Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Киев. За что идут городские бои?

Задача Януковича похожа на ту, которая стоит перед его оппонентами на Майдане: дотянуть до выборов и минимизировать потери, считает Вадим Дубнов.

Вадим Дубнов, политический обозреватель РИА Новости.

Ситуация в Киеве
Кто выйдет победителем из киевских "распасов"В украинском противостоянии победит не тот, кто реализует безошибочный план, а тот, кто умудрится ошибиться хотя бы на один раз меньше конкурента, считает Константин Богданов.
В Киеве, напротив стадиона "Динамо", с утра продолжали дымить шины, город – по-прежнему в тревожном ожидании и подводит итоги того, что происходило накануне. День, который должен был отмечаться как праздник соборности Украины (22 января), оказался пока самым напряженным в противостоянии власти и оппозиции. При этом по итогам столкновений в центре Киева ни одна из сторон не добилась видимого преимущества, и воплощением этого нестабильного равновесия становится все более странное сражение на улице Грушевского, которое продолжается уже пятый день.

За что воюют у стадиона "Динамо"?

С военно-тактической точки зрения площадь у стадиона отнюдь не является тем плацдармом, контроль над которым обеспечивает решающее преимущество.

И если милиция и спецназ хотя бы обороняют то, что должны оборонять – правительственный квартал – то упорство атакующих объяснить труднее.

Прорваться к правительственным зданиям им не удастся, а удерживать линию обороны в изрядном отдалении от Майдана и его ресурсов явно затруднительно.

"Беркут" раз в несколько часов оттесняет атакующих на Европейскую площадь с таким размахом, будто, не собираясь останавливаться, вот-вот устремится при поддержке бронетехники зачищать Майдан. Но вместо этого раз за разом возвращается на исходные позиции у стадиона "Динамо", куда снова подтягиваются оппозиционеры, и все начинается сначала.

Снижать градус заявленной решимости атакующие себе позволить не могут, и единственное место, где эту решимость можно проявить, власть им таким образом назначила сама – все на той же улице Грушевского, где продолжается противостояние, которое ничего не решает.

Кто кидает камни?

По ставшему общепринятым мнению, битву с властью ведут радикалы, прежде всего, из "Правого сектора", объединившего разношерстную националистическую, порой откровенно нацистскую публику из разных объединений, как неформальных, так и вполне официальных, вроде УНА-УНСО.

Первые стычки с милицией происходили, действительно, по их инициативе. Но чем больше стороны втягивались в противостояние, тем меньше было шансов остаться в стороне и у других участников Майдана, особенно молодых, никакого отношения ни к националистам, ни к радикалам не имевших.

При этом активных участников немного – несколько сотен, сменяющих друг друга.

Те десятки тысяч, которые приходят на Майдан, привлеченные жизнерадостностью его протестного хэппенинга, не подписывались на махновщину и ненависть.

Теперь же они вынуждены преодолевать свою неприязнь и к националистам, и к запаху горящей резины, поскольку по другую сторону баррикад – власть, которая, с их точки зрения, все равно хуже.

Может быть, поэтому, как рассказывают источники на Майдане, уже на второй день противостояния в руководстве Майдана было принято решение больше не называть тех, кто ведет бой с "Беркутом", радикалами и провокаторами, как это было в начале противостояния на Грушевского.

Михаил Ростовский
Украина: европейская мечта или европейский кошмар?Решив, что для достижения европейской мечты все средства хороши, украинская оппозиция фактически предала эту самую мечту, считает Михаил Ростовский.
Потеряла ли оппозиция контроль над Майданом?

10 лет назад, в "оранжевую" революцию, властная команда Леонида Кучмы силовому противостоянию с Майданом предпочла политическое решение. Для нее оно закончилось поражением, но для страны в целом – постепенной политической трансформацией, которая, впрочем, в итоге привела к власти Виктора Януковича.

Последний по отношению к своему Майдану избрал совсем другую тактику: позволил ему на время быть параллельной политической реальностью. Игнорируемый властью и превращающийся в рутину, как, видимо, полагала власть, он должен был постепенно выдохнуться – от холода, усталости и ощущения своей политической бессмысленности.

Так оно, возможно, и случилось бы, если бы власть сама не обостряла ситуацию. Причем дважды: 30 ноября, когда на уставшем и замерзшем Майдане были жестоко разогнаны студенты, и 16 января, когда самым вызывающим для оппозиции образом были приняты законы, карающие ее деятельность на площади.

Ситуация в Киеве
Третий день беспорядков на Украине: Киев в огне. Фоторепортаж РИА Новости

Когда все началось на Грушевского, тезис о том, что оппозиция полностью потеряла контроль над происходящим, стал общим местом. На самом деле, оппозиция никогда и не пыталась ничего контролировать.

Олег Тягнибок, Виталий Кличко и Арсений Яценюк представляли Майдан лишь по факту своего лидерства в оппозиционных парламентских фракциях, но никак не по причине их единодушной избранности или политического горения.

Для них самих необходимость становиться вожаками стала не просто неожиданностью, но и вынужденным фальстартом, поскольку подобное уличное развитие событий предполагалось не сейчас, а через год, на президентских выборах.

Поэтому у них и не могло быть никакой программы действий для Майдана, кроме призывов продолжать стояние. В их положении просто не было перспективных решений.

Николай Азаров. Архивное фото
Азаров: урегулировать ситуацию на Украине можно на основе компромиссаВместе с тем, премьер подчеркнул, что правительство категорически не воспринимает антиконституционные действия, которые совершаются в Киеве и которые также не поддерживает подавляющее большинство граждан Украины.
С одной стороны, Майдан – это предвыборная кампания. С другой стороны, в их исполнении она с каждым днем выглядела все более неэффективной, и кандидаты в кумиры, не предлагавшие интересных предложений, все более теряли лицо.

Пытаясь соответствовать своему лидерскому статусу, они делают обреченные и запрограммированные шаги: провозглашают параллельные органы власти и объявляют Януковичу 24-часовой ультиматум.

Но состязаться с радикалами в радикализме бессмысленно, единственным способом перехватить у них инициативу сегодня становится только одно: остановить противостояние, в котором уже пролилась кровь. Или хотя бы проявить себя в этой попытке всерьез.

Поэтому им нужны переговоры с властью, причем не с секретарем Совбеза или министром юстиции, а с самим Януковичем.

И Янукович откликается. Ему тоже нужны переговоры.

Президент Украины Виктор Янукович, архивное фото
Политолог: раскол на Украине работает на ЯнуковичаПотеря лидерами оппозиции контроля за собственными радикалами привела к тому, что они перестали быть интересны в качестве партнеров по переговорам для власти, считает политолог Глеб Павловский.
С 2015-м в голове

Украинская власть пока не выказывает признаков паники или растерянности. Однако и она несет серьезные политические потери, увеличивающие и без того серьезные политические риски.

Предположение о том, что на обострение с принятием законов 16 января она пошла сознательно, чтобы спровоцировать оппозицию и потом, в контрнаступлении, избавить себя от Майдана, не подтверждается: даже после формального получения права на такое контрнаступление власть не рискует им воспользоваться.

Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу. Архивное фото
ЕС предупредил Януковича о возможной реакции на события на УкраинеПредседатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу в телефонном разговоре с президентом Украины заявил, что ЕС рассмотрит ответные действия, если ситуация в стране не стабилизируется, и призвал Януковича к диалогу с оппозицией.
Для Януковича цена победы в 2015 году, возможно, гораздо выше, чем для его оппонентов, которые еще несколько месяцев назад сами не числили себя в фаворитах. Президент в украинской олигархической модели, теряя власть, теряет все, рискуя при этом, кстати, и личной безопасностью.

И сегодня в разгар кризиса, он, с одной стороны, должен убедить крупный бизнес, что его рано сбрасывать со счетов. С другой стороны, беспримерная жесткость по отношению к Майдану может быть воспринята этим бизнесом как анонс жесткости по отношению к нему самому, потому что откуда еще возьмет деньги власть после того, как от нее отвернется Запад, и очень жесткие условия будет ставить Восток?

Виза в США, архивное фото
США аннулировали визы ряду украинских чиновниковАмериканские власти считают их причастными к применению силы против демонстрантов в ходе беспорядков в Киеве.
Серьезный конфликт с Западом для президента Украины опасен и по другим причинам. Даже на восточной Украине избиратель отнюдь не так однозначно мечтает о Переяславской Раде-2, как принято считать многими в России. А санкции, которые вот-вот обрушатся на украинскую элиту, тоже могут оказаться для нее сигналом к поиску политических альтернатив.

Возможно, задача Януковича где-то похожа на ту, которая стоит перед его оппонентами на Майдане: дотянуть до выборов и минимизировать потери. Для президента Украины это означает сохранить возможность административного ресурса, без которого виды на победу, как уверяют социологи, весьма призрачны.

Соответственно, оппозиционеры видят свою задачу не в том, чтобы свергнуть Януковича сегодня, а в том, чтобы ослабить его настолько, чтобы его шансы на выборах – в том числе и на любое выборное лукавство – были минимальными.

Точка соприкосновения между властью и оппозицией при таком раскладе только одна: остановить жесткое противостояние.

Рекомендуем
Первый президент Украины Леонид Кравчук
Кравчук рассказал о "встрече" Гитлера и Сталина во Львове
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала