Рейтинг@Mail.ru
Антибиотики в России: абсолютное такое средневековье? - РИА Новости, 01.03.2020
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Супертег Наука 2021январь
Наука

Антибиотики в России: абсолютное такое средневековье?

Читать ria.ru в
Александр Флеминг, 85 лет назад открывший первый антибиотик - пенициллин, предвидел проблему лекарственной устойчивости. Интересно, как бы Флеминг отнесся к тому, что, пока весь мир с растущей тревогой читает новости об устойчивости к антибиотикам, почти 9 из 10 россиян поступают ровно так, как он запрещал.

МОСКВА, 3 сен — РИА Новости. Как известно, Александр Флеминг, 85 лет назад открывший первый антибиотик — пенициллин, предвидел проблему лекарственной устойчивости. "Неразумный человек может легко принять меньшую дозу, чем нужно, и, подвергнув свои микробы несмертельному количеству препарата, сделать их устойчивыми", сказал Флеминг в своей нобелевской лекции.

Интересно, как бы Флеминг отнесся к тому, что, пока весь мир с растущей тревогой читает новости и статьи об устойчивости к антибиотикам, почти 9 из 10 россиян поступают ровно так, как он запрещал.

Нельзя просто так взять и продать

Бесконтрольный прием антибиотиков может вызывать рак, считает ученыйПо словам ученого, для оценки риска требуются специальные исследования того, какие препараты и как именно влияют на бактерии того или иного вида.
"Может, это будет каким-то откровением, но официально в Российской Федерации антибиотики безрецептурными препаратами никогда не были. В соответствии с законодательной базой все антибиотики должны продаваться только по рецепту врача", — говорит руководитель научно-методического центра по мониторингу антибиотикорезистентности Росздравнадзора, президент Межрегиональной ассоциации по клинической микробиологии и антимикробной химиотерапии (МАКМАХ) Роман Козлов.

Если для вас этот факт оказался сюрпризом, вы не одиноки — по данным Козлова, антибиотики в домашних аптечках до сих пор имеют более 90% россиян. Если учесть, что "по правилам" антибиотик нужно принимать строго по назначению врача и только полным курсом, ни в коем случае не прекращая прием до назначенного срока, ситуация выходит крайне печальная. Эксперт отмечает, что зачастую это препараты с истекшим сроком годности, а иногда и в упаковках, на которых нельзя прочитать название антибиотика.

При этом если человек сам пошел в аптеку и купил антибиотик, то врачу в следующий раз будет чрезвычайно сложно выбрать тот или иной препарат, который окажется действенным. "Хорошо, если пациент еще помнит название", — подчеркивает Козлов. По его словам, самостоятельное назначение антибиотиков в большинстве случаев приносит гораздо больший вред, и в конечном итоге не только самим пациентам, но и их потомкам.

"Никто же не разрешает при болевом синдроме некоторые опиоидные препараты, например, морфин, продавать без рецепта. Антибиотики — это вещь, которая вообще-то несет не меньшую угрозу", — говорит Козлов.

Кругом дезинформация

Простуда
Вызывающие насморк бактерии не боятся антибиотиков, заявляют ученыеАнтибиотики, которые врачи обычно выписывают для лечения насморка, никак не влияют ни на симптомы, ни на сроки выздоровления, говорится в исследовании, опубликованном в журнале Journal of the American Medical Association.
"Вот приходит человек с больным горлом, боль, естественно, есть… врачу иногда проще — никоим образом не обвиняю врачей, это действительно такая глобальная проблема — дать пациенту антибиотик. И пациент вроде бы спокоен, ему дали что-то. А на самом деле большинство болей в горле у взрослых вызывается вирусами, на которые антибиотики не действуют", — отмечает эксперт.

Между тем, для большого количества россиян это тоже новость: опрос ВЦИОМ от 2011 года показывал, что 46% сограждан уверены в обратном. Причем с 2007 года этот показатель даже немного вырос — тогда он составлял 45%.

После этого частые утверждения в СМИ о том, что в РФ проблема с устойчивостью к антибиотикам гораздо серьезнее, чем в других развитых странах, кажутся вполне обоснованными.

"Проблема распространения множественной лекарственной устойчивости патогенов в России острее, чем в Европе… Бесконтрольное распространение антибиотиков в медицине, в последние годы в ветеринарии, в продуктах питания — это только одна из причин", — говорит заведующий отделом генетических основ биотехнологии Института общей генетики имени Н.И. Вавилова РАН Валерий Даниленко.

Несмотря на просветительские усилия врачей, ученых и экспертов, до сих пор встречается большое количество "непрофессиональных" публикаций и телепередач, в которых население пугают антибиотиками и тем, что они "действуют на иммунитет" — подобные утверждения Козлов называет "абсолютным таким средневековьем", отмечая, что антибиотики "никоим образом не угнетают иммунитет".

"Просветительская работа и работа журналистов приносят свои плоды, потребитель антибиотиков становится более грамотным. Но в конечном итоге вред от бесконтрольного использования антибиотиков может быть уменьшен только комплексом мероприятий, в том числе на регламентацию их использования", — считает Даниленко.

Угроза из больницы

Лекарства. Архив
Микроб против антибиотика: как возникает устойчивость и как ее одолетьВ глобальной битве против устойчивости к антибиотикам, где с одной стороны - фармгиганты и правительства, рядовые врачи и пациенты, а с другой - кишечная палочка, микобактерия и холерный вибрион, пока никто не вышел победителем, и еще неизвестно, на чьей стороне перевес.
Во всем мире проблема устойчивости к антибиотикам связывается прежде всего с так называемыми госпитальными, или внутрибольничными, инфекциями — в "боевых" условиях лечебного учреждения бактерии приобретают устойчивость ко многим видам антибиотиков и могут быть очень опасны для пациентов и персонала.

Однако в РФ статистика по госпитальным инфекциям систематически занижается, или, как объясняет Козлов, скорее, они просто не регистрируются из-за тяжелого советского наследия и превратного понимания этой проблемы. Тогда если в стационаре у одного главного врача было 100 госпитальных инфекций на тысячу коек, а у другого 10, считалось, что второй работает лучше, первого же могли и наказать.

"Представьте себе ситуацию: вы, в качестве пациента, открываете сайт госпиталя, и написано — стационар номер один, в нем частота высокорезистентной MRSA (золотистый стафилококк) 100 на тысячу коек, во втором — 10 на тысячу коек. Куда вы пойдете? В современных условиях, как ни странно это прозвучит, я бы лично пошел в стационар номер один, потому что раз человек занимается адекватной регистрацией госпитальных инфекций, у него есть люди, занимающиеся профилактикой распространения этих инфекций,… он знает о проблеме и пытается ее решать", — говорит Козлов.

Ситуация здесь улучшается, но не настолько быстро, как хотелось бы, признает он.

"У нас есть в России стационары, в которых ноль госпитальных инфекций — такого невозможно себе представить, не бывает стационаров без госпитальных инфекций. Когда в стационаре их ноль, это выглядит, мягко говоря, несерьезно, не бывает таких стационаров нигде", — поясняет эксперт.

Знание — сила

Академик РАМН Влаиль Казначеев
Академик Казначеев: пенициллину - памятник, но эпоха антибиотиков ушлаПенициллин сыграл колоссальную историческую роль, но в целом сегодняшняя доступность антибиотиков и их «легкое» назначение даже детям ставит нацию под угрозу вымирания. Эпоха антибиотиков уже прошла, сейчас в медицинской биологической науке требуется нечто принципиально новое, считает академик РАМН Влаиль Казначеев.
Точная и оперативная информация волнует не только население. Как отмечает Козлов, сегодня с момента получения данных о проблеме антибиотикорезистентности до момента публикации этих данных часто проходит полтора-два года. Это очень долго, потому что за это время устойчивый к антибиотику возбудитель заболевания может попасть в другие регионы и страны и "поделиться" своей генетической информацией с другими микробами.

"Одна из тех вещей, которыми мы пытаемся заниматься, — это сделать так, чтобы были центры, которые очень быстро сообщали бы о проблеме антибиотикорезистентности… чтобы очень быстро можно было заниматься решением этой проблемы совместно с нашими соответствующими органами, Роспотребнадзором и так далее, чтобы сдерживать (распространение инфекции) в стационарах и внебольничных условиях", — сказал Козлов.

Даниленко отмечает, что в сегодняшней России "почти все утеряно в области создания и производства антибиотиков и других лекарств".

"От ГНЦА (Государственного научного центра антибиотиков — ред.), где я некогда, в молодые годы, успешно работал, ничего кроме вывески не осталось. Исчезли и десятки других отраслевых институтов и заводских лабораторий, работавших в этой сфере. К счастью, это место начали заполнять институты РАН", — сказал Даниленко.

По его словам, медицинские химики, работающие в десятке химических институтов РАН, создали консорциум и начали реализовывать совместные с биологическими институтами РАН проекты в рамках программы "Фарма 2020" и других ФЦП. Кроме того, ученые надеются, что новая стратегия развития РАН до 2025 года позволит им совместно с иностранными коллегами реализовать междисциплинарный мегапроект "Центр биологического тестирования" на принципах государственно-частного партнерства.

Медленно, но верно

На самом деле ситуация в России все же меняется в лучшую сторону — например, на саммите "Большой восьмерки" в этом году Россия вместе со всеми взяла на себя обязательства поддерживать научные исследования, направленные на сдерживание антибиотикорезистентности. Кроме того, этой проблемой активно начали заниматься Минздрав и Совфед.

"С нашей точки зрения, это важно, проблема заключается в одном — даже этот повышенный интерес со стороны исполнительной и законодательной власти, естественно, не может дать мгновенных результатов. Действительно, очень важно, что этой проблемой стали заниматься, но это достаточно длительный путь", — говорит Козлов.

Эксперты отрасли сходятся в том, что ключевую роль в борьбе с устойчивостью к антибиотикам, и Россия в данном случае не исключение, должно играть государство. Начать можно хотя бы с того, что разработка новых антибиотиков — уже давно не самое благодарное дело, которое для частных компаний зачастую оказывается экономически нецелесообразным.

"Вот вы вице-президент большой фармацевтической компании, и у вас есть миллиард долларов. Куда вы его вложите — в создание нового антидепрессанта, притом что число тревожных расстройств гигантское, и антидепрессанты люди принимают пожизненно, или создание нового антибиотика, который мы будем использовать короткими курсами, только у небольшой категории пациентов и к которому неизбежно будет возникать устойчивость?" — приводит пример Козлов.

Поэтому разработку новых препаратов должно поддерживать государство, причем эта поддержка не обязательно должна выражаться в деньгах — на западе используются и снижение налогового бремени, и удлинение патентной защиты, и другие "неденежные" меры.

По словам Даниленко, в РФ ситуация с разработкой новых антибиотиков уже улучшилась благодаря ФЦП "Фарма 2020" и сотрудничеству Минпромторга и ученых РАН и РАМН. Кроме того, ряд западных фармкомпаний передают проекты по созданию новых антибиотиков в Россию в рамках так называемых проектов трансфера технологий.

Наконец, наверное, именно государство может и должно проявить волю и все-таки добиться выполнения запрета на продажу антибиотиков без рецепта — или хотя бы донести до населения, что такой запрет существует.

"Я считаю, что это вещь, которую легко реализовать, у нас есть все для этого законодательные вещи, просто нужно этот официальный запрет, который всегда существовал, активно внедрять", — заключил Козлов.

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала