Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Пострадавшим от наводнения в Иркутской области не дают компенсацию

МОСКВА, 24 авг — РИА Новости, Ирина Халецкая. Масштабное наводнение в Иркутской области затопило почти 11 тысяч домов, из них половину либо разрушило, либо и вовсе унесло течением. Президент Владимир Путин поручил обеспечить жильем всех пострадавших, однако в региональной действительности получить сертификат или новый дом смогли только те, у кого нет в собственности другого жилья. Из-за этого нюанса почти 15 процентов обратившихся остались ни с чем. Они вынуждены жить в разрушенных стихией домах и с ужасом ждать зимы.

Уплыли пятнадцать лет

"До сих пор помню тот день: вода прибывает стремительно, ее из окна видно. Мы решаем собрать все самое необходимое и ехать к родителям на ночь. Утром вернулись проверить дом и не нашли его — на месте, где когда-то был двор, одна вода. Дома больше нет", — вспоминает Денис Колесников (фамилия изменена) из Нижнеудинска.
Тот день разделил его жизнь на до и после: раньше у Колесникова был добротный дом, с нуля построенный своими руками, хороший ремонт, перспективы передать это жилье подрастающим детям. Теперь же у его семьи из четырех человек ничего нет.

"Когда вода спала, я понял, что от здания остался один фундамент, мы его заложили 15 лет назад. По сути, все, что удалось нажить за это время, смыло. Не успели забрать ничего — уплыли детские вещи, школьные принадлежности, бытовая техника, посуда, золото, мебель", — перечисляет Колесников.

Администрация Нижнеудинска выдала заключение, что его дом на Набережной, 19, идет под снос. "Не знаю, что они собираются сносить? Дом же уплыл! Да и обычно на снос выделяются средства, а у нас нечего ломать". Далее, судя по постановлению, всех жильцов должны отселить. Но вот в сертификате на новое жилье Колесникову отказали.
Оказалось, что у его супруги Надежды есть доля в отцовской квартире — целых 16 квадратных метров. Правительство Иркутской области установило порядок получения компенсации. Полагается она только не имеющим в собственности иного жилья (постановление № 656-пп).
© Фото : Денис КолесниковФундамент дома семьи Колесниковых, уцелевший после наводнения
Фундамент дома семьи Колесниковых, уцелевший после наводнения
Фундамент дома семьи Колесниковых, уцелевший после наводнения
"Это квартира ее родителей, когда была приватизация в 1990-е, они вписали всех членов семей. Тогда же нас не спрашивали, сделали, и все", — разводит руками Денис. Колесников пытался было объяснить чиновникам, что жить на 16 квадратных метрах вчетвером невозможно, учитывая, что в квартире проживают еще и престарелые родители. Но в администрации Нижнеудинска его слушать не захотели.
"От нас отмахиваются, говорят, мол, они лишь исполняют закон", — возмущается Денис. Местные чиновники также объяснили ему: если бы собственность была меньше 15 квадратных метров (минимальная учетная норма общей площади жилого помещения), тогда он бы смог претендовать на жилье взамен утраченного. А так только через суд.
"У нас на один квадратный метр больше, вот и все. Комиссию не смутило даже то, что дом принадлежал отцу супруги. Мы строились, недавно доделали большую пристройку шесть на девять метров. Оформили документы. Я думал о будущем. Теперь его нет", — разочарованно замечает Колесников.
Сейчас семейство ютится в одной комнате у родителей. Власти выделили им единовременную выплату в размере 400 тысяч рублей, на которую они планируют купить новые вещи детям в школу, постельное белье, одежду на зиму. Только вот складывать покупки некуда.
"Дожили до таких лет, а угла своего нет. Позорище! И купить новый дом своими силами не получается: люди на чужом несчастье сейчас навариваются как могут. Если в прошлом году дом стоил 700 тысяч рублей, нынче просят полтора, а то и два миллиона", — говорит Денис. Где они будут зимовать, глава семьи пока не знает.

Спим на матрасах

Через несколько дворов от дома Колесникова, точнее — того, что от него осталось, живет семья Рамиля Киселева. Их дом единственный устоял и не уплыл во время наводнения. Впрочем, его тоже признали непригодным и подлежащим сносу. Однако Киселевы продолжают в нем жить, потому как больше негде. Семье также отказали в предоставлении жилья — у супруги Ольги есть доля в родительской квартире. С Рамилем они купили дом еще в 2004 году, когда даже не были расписаны. Их семья только создавалась, единственным собственником стала Ольга. Родился ребенок. Пока он отдыхает в лагере, а родители всячески пытаются к его возвращению сделать аварийное здание пригодным для жизни.
"Получается, у меня как бы две собственности, и по закону я не имею права на компенсацию. Зато у мужа и сына нет ничего. Они, по сути, остались бомжами. В администрации мне сказали: раз есть другая собственность и более 15 квадратных метров, вам ничего не положено. Живите там. У меня доля 39 квадратов, вот нам на них предлагают ютиться. И ладно бы, если бы это была моя квартира, там ведь живет моя мама, и она, сами понимаете, не рада таким гостям в столь преклонном возрасте", — недоумевает Ольга.
Киселевы получили 300 тысяч рублей компенсации из бюджета, на эти деньги купили стройматериалы — хватило на то, чтоб минимально восстановить покореженный дом. За утрату имущества выплатили еще по десять тысяч рублей — потратили на продукты и вещи самой первой необходимости. От горадминистрации нуждающимся тоже выделили ценный подарок — целых три матраса.

"Вот мы и спим на них, укладываем прямо на мокрый пол. Купить мебель, кровати, раскладушки не можем: пока на это денег нет. Честно признаться, наш дом устоял чудом: под полом все балки размыло, фундамент трещит. Никто не знает, когда он упадет, может быть, сегодня, когда земля начнет сохнуть, или зимой, когда замерзнет", — опасается хозяйка.

По словам Ольги, в вопросах компенсаций местные власти не учитывают человеческий фактор: к примеру, соседи, превратившие свой дом в алкопритон, скоро получат новое жилье.
"Те, кто просто пили в своих бараках, уже с сертификатами. А те, кто всю жизнь работал, чтобы купить жилье, остались ни с чем. Наверное, чиновники думают, что мы хотим на этих компенсациях разбогатеть. Почему-то никто не задумывается, что многие всю жизнь откладывали на маленькую квартиру для детей или имели долю в квартире дальних родственников. Я знаю несколько таких семей — они всего-то хотели позаботиться о своем будущем, а в итоге их дома уплыли, как и вера в достойную жизнь", — не скрывает отчаяния Ольга.
Помимо Киселевых и Колесниковых, в редакцию РИА Новости за прошедший месяц обратились еще несколько человек, оказавшихся в аналогичной ситуации: кто-то не успел оформить только что отстроенный дом в собственность, кто-то не был прописан и не может теперь отстоять свои права.

Девятьсот человек из шести тысяч

Всего во время наводнения жилье потеряли около шести тысяч семей. На момент публикации 62 процента из них подали заявления на восстановление своих прав. Всего — 3168 человек, из них 1054 получили сертификаты. Пока оплачено 53 свидетельства на 136,7 миллиона рублей. К слову, тех, кому отказали в новом жилье из-за того, что у них есть в собственности другая недвижимость, — без малого тысяча человек.
РИА Новости попыталось получить комментарий в управлении социальной защиты Нижнеудинского района, редакция хотела уточнить, каков порядок предоставления выплат. Однако по номерам, указанным на официальном сайте, никто не брал трубку.
Депутат Законодательного собрания Иркутской области, уроженец Нижнеудинска Тимур Сагдеев рассказал РИА Новости, что к нему за последние несколько недель обратились 49 пострадавших. Все задавали вопросы, связанные не только с сертификатами, но и с отказами в компенсациях за ремонт подтопленных домов. По словам Сагдеева, согласно правилам, на один квадратный метр единственного жилья, пострадавшего во время паводка, региональные власти готовы дать до шести тысяч рублей. Но если есть еще какое-то жилье, пострадавший не получит ни копейки.

"Я понимаю, что наводнение — результат стихии. Но все же власть виновата перед людьми. Чиновники не предупредили и не обеспечили своевременную эвакуацию. А сейчас разработали правила, не устраивающие людей. Это мои избиратели, я считаю, что их права нарушены. Уже в сентябре будут заморозки, а по сей день даже сметы на ремонт не составлены. Люди не понимают, как им будут компенсировать ремонт, на что дадут деньги, на что — нет", — объясняет депутат.

В Москве тоже указывали на ошибки иркутских властей, искусственно созданные ими же. Так, заместитель председателя правительства Виталий Мутко, курирующий ликвидацию последствий паводка в Иркутской области, 22 августа заявил журналистам, что руководители региона приняли дополнительные постановления к решению кабинета министров России и в итоге лишили граждан возможности получить жилье. По его словам, даже при наличии дополнительного жилья люди могут рассчитывать на новую жилплощадь, равную утраченной.
Заместитель председателя правительства РФ Виталий Мутко
Мутко призвал ускорить решение жилищных вопросов после паводка в Приангарье
А что же чиновники на местах? Губернатор Иркутской области Сергей Левченко сообщил о готовящихся поправках: вышеуказанные категории граждан тоже вскоре смогут получить жилье. Однако есть одно "но". Для этого требуется дополнительный миллиард рублей. Эти средства планируют выделить из областного бюджета. При этом Левченко рассчитывает на компенсацию федеральным бюджетом. До этого из федерального бюджета уже направили десять миллиардов рублей на восстановление жилья.
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала