Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Как России выбраться из тисков Запада и Китая

У России есть все возможности, чтобы её территория была не пространством транзита между Европой и Китаем, но важнейшим активом и ресурсом развития, - считает Владимир Лепехин.

Владимир Лепехин

В текущем году Россия оказалась отрезанной от Центральной и Западной Европы кордоном проамериканских и русофобских стран (государства Прибалтики, Польша, Молдова, Украина, Румыния и Болгария), в силу чего проект Большой Европы блокирован всерьез и надолго.

Поднятие российского флага на церемонии открытия Дня России на Всемирной универсальной выставке ЭКСПО-2010 в Шанхае. Архивное фото
Госсовет КНР: Россия станет страной-учредителем AIIB 14 апреляРоссия и Финляндия станут странами-учредителями банка 14 и 12 апреля соответственно, говорится в сообщении Госсовета КНР. Согласно информации, заявки от России и Финляндии поступили 30 марта, за день до истечения срока подачи.
Не идеальны отношения России и с восточным соседом — Китаем. Некоторым политикам нравится считать нашу страну "старшей сестрой" Китая (замена статуса "старшего брата"), однако нередко наша страна похожа на бедного родственника. Так, вчера китайские СМИ сообщили, что руководство Китая согласилось с ПРОСЬБОЙ правительства РФ войти в состав учредителей Азиатского банка инфраструктурных инвестиций наряду с более чем тремя десятками других стран.

Место России в мировой экономике

В условиях холодной войны и, следовательно, предельной концентрации усилий в сфере экономики наша страна могла конкурировать с Западом на нескольких приоритетных для себя направлениях. Главной сферой конкуренции Россия видела ВПК, отсюда и наши достижения в космосе, и атомная энергетика, и машиностроение.

Либеральные реформы конца 20 века — при том, что их сторонники уповают на конкуренцию как на двигатель прогресса, — на деле практически вывели Россию из мирового конкурентного процесса, заставив правящий класс встраиваться в западную экономическую систему на её условиях.

Всю последнюю четверть века Россия утверждалась в качестве поставщика сырьевых ресурсов. Причем, под ресурсами следует понимать и людей: не секрет, что самые квалифицированные кадры (ученые, конструктора, технологи, медики и т.п.) продолжают — при наличии такой возможности — покидать страну.

Одновременно Россия стала крупнейшим импортером разнообразной продукции из Европы. Очевидно, что формула — "товары и оборудование в обмен на сырье" (характерная для взаимоотношений нашей страны и с Западом, и с Востоком) нашей стране объективно не выгодна. В этом смысле экономические санкции Запада следует рассматривать не просто как стимул для импортозамещения, но как повод для смены модели экономического развития страны.

Взгляд на Россию со стороны Запада

Конкурируя с Западом, СССР первым запустил космический спутник, однако США ответили развитием кибернетики и массовой компьютеризацией.

Разница между этими двумя типами технопрорывов состоит в том, что наши достижения стали следствием развития оборонного комплекса, в то время как основным заказчиком инноваций в киберпространстве стал массовый пользователь. Государство как потребитель не может конкурировать с массовым потребителем — это хорошо знают на Западе, а потому расчет на действенность экономических санкций по отношению к России и верен, и ошибочен. Он ошибочен в том смысле, что санкции не разрушат действующую в нашей стране модель экономики, но верен в том смысле, что санкции блокируют рост конкурентоспособности России на западных рынках.

Запад давно определился со своим местом в мировой экономике: он специализируется на производстве товаров с высокой добавленной стоимостью и качественных услуг — в том числе — в сфере образования, медицины, туризма и т.п.

В этом смысле Евросоюз заинтересован в том, чтобы в России не было качественного образования, квалифицированной медицины, статусных учреждений культуры и т.п. — за знаниями, здоровьем и впечатлениями россияне должны ехать в Европу.

Россия должна быть поставщиком сырья и рынком для европейских товаров и услуг (см. выше) — вот навязываемая нам формула взаимоотношений. И это первый и главный аргумент в пользу необходимости скорейшей смены Россией модели экономического развития.

Взгляд на Россию со стороны Китая

Китай давно стал мировой фабрикой по производству товаров массового спроса. В этом смысле ему, как никому другому, необходимы не только дешевое сырье, но также масштабные рынки сбыта и сопутствующая инфраструктура транзита товаров к этим рынкам.

На состоявшемся в минувшие выходные Азиатском экономическом форуме Китай вновь озвучил свою стратегию на ближайшие годы. В частности, проект "один путь — один пояс" предполагает формирование транспортной инфраструктуры, призванной потянуть за собой развитие целой группы новых технологий, связанных с развитием водородного, вакуумного и магнитного транспорта, новой энергетики и т.п.

Формирование такой глобальной инфраструктуры должен обеспечить Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (AIIB) — как новый финансовый центр и инвестиционный инструмент.

Вид на город Пекин. 2014 год
Итальянский политолог: центр мировой экономики смещается на ВостокПрисоединение европейских стран к работе созданного Китаем Азиатского банка инфраструктурных инвестиций идет вразрез с планами Вашингтона. Оно показывает, что соотношение сил в мире начинает меняться, считает итальянский политолог Тиберио Грациани.
Транспортно-логистические амбиции Китая ошеломляют Запад, который не может позволить себе что-либо подобное. Ошеломляют они и Россию, поскольку реализация проекта Великого шелкового пути через Казахстан фактически ставит крест на перспективах развития Транссибирской магистрали и даже возможно Северного морского пути.

Более того, Россия не видится в этом проекте равноправным участником и партнером Китая (во всяком случае — пока). И для КНР она остается поставщиком сырья и кадров (половина Новосибирского академгородка уже работает в технопарках Китая), которому будет позволено, в лучшем случае, подвести свои транспортные магистрали (в качестве ответвлений от основных транспортных артерий Евразии) для доставки сырья к месту их переработки — то есть в Китай и на подконтрольные ему территории.

Для Китая Россия не интересна даже как рынок — в сравнении с, например, рынками США и Европы, где объем потенциального спроса на товары массового потребления в совокупности выше почти в 30 раз.

Сегодня Китай, как и США, начал борьбу за рынки Европы. И если Украина — нацеленный на Россию штрафбат, за спиной которого стоят американские автоматчики, то Россия — призванный отбивать атаки Запада передовой редут, за спиной которого стоят китайские контролеры.

Место России в новой экономике

Главная проблема российской экономики состоит в том, что несмотря на приватизацию и монетизацию большей части субъектов экономической деятельности, сама модель этой деятельности с советских времен почти не изменилась, оставшись сверхзатратной, неэффективной, олигархичной, монополистичной и сориентированной на экспорт сырья и импорт всего остального.

Более того, в условиях зависимого рынка подобная экономическая модель подразумевает тотальную коррупцию и вывоз за рубеж всего ценного (капиталов, мозгов и проч.) и в этом смысле она куда порочнее советской. До российских чиновников только сейчас начинает доходить, что действующая модель экономики не конкурентоспособна и неустойчива, а потому требует замены.

По мнению советника РФ Сергея Глазьева, смена экономической модели должна быть связана, в первую очередь, с усилением регулирующей роли государства, которое должно стать заказчиком и гарантом перехода российской экономики на уровень 5-го и 6-го экономических укладов.

С моей точки зрения, подобный подход не обеспечивает смену модели и связан больше с восстановлением ряда управленческих принципов, характерных для советской плановой экономики.

Здание Президиума Российской академии наук на Ленинском проспекте, архивное фото
РАН поддерживает проект по созданию Трансевразийского пояса развитияТрансевразийский пояс развития (ТЕПР) должен стать зоной развития транспортной, экономической и информационной инфраструктуры, простирающейся через всю Евразию.
Еще один подход предполагает обеспечение экономического рывка путем реализации "локомотивных" проектов, например, с запуска территорий опережающего развития (ТОР) и Трансевразийского пояса развития (ТЕПР) вдоль Транссиба. Полагаю, что и эти проекты обречены на сверхзатратность и неэффективность в нынешней чрезвычайно жесткой общемировой ситуации, поскольку не являются элементами системной — в масштабах всей страны и ЕАЭС — модернизации.

Уверен: для смены экономической модели необходимо фундаментально изменить саму структуру хозяйственной деятельности так, чтобы она, с одной стороны, стала неотъемлемой частью мировой экономической системы, с другой — её суверенной и конкурентоспособной частью.

А это значит, что модернизация должна быть направлена не только на подъем отдельных регионов, пусть даже перспективных, или отдельных отраслей, пусть даже сверхтехнологичных, но на трансформацию всей экономики в масштабах всей страны. Что, в свою очередь, подразумевает и модернизацию отношений собственности, и принципиально иной принцип функционирования госкорпораций и муниципальных предприятий, и новые стимулы трудовой деятельности, и оптимальное размещение производительных сил, и проведение эффективных демографической и образовательной политик.

Принципиально новые экономические отношения — вот тот инструмент, который позволит России вырваться из тисков Запада и Востока.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала