Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Время обиделось на нас

Что хуже: инстинктивный антисемитизм, или антисемитизм рациональный?, - задается вопросом Юрий Богомолов, и приходит к выводу: хуже - инстинктивный, помноженный на рациональный.

Оно таки обиделось. Мы его хотели убить, а оно обиделось. Потому, видимо, так часто у нас случаются "безумные чаепития", подобные тому, что описал Кэррол Льюис в "Алисе". Наше Время буксует.

Уже две недели мы чаевничаем по поводу скандала, что разразился в медиапространстве.

Скандал носит нечаянный характер, да мотивы его основательные. Политик неаккуратно сравнил СМЕРШ с Гестапо. Журналистка агрессивно выразила сожаление, что не изо всех бабушек нынешних российских либералов нацисты успели наделать абажуры. В результате один отмазывается от клейма "враг народа". Другая — от репутации антисемитки.

Еще неделю назад я в своей колонке осторожно намекнул, что мы стоим на пороге полномасштабной гражданской войны в холодной фазе. Но почитав газеты, послушав радио и посмотрев несколько ток-шоу, понял, что мы переступили этот порог, и что это широко признанный факт.

Юрий Богомолов
На той холодной, на гражданской...Патриотической эмоции для роста привычнее всего отталкиваться от образа врага, внешнего или внутреннего. Юрий Богомолов видит признаки поиска такого врага в нынешней России.
Стоило посмотреть последний выпуск ночной программы "Свобода и справедливость", чтобы понять, что многие из нас живут уже не только в предчувствии гражданской войны; многие из нас находятся в состоянии этой самой войны.

С течением времени, Бог даст, ее острота притупится, ее кличи смолкнут, ее лозунги полиняют, ее медиагерои вернутся к мирной жизни, но все равно осадок-то останется. 

В осадке, в частности, мы обнаружим то, что сейчас булькает на поверхности дискуссии, и в чем не могут признаться иные противники либералов, — антисемитизм.

Сайт Комсомольской правды
Скандал вокруг статьи в "КП": кто виноват и кого уволитьГлавный редактор "Комсомольской правды" Владимир Сунгоркин считает справедливым предупреждение Роскомнадзора, отмечая, что контроль за информацией, публикуемой на сайте издания, будет усилен.
Одно отрадно: даже автору реплики про абажур из кожи еврейской бабушки известного либерала стало неловко. Неловко и ее начальнику. Они оправдываются. Журналистка просит прощения за свою резкость, пускай и невольную, нечаянную… И далее — неубиваемые аргументы, хотя и стандартные: у меня много друзей евреев, и родственники евреи, да я вон тому лившицу помогла с трудоустройством, и вон этому…

Особенно трогательным мне показался вскрик патрона журналистки: "Слушайте, как я могу быть антисемитом? У меня половина руководства газеты, а я сам подбираю кадры, у меня половина газеты, извините, определенной национальности".

Извиняем?.. 

*** 

Перед войной кто-то из журналистов спросил Хемингуэя: "А в Америке фашисты есть? Есть, — ответил писатель. — Только они еще об этом не догадываются". То же самое можно сказать про иных антисемитов.

Возможно, о своей неприязни к "лицам определенной национальности" Ульяна Скойбеда до последнего времени не догадывалась. Просто это до поры до времени пылилось в подвале сознания. И нужен был какой-то толчок или эксцесс, чтобы злая неприязнь к инородцам вырвалась наружу.

Так бывает. 

Так случается и с очень положительными людьми. Чеховский Николай Иванов, женившись на Саре Абрамсон, дал ей свою фамилию, дал другое имя — Анна. Разлюбив ее, в домашних ссорах называл ее девичьим именем. В состоянии истерики крикнул умирающей жене: "Замолчи, жидовка!". 

А кто бы его до этого смел заподозрить в таком позорном инстинкте, как антисемитизм?

Да, если бы кто и посмел, так у него было стопроцентное алиби — женат на еврейке. 

Но перед инстинктом логика слишком часто пасует.

Что касается Скойбеды, то она спасовала не в первый раз. Ей тут же припомнили атаку на русскоязычную гражданку Израиля, писательницу Дину Рубину. "Почему русскому языку нас учит гражданка Израиля Дина Рубина?", — задалась вопросом журналистка… При этом заметила, что не имеет в виду национальность, что ее смущает иностранное гражданство учителя. Она бы и не против была, чтобы нас учил русскому языку гражданин Берл Лазар.

Гражданке Скойбеде как бы невдомек, что при всем почтении к главному раввину России, русский язык он знает несколько хуже известной писательницы. Получилось, что ей важнее "шашечки", чем "ехать".

Но тот приступ государственного патриотизма в ущерб русскому языку, как сегодня выяснилось — цветочки. Ягодками стали абажуры.

Не знаю, что хуже: инстинктивный антисемитизм или антисемитизм рациональный? Хуже, пожалуй, инстинктивный, помноженный на рациональный. Когда они заодно, тогда становятся грозной силой на службе коричневой чумы.

Пример же здорового патриотизма Скойбеде и ее сторонникам преподала молодая режиссер Дарья Белова, только что победившая в Каннах в конкурсе короткометражного фильма. Она была рада награде; царапнуло ее только то, что "что в России ее восприняли как режиссера с "российским происхождением".

На это она сообщила всем заинтересованным патриотам: "Я не "режиссер российского происхождения", а российский режиссер, просто учусь в Берлинской киношколе… Я с удовольствием работала бы и в России, и в Германии, и во Франции. Один из выводов, к которому я пришла, учась в Германии — что границ нет. И это очень здорово!"

И это действительно здорово, поскольку "ехать" всегда важнее "шашечек".

***

Тем временем Скойбеда и ее шеф стерли себе языки, по собственному признанию, извиняясь за нехорошие слова, но не за те чувства, что сидят у них в подкорке. Они, наверное, думают, что пройдет время, и этот скандальный эпизод забудется, потеряется в потоке информации, а пиар останется. Они не понимают, что слова "скойбейда" и "абажур, сделанный из кожи человека" стали понятиями одного синонимического ряда. 

Теперь всегда будут говорить "абажур" и подразумевать "скойбеду". И наоборот: говорить "скойбеда" и вспоминать об "абажуре" специальной выделки. Понятия срослись. Понятия стали сиамскими близнецами. Эта перспектива, думаю, покруче любого другого наказания.

Время, стало быть, глубоко обиделось. И правильно сделало, что обиделось.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала