Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

"Чем ниже должность, тем больше женщин": женские лица российской науки

© Fotolia / Alexander RathsУченые работают в лаборатории. Архив
Ученые работают в лаборатории. Архив
Химик, генетик, микробиолог и два астронома рассказали РИА Новости, много ли женщин в российских НИИ и университетах сегодня, кто из знаменитых "сестер по оружию" был для них примером в детстве и что они отвечают тем, кто считает, что наука - это вообще не их дело.

МОСКВА, 7 мар — РИА Новости, Ольга Добровидова. Софье Ковалевской, первой в России женщине-профессору, для того чтобы получить высшее образование, пришлось заключить фиктивный брак — в российские университеты студенток не пускали, дать разрешение выдать заграничный паспорт мог только отец или муж, а Василий Васильевич дальнейшего обучения дочери не одобрял.

Почти два века спустя, химик, генетик, микробиолог и два астронома рассказали РИА Новости, много ли женщин в российских НИИ и университетах сегодня, кто из знаменитых "сестер по оружию" был для них примером в детстве и что они отвечают тем, кто считает, что наука — это вообще не их дело.

О статистике

По статистике, которую приводит журнал Nature, с 1980-х годов доля женщин в общем количестве обладателей PhD в точных науках более чем удвоилась, а в некоторых европейских странах и в отдельных областях их уже больше, чем мужчин.

Лидия Рыхлова, заведующая отделом астрономии Института астрономии РАН (ИНАСАН): "Когда-то давно мне пришлось делать доклад на международном астрономическом съезде, который был в Аргентине, под названием "Женщины в астрономии". Это было еще в Советском Союзе, и тогда у нас несколько женщин были заведующими обсерваториями, профессорами. В этом докладе была такая статистика: девушки, когда они учатся в университетах, как правило, обгоняют мужскую половину в успехах, у них больше достижений, интереса, что ли.

Потом, когда они становятся взрослее, кончают вузы и начинают рожать детей, они начинают отставать от своих бывших сокурсников, и когда уже речь идет о том, чтобы их назначать на какие-то должности, их все становится меньше, меньше, меньше… На уровне заведующих обсерваториями, отделами или институтами остаются буквально единицы, процента три-четыре. Но тогда этот процент совпадал в Советском Союзе с француженками, аргентинками, американками. Сейчас я не занималась этими делами, но мне кажется, зарубежные женщины бодрее в этом направлении".

Мария Хомякова, научный сотрудник Института микробиологии РАН: "В нашей лаборатории много женщин, и шеф у меня женщина. По институту как-то тоже в основном заведующие лабораториями женского пола есть, каждая занимает лидирующую позицию в своих областях. Вообще проработав в трех-четырех лабораториях достаточно долгое время, могу сказать, что процентное соотношение мужчин и женщин приблизительно одинаково".

Надежда Бокач, доцент Санкт-Петербургского государственного университета, лауреат премии президента РФ в области науки и инноваций для молодых ученых за 2012 год: "В университетской науке — я думаю, что да, ситуация меняется. У нас уже и деканов-женщин на разных факультетах сейчас становится больше. Если про наш химический факультет говорить, то, наверное, поровну представлены, студенток сначала даже больше, это женский факультет, а в аспирантуре примерно тоже поровну. И мы в свою научную группу стараемся набирать как мальчиков, так и девочек".

Надежда Воробьева, научный сотрудник Института биологии гена РАН: "Мне кажется, ситуация меняется, во-первых, есть все-таки какая-то направленная поддержка женщин в науке. Я знаю молодых женщин — заведующих группами, лабораториями. Как в целом, в принципе, меняется, молодых ученых сейчас направленно поддерживают, так и с женщинами".

Восемь женщин в науке, о которых стоит рассказать дочери>>

О начальниках

Из 509 действительных членов Российской академии наук всего восемь женщин, столь же мало их среди директоров институтов РАН. Эксперты говорят об "эффекте протекающей трубы": на старте научной карьеры женщин почти столько же, сколько мужчин, но затем, по мере продвижения ко все более высоким должностям, они куда-то исчезают.

Надежда Воробьева: "Мне кажется, женщин очень много, но, скажем так, чем ниже должность, тем больше женщин. Очень много аспиранток, молодых кандидатов, но чем выше мы поднимаемся по научной "лестнице", тем все ниже и ниже процент женщин… С чем это связано? С тем, что женщины действительно не хотят занимать какие-то более высокие должности? Не знаю. Мне кажется, есть еще ощущение, что женщинам как-то меньше доверяют эти высокие должности в науке".

Надежда Шуйгина, ученый секретарь Института прикладной астрономии РАН: "Мужчины по своей природе всегда стремятся к лидерству и совершенно справедливо занимают высокие посты. Те талантливые и сильные женщины, которые способны и хотят выполнять столь ответственную работу, они ее и выполняют, и, надо сказать, в наши дни в России все чаще женщины с успехом заменяют мужчин. Но в науке эта ситуация не изменяется столь стремительно, как в других областях. Пост директора требует, на мой взгляд, полного отречения от всего остального в жизни, а женщина зачастую не может себе позволить это, так как до сих пор есть сферы нашей жизни, где мужчина женщину никак не может заменить".

Лидия Рыхлова: "На уровне дипломников женщин больше, и они лучше, на уровне кандидатов наук — примерно поровну, на уровне докторов их уже становится гораздо меньше, ну и дальше по нисходящей. В таких науках тяжелых, физических, на женщин, конечно, смотрят так… Ну, вот я знаю, по отделению физических наук, по-моему, там женщин вообще никогда не было в Академии".

Мария Хомякова: "Опять же, мне кажется, мужчины менее ограничены здесь в плане свободного рабочего времени, семейных обязательств. При устройстве на работу, если такие ситуации случаются, предпочитают мужчин, и если выбирать, скажем, между двумя научными сотрудниками, кого повысить, мне кажется, приоритет будет отдаваться мужчинам, поскольку они в итоге оказываются более трудоспособными, к сожалению.

С директорами института та же ситуация, конечно, смотрят по выслугам, по публикациям, но все равно в итоге мужчины будут более преуспевающими именно из-за большего количества времени, проводимого на работе, или из-за того, что у них, например, в нашей области, больше возможностей ездить в экспедиции полугодовые. Не каждая женщина, имеющая семью, может себе это позволить.

Как-то так складывается, что из того соотношения 50/50, которое было в студенчестве, в аспирантуре, в итоге оказывается, что мужчины продолжают, получают какой-то статус, достаточно высокую позицию, а женщины оставляют это все из-за каких-то других предпочтений".

Многие мужчины боятся конкуренции женщин, считает Медведев>>

О детях

Говорят, что однажды лауреат Нобелевской премии по медицине Розалин Ялоу на встрече с общественной организацией женщин в науке начала свое выступление так: "Главная проблема — уход за детьми. Все остальное вторично". По статистике американских университетов, женщины-физики, астрономы и биологи, добивающиеся успеха в своих областях, в среднем имеют меньше детей, чем им хотелось бы.

Мария Хомякова: "Приходится ли женщинам сегодня сталкиваться с препятствиями в научной карьере? Нет. Только в плане семьи, детей — в этом плане, конечно, сложнее, на них больше обязанностей, в связи с этим они часто бывают ограничены во времени. В этом плане — да, у мужчин больше возможностей, а в остальном, мне кажется, нет никакого превосходства".

Лидия Рыхлова: "Рождение детей, хозяйство, конечно, снижает темпы роста в карьере, потом уже трудно догнать, а потом уже все места оказываются занятыми. В принципе, конечно, это влияет на получение должностей".

Надежда Воробьева: "Мне кажется, что очень важно поддерживать женщин, уже работающих в науке, не столько премиями… Карьера женщины строится сложнее, потому что она рожает детей, и получается, что на какое-то время она свою карьеру вынуждена оставить. Вот если бы облегчать такие вещи, создавать, например, специальные детские сады, какие-то комнаты детей при институтах, это было бы потрясающе. Потому что у нас в лаборатории четыре девушки с маленькими детьми, так они имели бы возможность работать".

О поддержке

Надежда Шуйгина: "Нет, у нас нет особой поддержки талантливых девушек и женщин. Мне кажется, такая поддержка будет даже вредна, она расслабляет… Я считаю, что как российские, так и зарубежные девочки и девушки "сами справляются". Физика, математика, инженерия все же в большей степени мужское дело, не надо изменять естественную картину мира искусственными приемами".

Надежда Бокач: "У нас предубеждений нет, мы поддерживаем тех, кто проявляет интерес, хочет работать в нашей научной группе. Как правило, стараемся, чтобы у нас сбалансированным был коллектив, и юноши, и девушки. Как показывает практика, такой коллектив гармоничнее и лучше работает".

Лидия Рыхлова: "Я думаю, желающие сами справятся. Есть такие девушки, даже и у нас они появляются время от времени, которых ничем не остановишь, они просто хотят быть в науке и будут в науке. А как поощрять? Поблажки делать — сейчас это не в моде, все уже идут на равных.

Мария Хомякова: "Есть гранты специально для женщин, правда, они, конечно, больше международные… Есть какие-то проекты, которые стараются поддержать именно женщин и помочь им в их научной карьере рублем и так далее. Может быть, конечно, мужчины скажут, что это как раз дискриминация по половому признаку, потому что чисто для мужчин как-то мне проекты не встречались. Но нужно же делать на это скидку, что женщины не могут такую вести активную жизнь научную из-за какого-то другого круга обязанностей, поэтому я считаю, что такие формы поддержки все-таки имеют право на существование, в этом нет ничего предосудительного".

Надежда Воробьева: "Мне кажется, может быть, не очень важно именно поддерживать направленно, сколько информационно донести до девушек, что они не хуже юношей, что они могут на таком же уровне соображать. Очень сильно на девочек еще в школе давится, что они глупые, что они плохо в математике разбираются. Мне кажется, вот это все определяет в дальнейшем, из-за этого женщины думают, что они глупее, и не хотят себя реализовывать в таких сложных областях, как наука".

Самые влиятельные женщины России. Рейтинг 2012 года>>

О примерах

Надежда Шуйгина: "На этот вопрос мне ответить очень просто, моя мама — ученый. Я думаю, немногие родители могут похвастаться тем, что их пример вдохновил детей на решение пойти по стопам родителей. Моя мама может этим похвастаться, а я, в свою очередь, могу с удовольствием рассказать, что она до сих пор активно работает, участвует в конференциях, пишет и публикует научные статьи, и я ей даже чуточку завидую".

Надежда Бокач: "Обычно я ориентируюсь на своих учителей, а у меня и мужчины были учителя, и женщины. Так, наверное, и не могу сказать".

Мария Хомякова: "Со школы, конечно, Мария Кюри, она, конечно, физик, но тем не менее. Она же практически на себе ставила все эти эксперименты и заслужила себе имя за счет своей самоотверженности".

Надежда Воробьева: "Мария Кюри, наверное. Но я не думаю, что это так уж повлияло на мое решение пойти в науку. Я на самом деле восхищаюсь своим научным руководителем, Георгиевой Софией Георгиевной, она молодец, руководит большой лабораторией и ведет ее на высоком международном уровне, хотя сейчас это делать объективно очень сложно. На мою научную карьеру она повлияла очень сильно поддержкой со своей стороны".

Лидия Рыхлова: "Профессор Алла Генриховна Масевич. Она была совершенно уникальной женщиной, потому что когда началась эра космических спутников, она взяла на себя заботу по развертыванию сети станций для их наблюдения. Еще никто не знал, как они летать будут, где, как их искать, как наблюдать — ничего. Но вышло постановление правительства в начале года, и в конце года у нас уже работало около 40 станций наблюдения, готовых для того, чтобы искать в небе эти непонятные совершенно объекты.

Понимаете, совершенно новая была тема, совершенно неизведанная, и все мужчины-астрономы, небесные механики, все они в один голос сказали — никогда ничего толком точного из этого получить будет нельзя, всегда у них будут собственные ошибки, влияние атмосферы и прочее, и прочее. И вот она одна это сделала. Может быть, она и не таким выдающимся ученым была, но она была прекрасным организатором, очень тонко чувствовала конъюнктуру и очень хорошо умела руководить всеми, мужчинами в том числе".

Самые влиятельные женщины России>>

О стереотипах

По данным специалистов Гарварда, около 70% мужчин и женщин, прошедших университетский тест на скрытые ассоциации, неявно связывают науку и научную деятельность именно с мужчинами. Интересно, скольким женщинам-ученым приходится слышать, что дело их жизни — не женское дело?

Надежда Шуйгина: "Наверное, слышала, но зачем же на это обращать внимание? Существует ложное представление о науке как об области деятельности, связанной с ежеминутными открытиями. Например, нам в институт звонят журналисты и задают вопрос, не могли бы мы рассказать, какие открытия были сделаны сотрудниками за последнюю неделю. Таких Ученых, ученых с большой буквы, которые способны сделать открытие, развить совершенно новую теорию — единицы, число таких гениев, на мой взгляд, не более 1-2%, и это, как правило, мужчины. А ведь в науке очень много кропотливой рутинной работы: собрать наблюдательную информацию, квалифицированно ее обработать и интерпретировать, и для этой деятельности, как правило, намного больше подходят женщины".

Надежда Бокач: "В свой — нет. Видимо, у нас коллектив настолько хороший, что не приходилось. В повседневной жизни, действительно, встречается такое мнение. Но я это мнение не разделяю, мне кажется, тут все-таки больше от личностных качеств все зависит, а не от гендера".

Мария Хомякова: "Мне лично никогда не приходилось, ни в одной из лабораторий, в которых я работала, ни разу я такого высказывания в свой адрес не слышала. Если бы мне кто-то так сказал, я бы, наверное, резко отреагировала. Это из того же разряда, как вождение машины — тоже "не женское дело", однако сейчас на дорогах иногда даже в Москве преобладают женщины.

Я считаю, что любой человек в любой сфере деятельности имеет право быть и себя проявить так или иначе, и слишком ограниченно, с моей точки зрения, в зависимости от особенностей пола решать, кто имеет право находиться в науке, а кто не имеет. Речь ни в коем случае не идет о способностях. Много женщин очень и активных, и способных, но просто ограниченных в силу каких-то других обстоятельств".

Лидия Рыхлова: "Лично в свой адрес, наверное, нет. Ну почему, например, биология, зоология, география, языки — почему не женское дело? Потом, даже в астрономии тоже не обязательно вести тяжелые наблюдения, есть теперь уже программные комплексы, пожалуйста, обрабатывай наблюдения. Теперь же есть к большим телескопам удаленный доступ, пожалуйста, бери по интернету наблюдения, ищи объекты, которые тебе интересны — все можно. При желании, конечно. По-моему, если хочешь чего-то, то добьешься этого, таких уж суровых преград никто, по-моему, нигде никому не чинит".

Надежда Воробьева: "Косвенно — да, конечно, не один раз, а прямым текстом, наверное, нет. Я бы ответила, что исторически это не подтверждается, столько известных женщин — прекрасных ученых, нобелевских лауреатов, которые подтверждают, что мозги женщины развиты не хуже, чем у мужчин, по крайней мере, добиться самого высокого уровня женщины способны так же, как и мужчины.

Главное — верить в собственные силы и не слушать людей, которые говорят вам, что вы этого не сможете".

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала