Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Итоги, мнимые сенсации и уроки выборов мэра Москвы

Константин Богданов и Сергей Петухов пытаются осмыслить произошедшее на выборах столичного градоначальника.

Константин Богданов, Сергей Петухов, обозреватели РИА Новости.

Кампания по выборам мэра Москвы закончена. Ее главные итоги: врио мэра Сергей Собянин с незначительным перевесом побеждает в первом туре, а его основной оппонент Алексей Навальный набирает неожиданно высокий процент голосов. Ни первого, ни второго не ожидали ни эксперты, ни социологические службы.

Как такое получилось, и какие уроки из этого могут извлечь участники, власть, оппозиция и рядовой избиратель?

Куда делись избиратели Собянина?

Первое, на что обратили внимание наблюдатели, — сенсационно низкая явка. Второе — процент действующего градоначальника: Юрий Лужков, напомним, получал по 70-75%. И это не следствие какого-то феерического успеха оппонентов Собянина. Просто лояльный консервативный московский обыватель — базовый электорат Юрия Лужкова и, как предполагалось, базовый электорат Собянина — не пошел голосовать за "своего" кандидата.

Не поможет тут и популярное объяснение низкой явки на редкость честными выборами. Да, нынешнее голосование, судя по отзывам с мест, велось не в пример прозрачнее предыдущих аналогичных. Но даже если допустить очистку московских выборов 2013 года — в сравнении с 2003 и 1999 годами — от фактора "административного ресурса", то остается почти клинический факт: невозможно никакими предположительными фальсификациями и накрутками объяснить, что Лужков дважды получал более трех миллионов голосов москвичей, в то время как результат Собянина едва превысил 1 млн.

Выборы мэра Москвы
Что повлияло на явку на выборах мэра МосквыПочему большинство москвичей не пошли на выборы мэра, несмотря на интересную кампанию и необычный выбор кандидатов? - задает вопрос Сергей Петухов.
Почему московский обыватель показал власти такую фигу в кармане, не вставая с дивана, — вопрос отдельный. Возможно, это означает, что пик мобилизации так называемого "консервативного морального большинства", о котором много говорили в 2012 году, пройден, а региональная повестка (даже такая бурная, как столичная) совершенно не способна сподвигнуть лояльных горожан на гражданское волеизъявление — в отличие от протестного электората.

Откуда взялись избиратели Навального?

Строго говоря, ниоткуда, они здесь были всегда. Набранная им сенсационная на первый взгляд цифра в 27 с лишним процентов, с запасом перекрывшая даже самые смелые прогнозы политологов, на самом деле, впечатляет лишь на базе низкой явки.

За Навального в воскресенье проголосовало около 630 тысяч человек. Это с хорошей точностью воспроизводит типовой результат второго кандидата на прежних московских выборах за последние 15 лет. Для сравнения: в 2003 году Александр Лебедев получил 500 тысяч голосов, а Сергей Кириенко в 1999 году — 511 тысяч.

Как проголосовала Москва
Как проголосовала Москва

Только вот относительный результат Лебедева и Кириенко дал всего 11-12% на фоне трех с лишним миллионов голосов, оба раза подававшихся за Юрия Лужкова. На фоне 1,2 млн у Собянина точно такая же цифра чисто психологически выглядит по-другому.

В этом, по сути, разница подходов двух команд. Традиционная попытка власти сыграть на понижение явки не сработала. Навальный сумел накачать и мобилизовать свой ядерный электорат на участки — а Собянину этого в полной мере не удалось.

Показанный Навальным результат близок, по-видимому, к предельному уровню поддержки — особенно при сохранении этим политиком нынешнего стиля и риторики. Для дальнейшего количественного роста базы поддержки ему необходимо строить мосты к другим социальным корпорациям, которые пока даже в вольнодумной столице воспринимают бодрого интернет-трибуна весьма настороженно.

Что в этих цифрах для Собянина?

Будь в Москве второй тур 22 сентября, Собянин, скорее всего, выиграл бы его, не особо напрягаясь, так как электоральная база Навального исчерпана — в отличие от базы Собянина. И, к слову, такой сценарий укрепил бы московскую власть куда сильнее, чем зыбкая победа в первом туре.

Многие склонны считать, что 1,2 млн голосов — это слишком мало, чтобы считать позиции Собянина по-настоящему крепкими. Ведь, скажем, на президентских выборах Михаил Прохоров — куда более расплывчатый, неконкретный и системный, чем Навальный, но ставший фокусом протестного голосования в столице — получил 870 тысяч голосов. А за Юрия Лужкова, напомним еще раз, голосовало по три и более миллионов москвичей.

Если же рассматривать эти выборы как потенциальную заявку Собянина на лидерство на федеральном уровне, то следует признать, что такое выступление вряд ли можно считать значительным усилением.

Итоги и уроки выборов для власти

Сергей Собянин
Биография Сергея СобянинаСергей Собянин набрал 51,37% на выборах мэра Москвы, сообщил Мосгоризбирком после подсчета 100% протоколов. Явка избирателей составила 32,07%.
Главным итогом здесь является то, что в мятежной Москве победил кандидат Кремля. Собянин, конечно же, шел на выборы как самовыдвиженец, но, напомним, что он остается членом Высшего совета "Единой России", а до недавнего времени возглавлял ее московское отделение.

Причем кандидат Кремля победил в невиданных прежде прозрачных условиях электорального процесса. Тем самым федеральная власть показала, что даже в сложных и скептически настроенных мегаполисах она способна добиваться своего.

Это хороший признак запаса прочности политической машины, и в данном случае неважно, чем он обеспечен: силой и популярностью предложенных провластных кандидатов или же слабостью и дезорганизованностью альтернативных политических сил.

Однако широкое внедрение московского опыта может породить целый ряд проблем. С одной стороны, власти придется радикально усилить конкурентоспособность своего кадрового резерва, который несколько расслабился за время отсутствия прямых губернаторских выборов и повсеместного сокращения числа прямых выборов мэров.

В противном случае на одном только тезисе "реальной работы" можно далеко не уехать, а электорат "на безрыбье" легко может навыбирать на региональные и муниципальные должности кучу традиционного с 1990-х годов мусора — от бестолковых политиканов до откровенного криминала.

Кандидат в мэры Екатеринбурга Евгений Ройзман в своем предвыборном штабе
Победа Ройзмана: новый мэр Екатеринбурга — мастер противостоянийСпецкор РИА Новости Дмитрий Виноградов рассказывает о своих впечатлениях от выборов мэра уральского мегаполиса.
С другой стороны, московские выборы показали всю сложность управления непокорными "миллионниками", но в тени Москвы остался более яркий пример — Екатеринбург, где Евгений Ройзман выигрывает выборы у единоросса Якова Силина. В 2012 году аналогичный фокус в Ярославле с разгромным счетом провернул Евгений Урлашов.

То есть реальное усиление политической конкуренции, с одной стороны, укрепляет политическую машину как механизм, но, с другой стороны, способно ослабить достигнутые в ней позиции партии власти и сформировать альтернативные центры силы, и в этом кроются риски для федеральной элиты.

Итоги и уроки для Алексея Навального

Навальный на этих выборах электорального чуда не явил. Как мы уже отметили, он грамотно и дотошно собрал и привел на выборы свой электорат, не продемонстрировав по-настоящему грозного уровня поддержки в абсолютных числах.

Однако сама медийная обвязка выборов, неожиданно низкий процент Собянина и красивые цифры относительных процентов сделали свое дело: Навальный успешно оформил заявку на участие в федеральной системной политике. По сути, он с блеском (хоть и не все в этой части зависело лично от него) добился главного — заметного второго места с серьезным отрывом от прочих конкурентов.

И вот тут мы опять возвращаемся в исходное положение — к так называемому делу "Кировлеса". Мы и раньше отмечали, что разбирательства вокруг вятских дров излишне политизированы с обеих сторон и вызывают ненужную нервозность. В условиях же, когда рассматриваться будет не просто дело какого-то гражданского активиста, а человека, который чуть было не перевел московские выборы во второй тур, отрешиться от политической составляющей будет еще сложнее. По сути, всем лицам, заинтересованным в "кировском" сюжете, придется принимать очень непростые решения. 

Уроки для рядового избирателя

К итогам московских выборов полезно присмотреться и рядовым избирателям, причем не только в столице. Даже в Москве, где протестные настроения на выборах обычно выше, чем в провинции, результат, запланированный властью, был достигнут без видимого напряжения — при электоральной апатии лояльного к власти большинства. 

Оппозиционный электорат, который, судя по результатам выборов, участвовал в выборах гораздо активнее, имеет возможность достаточно точно оценить собственный потенциал и заодно — запас прочности нелюбезного ему "режима".

Полтора процента голосов, отделившие Собянина от второго тура, естественно, не гарантировали бы победу во втором туре Навальному, скорее всего, в конечном итоге все равно победил бы Собянин. Но тогда власти, вероятно, пришлось бы всерьез заняться мобилизацией своего ядерного электората на выборы. Или же рисковать остаться во втором туре с тем же неполным миллионом голосов.

Таким образом, рядовой избиратель в Москве может примерно прикинуть цену своего голоса. Она еще недостаточно высока, чтобы все бросить и бежать на выборы. Но уже приближается к критической цене, когда дальнейшая девальвация своего активного избирательного права путем неучастия в голосованиях может реально повлиять на итоги выборов.

Говоря проще, не стоит недооценивать свое участие в голосовании даже при кажущейся тиши и благодати, именуемой в политлексиконе "стабильностью" и "поступательным развитием".

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала