного лагеря Маутхаузен в Австрии
Вид на ворота концентрационного лагеря Маутхаузен в Австрии
Вид на ворота концентрационного лагеря Маутхаузен в Австрии
ВЕНА, 5 фев - РИА Новости. Около 500 советских военнопленных 75 лет назад совершили легендарный побег из блока смерти австрийского концлагеря Маутхаузен. Очевидица тех событий Анна Хакль в интервью РИА Новости рассказала, как ее семье удалось спасти двух советских офицеров.
Восстание узников Маутхаузена в ночь на 3 февраля 1945 года вошло в историю как крупнейшее во Второй мировой войне. Для поимки беглецов была организована операция под циничным названием "Мюльфиртельская охота на зайцев". Начальство концлагеря привлекло к операции фольксштурм, части вермахта, гитлерюгенд и местное население, которые выследили и уничтожили почти всех бежавших.
Выжили единицы - по разным данным, от 9 до 20 узников. От смерти их спасли местные жители, не побоявшись принять их у себя. Одной из таких семей стала семья Лангталер, которая на протяжении трех месяцев укрывала у себя двух советских офицеров - Николая Цемкало и Михаила Рыбчинского. Единственная ныне живущая представительница семьи 88-летняя Анна Хакль хранит воспоминания о страшных событиях того времени.

Будем помогать

Дом семьи Лангталер находился на горе под городом Швертберг. В семье было девять детей. Анне, самой младшей из них, на момент событий было 13 лет. Нацисты тогда сказали местному населению, что из концлагеря сбежали опасные преступники, которых при встрече нужно было убить любым способом. Всякий, кто хотел бы помочь беглецам едой или одеждой, рисковал бы своей жизнью. Впоследствии местные жители горько сожалели о том, что участвовали в этой операции, вспоминает Анна.
В читальном зале. Посетители читального зала Государственной публичной библиотеки имени М.Е. Салтыкова-Щедрина. Ленинград. Автор С.Н. Струнников. Зима 1942-1943
Главархив в Москве рассекретил 11,5 тысячи документов о ВОВ
Ее мать, Мария Лангталер, пообещала, что семья откликнется, если кто-то из беглецов обратится за помощью. Третьего февраля в дверь постучали. "Стоял мужчина в шляпе, в накидке и ботинках не по размеру. На ломанном немецком он представился переводчиком из Линца и попросил еды. Сразу было ясно, кто он. Мама проводила его на кухню", - рассказывает Анна.
В дом пришел Михаил, а Николай в это время прятался рядом на сеновале. Они договорились, что, если Михаил поймет, что в доме им не помогут, он подаст Николаю сигнал, чтобы у того был шанс спастись. Когда Михаил понял, что в этой семье им ничего не угрожает, он рассказал спасителям о товарище.
Отец семейства был против того, чтобы укрыть офицеров в дому, но мать настояла. По словам Анны, Мария Лангталер сказала Михаилу: "Пять моих сыновей на войне, и я хочу, чтобы все вернулись домой. Тебя тоже ждет мать. У меня есть сердце".
Анна говорит, что, несмотря на возраст, очень хорошо понимала всю серьезность ситуации, и помнит, как родители строго запретили ей говорить о том, что семья приютила беглецов. "Я знала, о чем речь. Родители очень опасались и взяли с меня обещание, что я не расскажу об этом подружкам. Как это обычно бывает, по секрету. Нет, я знала, что на кону - наши жизни. Об этом не знал никто. Говорить об этом было слишком опасно", - говорит Хакль.
Заместитель руководителя администрации президента РФ - пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков
Песков: руководство Польши пока не приглашали на 75-летие Победы

Постоянный страх

За три месяца, пока семья Лантаглер укрывала у себя на чердаке советских офицеров, дом неоднократно обыскивали нацисты, но благодаря усилиям и смекалке семьи или же просто чудом им удалось остаться незамеченными.
Все это время семья жила в постоянном страхе разоблачения. Попасться можно было где угодно, всегда необходимо было быть начеку, вспоминает Анна.
"Однажды за завтраком Михаил сказал, что плохо себя чувствует. Мама очень испугалась. Что же делать? Если Михаил умрет и его придется хоронить в лесу, кто-то может увидеть, что мы хороним непойманного в ходе "охоты на зайцев". И что тогда?" - рассказывает Хакль.
По ее словам, Михаил попросил карандаш и лист бумаги, написал что-то на нем и попросил мать съездить в аптеку. Она отправилась в Маутхаузен в семи километрах от семейного дома. Перед входом в аптеку она достала листок и, начав читать, ничего не смогла разобрать. Она испугалась, что Михаил написал по-русски, и фармацевт начнет спрашивать, что это значит и кто написал, возникнет подозрение, и беды не избежать.
"Но делать было нечего. Мама решила идти. В итоге она зашла в аптеку, отдала фармацевту листок, тот без вопросов принес нужное лекарство, мама расплатилась и вернулась домой. Оказалось, что Михаил изучал медицину и на листке написал на латинском языке, которого мама попросту не знала и со страху приняла за русский. Михаил выздоровел. И таких эпизодов за три месяца было очень много", - вспоминает Анна.
Бойцы ведут бой из окопа. Сталинград, 1942
Битва за Сталинград в фотографиях Второго февраля 1943 года благодаря героям Красной армии и несокрушимой силе духа жителей Сталинграда город был освобожден, а стратегическая инициатива перехвачена войсками Советского Союза. Фотолента радио Sputnik посвящена битве, ставшей ключевой в Великой Отечественной войне.

Поступили правильно

"Мы никогда не жалели, что укрыли у себя офицеров. Все закончилось хорошо. Конечно, если бы что-то пошло не так, наверняка бы возникли мысли, зачем мы это сделали. Но этого не случилось", - рассказала Анна.
Через месяц после окончания войны Михаил и Николай вернулись в Советский союз, и 19 лет от них не было вестей. Встреча произошла по воле случая. Брат Анны, Алоис, стал каменотесом, и именно он вытесывал памятник генералу Карбышеву, погибшему в концлагере Маутхаузен 18 февраля 1945 года. На открытии монумента в Мемориальном комплексе Маутхаузен Алоис рассказал советской делегации о Михаиле и Николае, а в качестве подтверждения своих слов показал записку, которую на прощание оставил Михаил Рыбчинский. Тогда в СССР появилась первая публикация о спасенных советских офицерах, совершивших побег из 20-го блока смерти.
Вскоре посол СССР в Австрии Виктор Авилов навестил семью Лангталер, а в мае 1964 года Михаил Рыбчинский и Николай Цемкало приехали на празднование освобождения Маутхаузена и снова оказались в доме, где провели три последних месяца войны. С этого момента семья поддерживала постоянную связь с офицерами.
Узники Освенцима в первые минуты после освобождением лагеря советской армией
Der Spiegel приписал освобождение Освенцима армии США
Марии Лангталер было 80 лет, когда ее пригласили в СССР. Поездка была для нее тяжелой, ее сопровождал сын. "Михаил жил в Киеве, а Николай - в Луганске. Мама отправилась в Луганск. Она очень трогательно говорила дома о встрече с матерью Николая, сказав, что та почти задушила ее в объятиях. Позже мы узнали, что из восьми ее сыновей только Николай вернулся домой. И он бы тоже погиб, если бы не моя мать", - говорит Анна.
Хакль по-прежнему живет в том самом доме, где многое напоминает о событиях 75-летней давности. Николай Цемкало умер в 2001 году на 79-м году жизни. Михаила Рыбчинский дожил до 93 лет, скончавшись в 2008 году.
Рекомендуем
Рабочие на нефтепроводе Дружба
Лукашенко рассказал о неожиданном предложении Путина по нефти
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала