Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Кризису пять лет, а виноватых нет, и будущее ясней не стало

Дмитрий Косырев разбирается, куда завел наш мир финансово-экономический кризис пять лет спустя после банкротства Lehman Brothers.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель РИА Новости.

Это было пять лет назад – 15 сентября 2008 года подал бумаги на банкротство американский инвестиционный банк Lehman Brothers, и с этого финансово-экономический кризис начал шествие по планете. Самое интересное из того, как отмечают сегодня это событие "на родине героя", в США – это уверенность, что речь о каком-то эпизоде из древней истории, а в целом-то дела идут хорошо. Нет речей, звучавших в 2008 году, где говорилось, что мы только в начале глобального катаклизма, который изменит мир до неузнаваемости.

Может быть, дело в том, что комментируют именно эту дату — падение Lehman Brothers — почему-то собратья-финансисты и близкие им по мышлению.

И никто не ходит в кандалах

Это очень по-человечески – жаждать крови, то есть считать, что у каждой проблемы есть имя и фамилия, и если носителя таковых наказать, то это будет правильно и спасет от будущих подобных историй. Так что сегодня многие американцы интересуются, что же в итоге стало с топ-менеджерами того самого Lehman Brothers.

А ничего. И не только с ними. Один из блогеров Washington Post будоражит публику: хотите посмотреть на список всех, кто тогда неверными решениями довел свои компании-гиганты до многомиллиардных убытков и попал за это "в оранжевый комбинезон и кандалы"? Вот, смотрите: в списке ноль имен.

Вообще-то прокуратура работала не покладая рук, но в тюрьму попали фактически только Берни Мэдофф и еще несколько подвернувшихся под руку откровенных жуликов, которые к кризису имеют побочное отношение.
Но после долгих разбирательств и судов ничего не произошло с менеджерами Lehman Brothers, или Merrill Lynch, или Citigroup. Потому что неудачное финансовое решение – не преступление. То есть каждый из выводка мощных финансовых групп с капиталом как бюджет немаленького государства делал тогда то, что был обязан делать по всем правилам игры. В том числе — говорил, что у него все хорошо.

Да, а что касается "имени и фамилии", то человека, которого кому-то очень хочется посадить прежде всех прочих, зовут Ричард Фалд: это он привел Lehman Brothers на рифы банкротства. Но ему за это ничего не было. Отдыхает.

Итак, финансисты не виноваты. А как насчет правительства, то есть Джорджа Буша и его администрации? Тут можно порекомендовать познавательный материал о том, что было бы, если бы власти тогда, в самые первые дни кризиса, вели себя по-другому. Ведь никто в Вашингтоне не мешал Lehman Brothers банкротиться. Подумаешь, проблема – активы на сумму 503,5 миллиарда долларов, а заявленный долг – 613 миллиардов. Проигравший должен уйти, это полезно для экономики.

Это уже потом – со второй, между прочим, попытки – Конгресс дал администрации нужные рычаги для спасения массы пострадавших, потом из Европы раздался коллективный вой с требованием "обуздать американских безумцев, губящих мир", потом создалась "большая двадцатка" — 20 ключевых экономик мира, координирующих свои усилия по борьбе с кризисом…

В январе 2009 года на пост заступил "кризис-менеджер" Барак Обама, который совместно с коллегами из других стран начал заливать пожар деньгами, иногда доводя дело до фактической национализации. Хотя, надо признать, и республиканцы Буша уже в октябре были не настолько республиканскими (то есть сторонниками свободы рынка), как еще месяц назад.

Мир все-таки сотрясается

Классическое сравнение кризиса 2008 года с "Великой депрессией" 1929 года, конечно, показывает, что в этот раз мы все стали умнее, и кризис совместными усилиями придушили более или менее успешно. Тогда он тоже был всемирным, но дела у всех, от США до последней британской колонии (чей каучук или сахар стали никому не нужны), шли намного хуже, чем сейчас. Такая же классика – говорить, что завершился тот кризис лишь с помощью Второй мировой войны.

А закончен ли он сейчас? Если уж следовать этому сравнению, то через пять лет после 1929 года, то есть в 1934 году, тоже казалось, что худшее позади, антикризисные программы нового президента – Фрэнклина Рузвельта – начали работать, а война… о какой войне вообще говорить?

Ранние признаки надвигающегося кризиса
Ранние признаки надвигающегося кризисаЭкономический или финансовый кризис - словосочетание, справедливо ассоциирующееся с финансовой нестабильностью и отсутствием уверенности в будущем. Как распознать признаки надвигающихся экономических потрясений, узнайте из инфографики.
Но, так или иначе, будем исходить из простой истины – что перемены есть и будут даже помимо кризиса, поскольку "как раньше" не бывает никогда; и еще заметим, что перемены после начала Великой депрессии были скорее политические. Изменилась расстановка сил в мире, поскольку мир этот раскачала обрушившаяся экономика. Ну, и еще – тот кризис странным образом совпал с бурной технологической революцией, чего вроде бы сейчас нет…

А вот как раз есть. Как минимум есть информационная революция, интернет-революция. Более того, считают, что она-то и привела к кризису (правила и привычки в финансовой отрасли не были рассчитаны на неожиданно возросшие информационные возможности), и последовавшие финансовый, а затем и экономический кризис — всего лишь часть куда более широких и глубоких процессов.

Какие они? Буквально наугад вылавливаем из множества только что вышедших и отрецензированных книг вот эту – "Демократия в отступлении. Бунт среднего класса и всемирный упадок репрезентативных правительств" Джошуа Куртанцика.

Книга о том, что если в 30-е годы демократия лишь "спотыкалась", то сейчас она отступает по всему миру, причем в ключевых странах, влияющих на соседей. И, вроде бы, причем здесь кризис? Если, конечно, не говорить об очевидном – ничего неизменного не бывает, демократическая форма управления сегодня не та, что 50 лет назад, и еще через 50 лет будет какой-то другой. А выход на ведущие в мире роли новых держав, конечно, принесет здесь много неожиданностей для классического "западника".

Но в сочетании с бунтом среднего (я бы поправил: нижней части среднего) класса, бунтом, который не в России начался – получается интересно. Опять же революционная глобальная ситуация, спровоцированная информационной революцией.

И результаты не везде, мягко говоря, приятные, как показывает автор: демократия в результате получается не та, что ему хотелось бы. То есть распространить всяческие экстремистские идеи насчет новых ценностей нового глобализованного и космополитичного сословия – это сейчас быстро, поднять людей на бунты – тоже. Пролетариату в прежние эпохи такие возможности и не снились. И похоже, что тут другое лицо все того же глобального кризиса.

Что касается хороших новостей, то — да, нынешний кризис изменил расстановку сил в мире, влияние Запада ослабло, Востока – возросло, но пока что, в отличие от 30-х годов прошлого века, все происходит мирно и плавно.

Хотя… Восток – он большой, и то, что сейчас арабы устраивают вокруг Сирии и Ирана, а раньше Ливии и прочих, наводит на неприятные параллели с неожиданным для всех в 30-е годы взлетом напористости Германии и Японии.

Но Ричард Фалд и Lehman Brothers в этом уж точно не виноваты.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала