Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Враги Путина внутри России — кто они

США и Евросоюз объявили своими врагами Россию и лично Владимира Путина. Но у президента России имеются противники и внутри России. О том, кто эти враги, рассказывает Владимир Лепехин.

Владимир Лепехин

11 программных указов президента
11 программных указов президентаЗаняв президентский пост в мае 2012 года, Владимир Путин подписал ряд указов об экономической и социальной политике, здравоохранении, образовании и науке, об обеспечении граждан доступным жильем и повышении качества услуг ЖКХ. Подробную информацию о майских указах главы государства смотрите в инфографике.
Ровно три года назад, 7 мая 2012 года Владимир Путин, вновь став главой государства, подписал 11 указов, направленных на экономическое и социальное развитие страны. К сожалению, к настоящему времени не все указы президента исполнены должным образом.

Эксперты видят причину неисполнения президентских указов не только в ухудшении отношений России с целым рядом традиционных партнеров, но и в нарастании конкуренции между различными "группами интересов" внутри правящего класса.

Клановая борьба внутри российских элит

Издание Foreign Policy после убийства Бориса Немцова отметило, что убийство одного из главных критиков Кремля в центре Москвы привело к открытому противостоянию в России двух "самых влиятельных кланов" России.

На самом деле, основных кланов в структурах власти России не два, а три. И борьба между ними так или иначе сказывается на динамике развития страны. Ведь там, где имеются клановые противоречия, а влиятельные "группы интересов" находятся в оппозиции к действующей власти, нередки саботаж и даже откровенное вредительство.

Если Владимир Путин возглавляет доминирующую "группу интересов", то кто представляет две другие группы во властных элитах, и чего они добиваются в своей практической политике?

Формально политическая жизнь в России представлена партиями и движениями, однако в действительности они не только не отражают подлинный расклад сил в государстве, но по существу камуфлируют его. Политические партии и парламент — некая квинтэссенция публичных настроений в федеральной и региональных элитах, своего рода телевизионная картинка, трансформированная в голоса избирателей.

Вектора же реальной политики на постсоветском пространстве определяются сегодня, в первую очередь, интересами и целями глобальных транснациональных игроков. В результате в России сформировались три основные политические силы, производные от трех главных цивилизационных векторов: либералы-западники, традиционалисты-восточники и так называемый "центр", возглавляемый Владимиром Путиным и выдерживающий баланс сил между двумя названными полюсами.

Замечу, что западники и восточники известны поименно. Но приводить здесь какие-то имена было бы неправильно: некоторые лидеры названных политических направлений подчас и не подозревают, что объективно находятся в антироссийском лагере — хотя всей своей риторикой подчеркивают обратное. Посему речь в данной статье идет лишь о трендах.

Либералы-западники

Первый внутриполитический тренд — прозападный, проамериканский. (С учетом почти тотальной американизации Евросоюза сегодня любая ориентация на Европу по сути своей и проамериканская). Представители данной "группы интересов" еще со времен Ельцина возглавляют важнейшие министерства и ведомства, в силу чего многие проекты развития в современной России или буксуют, или не могут быть реализованы по определению.

В публичном пространстве современной России западный вектор оформлен как "демократический" и "либеральный", однако любой, кто в нынешних условиях фактической войны Запада против России занимает антигосударственную позицию (а именно такую политику проводят сегодня в России многие "либералы"), — это скорее, деструктивный элемент в национальной системе выживания.

Российские либералы (как "системные", так и "несистемные") не скрывают своих намерений прийти к власти. При этом несистемные либералы способом прихода "Западной партии" (назовем её так) к власти в России считают очередную "антиимперскую" и "демократическую" квазиреволюцию, аналог киевского майдана. В то время как либералы системные, понимая, что победа Западной партии на выборах невозможна, а перспективы российского майдана весьма сомнительны, делают ставку на "аппаратный госпереворот" — продолжение инфильтрации своих адептов в органы власти.

Как бы там ни было, в случае успеха этой партии Российская Федерация наверняка будет разрушена по такой же схеме, по какой был осуществлен развал Советского Союза, поскольку будут доведены до предела монетизация социальной сферы, приватизация госактивов и последующее бегство из России "самоопределившихся" автономий. В России вновь будет разрушена значительная часть производящей экономики, включая ОПК, вновь будут свернуты и забыты национальные традиции, включая память о Великой Отечественной войне.

Понимая весь масштаб угрозы, которую несет с собой Западная партия, многие россияне все больше тянутся к "сильной руке". Отсюда — рост популярности в России второго внутриполитического тренда — антизападного.

Восточный клан

Последовательных антизападников правильнее было бы назвать Восточной партией, поскольку — в отличие от Западной партии — стремящейся влить (точнее, слить) Россию в "мировое сообщество", эта "группа интересов" видит Россию в составе Союза не-западных цивилизаций. Сами восточники, как правило, называют себя патриотами и евразийцами (в ходу также такие самоназвания, как "имперцы", "ордынцы", "национал-патриоты" и т.п.), наполняя эти термины содержанием, далеким от официально принятого.

По состоянию на начало 2015 года Восточный клан пока уступает по степени влияния Западной партии на федеральном уровне, но на региональном давно превосходит её. В частности, вокруг Восточной партии сегодня консолидируется почти вся российская Азия за исключением, быть может, Чечни и Ингушетии.

Конспирологи и некоторые экономисты полагают, что если западников в России поддерживает Госдеп США и зависимые от него чиновники ЕС, то восточный вектор получает все большую поддержку от условных "ротшильдов" (мирового банкирства) через Гонконг и Пекин, а также от стран мусульманского Юга.

Некоторые политические эксперты называют Восточную партию "шестой колонной" и считают, что она — как и "пятая" — саботирует выполнение многих решений президента и под предлогом борьбы с коррупцией расчищает пространство государственного управления для представителей своего клана.

Существует мнение, что приход к власти в России "ордынцев" вполне реален, так как воспринимается и в элитах, и в народе как оптимальный ответ на попытку осуществления в Российской Федерации очередной "оранжевой революции". Ну а на Западе выгодно считать, что "авторитарный поворот" в России вот-вот совершит сам Путин.

Насколько конкурентоспособна "Партия центра"?

Владимир Путин на II Медиафоруме Правда и справедливость. Архив
Биография Владимира Путина7 мая 2000 года состоялось первое официальное вступление Владимира Путина в должность президента РФ.
Получается, что опасность подстерегает президента России и его ближайшее окружение не только со стороны Запада, но и со стороны Востока.

И с той, и с другой стороны сегодня немало недовольных политикой руководства страны: либералы недовольны тем, что Россия якобы скатывается в авторитаризм, традиционалисты, напротив, — тем, что президент страны "чересчур либерален", а Россия "слишком сильно "прогибается" под Запад.

Понятно, что глава государства — не червонец, чтобы нравится всем, включая сверхактивные меньшинства. Согласно Конституции, его миссия — обеспечивать в обществе баланс сил, опираясь на мнение большинства населения. К сожалению, право-левые меньшинства сегодня все больше радикализируются и — подталкиваемые извне — сливаются в единый антигосударственный коктейль, как это обычно и происходит на разных майданах и в преддверии "аппаратных госпереворотов".

Избавиться от крайностей в политике не просто: любая попытка нажима власти вправо или влево чревата потерей равновесия. Вот почему глава государства удерживает группу политического "центра" от жестких шагов в отношении любой оппозиции.

Вместе с тем, помимо тактики компромиссов, существует и другая тактика — укрепления собственно "центра", превращения его из аморфного пространства между правыми левыми радикалами в твердую опору для сил развития. Опыт показывает: когда "центр" пассивен, радикалы могут занять все политическое пространство. Но чем активнее "центр", тем меньше места в обществе для радикальных сил.

В статье "Хук слева, или Главное оружие России в борьбе против Запада" я описывал схему, предполагающую активизацию политического "центра" — партии, которая олицетворяла бы собой не европейский, не азиатский, а свой собственный и самостоятельный путь развития Российской Федерации. И, судя по всему, такая партия (в широком смысле этого слова) сегодня формируется, наполняясь структурами и политиками, нацеленными на так называемое "цивилизационное" и суверенное развитие России и Русского мира.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала