Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Банк ТКС против воронежца. О чем напишут мелким шрифтом

Эта история многослойна как торт "Наполеон" – столько в ней уроков всем нам, и банкирам, и клиентам, убеждена Анна Каледина.

Анна Каледина, экономический обозреватель РИА Новости.

Кто выйдет победителем из судебного конфликта простого воронежца и известного российского банка? Чем закончится эта выдающаяся во многих смыслах история, которая взорвала российское информационное пространство и стала чуть ли не самой обсуждаемой в соцсетях в последние два дня?

Банкиры, внимательнее читайте условия

Если вкратце, история выглядит так.

Новый офис банка Тинькофф Кредитные Системы в Москве
Против воронежца, изменившего условия кредита, могут инициировать делоБанк в 2008 году предложил жителю Воронежа Дмитрию Агаркову получить кредитную карту. Агарков отсканировал документы и внес изменения в условия предоставления кредита, указав нулевую ставку и прописав штрафы за изменение банком в одностороннем порядке условий договора.
В 2008 году воронежец Дмитрий Агарков, бывший сотрудник правоохранительных органов, получил в письме по почте предложение от ЗАО "Тинькофф Кредитные системы" (ТКС) воспользоваться кредитной картой. Довольно распространенная практика.

Но наш герой, решив согласиться на предложение банка, не стал заполнять типовое заявление. Он проявил креативность, находчивость и смекалку, указав собственные условия внизу документа, где (обычно мелким шрифтом, но бизнесмен Тиньков отрицает использование уменьшенного размера букв) дается самая важная информация, которую клиенты, как правило, не читают. Банкиры, как выяснилось, тоже. И это один из важнейших уроков этой истории.

Агарков исправил условия договора, указав, что процентная ставка за пользование кредитом и комиссия за выдачу наличных средств составляют… 0%. И отдельно прописал, что "клиент вправе не оплачивать все комиссии и платы, предусмотренные тарифами". Кроме того, изобретательный воронежец включил в договор пункт, что если банк в одностороннем порядке внесет изменения и дополнения в условия, то будет обязан выплатить компенсацию в размере 3 млн рублей.

Когда в ТКС обнаружили, что клиент допускает просрочку выплат по кредиту, то решили разорвать договор с ним, потребовав заплатить все надлежащие штрафы. Но, сославшись на содержащиеся в договоре условия, Агарков отказался это делать, погасив лишь основной долг.

Суд признал законность договора. Что вдохновило Агаркова на очередную тяжбу: за то, что банк в одностороннем порядке изменил правила, клиент потребовал компенсацию в 24 млн рублей, насчитав восемь нарушений.

Народный мститель, совок или ассенизатор?

Лично я в восторге от этой истории, многослойной, как торт "Наполеон". В таком же состоянии, судя по всему, пребывает и большинство россиян, которые не устают комментировать эту ситуацию. В основном симпатии на стороне воронежца.

У каждого свои резоны поддерживать Агаркова. Многие увидели в нем своего рода Робин Гуда, который выступил на стороне всемирной справедливости, наказал банк и в его лице – все кредитные организации, которые много лет зарабатывают на том, что люди наши, еще не слишком финансово грамотные, не читают до конца договоры, априори соглашаются на невыгодные условия.

Кто-то воспринимает эту историю и вовсе как "вор у вора дубинку украл".

Но напомню, что договор был признан судом законным, и юридически в нем если не все безупречно, то близко к этому.

На мой взгляд, эта ситуация очень хорошо продемонстрировала, что один юридически подкованный человек смог показать слабость и нецивилизованность системы кредитования в России. На практике доказал, что не только клиенты, но и банкиры, которые подписали его условия не глядя, договоров не читают.

Однако большинство увидело в действиях Агаркова месть. И это тревожно, потому что месть в таких ситуациях – тоже не самое цивилизованное поведение.

Я не знаю, чем он руководствовался на самом деле, но мне бы хотелось видеть в этом поступке попытку сигнализировать банкам, что клиенты имеют право на свое мнение и условия. Не хотите прислушиваться? Получите урок.

Правда, урок банк не воспринял. Все с нетерпением ждали реакцию от ТКС. И в четверг она последовала. Непосредственно от его владельца Олега Тинькова. Он высказался, комментируя один из постов в "Фейсбуке", который был адресован ему: "Да я и не напрягаюсь. Таких судов у нас только десятки идет, у банков и страховых тысячи. Напрягает реакция "народа", совок тут непобедим, Сталин тоже. Никогда тут не будет цивилизации, а верилось в 90-х, что мы пошли куда то в светлое после фильма "асса" и группы Кино" (стиль, пунктуация и орфография здесь и далее сохранены).

Еще резче владелец ТКС высказался в своем твиттере: "Про воронежца, по мнению наших юристов он не 24 миллиона, а реальные 4 года за мошеничество получит. Теперь это дело принципа для @tcsbank ("Тинькофф Кредитные системы")".

И еще раз проехался по тем, кто поддерживает Агаркова: "Боже, что за страна? Мошенники у вас герои, 90% воруют контент в ВК (соцсеть "ВКонтакте", где до недавних пор размещалось множество нелегальных аудио- и видеозаписей) и даже не стесняются этого. Халявщики и лентяи одни. Карету мне, карету!".

Как повернуть негатив в позитив

Да простит меня Олег Тиньков, но как раз клиент показал, что он уже не совок, который готов принимать все, что сильные мира сего ни пошлют. Агарков как раз продемонстрировал, что для него неприемлема атмосфера детского сада времен СССР, где так безответственно и приятно было соглашаться с чужими решениями.

А вот реакция банкира как раз выглядит, мягко говоря, грубоватой. И как раз в лучших традициях прекрасного детского времени – "сам такой". Подобные истории время от времени случаются по всему миру, но обычно компания пытается повернуть негатив в позитив.

Например, многие ожидали, что Тиньков скажет Агаркову "спасибо" за то, что тот показал слабое звено, пожмет руку перед камерами и в досудебном порядке выплатит в качестве премии (а не компенсации) пусть не 24 миллиона, но хотя бы 2-3. А то и вовсе пригласит на работу. Заодно и рекламу можно было сделать на неприятной для банка истории.

Но банкир занял непримиримую позицию, пригрозив засудить за мошенничество заемщика, по ходу дела оскорбив людей, которые поддерживают воронежца.

На самом деле, как мне кажется, благодарности Агарков заслуживает и от банка, и от общества. Ведь он обнаружил слабость всей системы. Системы, когда кредитование ставится на поток и провоцирует так называемый кредитный бум, о котором сейчас так много говорят, обвиняя в беспределе именно заемщиков.

Но изначально-то предложение поступает от банка. В условиях конвейера у него нет времени на нормальную проверку клиента, на соблюдение всех формальностей. Поэтому карты раздаются направо и налево. Вот откуда в первую очередь исходит увеличение рисков.

Конечно, нужно отдать Тинькову должное. Он сделал себя сам, ворвался в банковский бизнес, где царят государственные монополисты, пытаясь предложить более динамичный вид кредитования. Стоимость его детища выросла за пять лет в 10 раз.

Но система конвейера дала сбой. И это показательно. В какой-то степени можно понять его принципиальную позицию засудить конфликтного заемщика. Ведь это вряд ли реально – в созданной им конвейерной системе просматривать с лупой каждый договор. Это настолько затянет процедуру выдачи карты, что просто сделает продукт ТКС неконкурентоспособным, поскольку продвижение строится во многом именно на скорости.

Да, для Тинькова важно не создать толп из последователей дела Агаркова. Но все же можно было сделать проще. Например, максимально упростить договор и проявлять большую покладистость в общении с клиентом. Не сомневаюсь, что если бы так поступили в случае с воронежцем – признали бы, что при заключении договора допущена ошибка, и получили согласие на его расторжение – то не было бы такого резонанса.

Каким будет прецедент?

Усвоят ли ТКС и другие кредитные организации этот урок? Сомневаюсь. В этом смысле у меня больше надежд на то, что эта история подтолкнет власти к тому, чтобы наконец законодательно установить взаимоотношения банка и заемщика, чтобы не было этого пресловутого "мелкого шрифта" (и речь, конечно, не о размере букв, речь – о туманном языке договоров в самых важных местах).

Важно, чтобы договор был составлен с учетом того, что клиент Конституционным судом был признан экономически слабой стороной при общении с банком. Чтобы кредиторы не лукавили, вынуждая людей в ответ искать лазейки.

Кстати, одно из самых сильных впечатлений от этой истории – комментарий в "Фейсбуке" от, видимо, вполне образованного и интеллигентного человека. Он написал, что Агарков сам виноват – мол, должен быть готов, отправляясь в банк, к тому, что его могут обмануть.

То есть в понимании некоторых людей (и таких предостаточно) банк изначально выступает не в качестве солидного института, а некой мошеннической конторы. Вот еще один пласт, который подняла эта история.

Теперь все зависит от решения суда, которое во многом определит дальнейшее отношение людей к банкам и кредитованию. Если требования Агаркова будут удовлетворены, то это создаст прецедент. Думается, немало найдется желающих пройтись по проторенной воронежцем не очень прямой дорожке.

Но если суд встанет на сторону ТКС, то будет еще хуже. Во-первых, потому что договор уже был признан законным, а значит – должен исполняться. Во-вторых, это грозит тем, что население так и останется слабой стороной в отношениях с банком. Причем не только с юридической, но и с фактической точки зрения.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала