Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Гражданин Херст - отец "желтой прессы", мечтавший стать президентом

© Фото : Bain News ServiceАмериканский медиа-магнат Уильям Херст
Американский медиа-магнат Уильям Херст
Почти половину ХХ века американский издатель Уильям Рэндольф Херст, которого называют создателем "желтой прессы", правил крупнейшей в мире медиаимперией, когда-либо принадлежавшей одному человеку. В погоне за тиражами он не останавливался ни перед чем. "Газеты Херста - это женщина с перерезанным горлом, которая бежит по улице и кричит" - говорил один из работавших на него авторов.

Почти половину ХХ века американский издатель Уильям Рэндольф Херст правил крупнейшей в мире медиаимперией, когда-либо принадлежавшей одному человеку. Херста в полной мере можно назвать создателем "желтой прессы" (в то время в газетах, в том числе и принадлежавших Херсту, для привлечения внимания выделяли заголовки желтой краской) и человеком, более других повлиявшим на журналистику нового времени.

"Газеты Херста - это женщина с перерезанным горлом, которая бежит по улице и кричит" - говорил один из работавших на него авторов.

 

В погоне за тиражами Херст не останавливался ни перед чем: его газеты спекулировали грязными подробностями, а зачастую сами их придумывали, фальсифицировали факты и документы. Современные "продолжатели" дела Херста тоже не гнушаются нечестных методов работы, из которых тиражирование явной лжи лишь вершина айсберга: они дают взятки, подкупают информаторов, организуют прослушивание телефонов... Последний скандал с таблоидом News of the World стал в этом плане показательным. Но если в начале ХХ века подобные скандалы почти не влияли на число читателей и тиражи газет того же Херста, то история с News of the World стоила ее владельцу, медиамагнату Руперту Мердоку, репутации, а некоторым сотрудникам газеты - свободы.

Первый медиамагнат

Началом издательской карьеры Уильяма Херста и краеугольным камнем его будущей империи стала небольшая газета San Francisco Examiner, которую его отец мультимиллионер Джордж Херст когда-то получил в уплату карточного долга.

Херст-старший, владевший крупнейшим в Америке золотоносным месторождением, заработал свое состояние во времена золотой лихорадки в 1849 году, а позже сделал политическую карьеру, став сенатором штата Калифорния. Джордж Херст, конечно, постарался дать своему единственному наследнику все самое лучшее: частные учителя и школы, путешествия по Европе и Гарвардский колледж, откуда, впрочем, Уильяма Херста выгнали... По одной из версий, за оскорбительную заметку о преподавателях в университетском журнале. По другой - за то, что он отправил своим профессорам в "подарок" серебряные ночные горшки с гравировкой.

Во время учебы в Гарварде Херст стал большим поклонником принадлежащего Джозефу Пулитцеру издания New York World и даже какое-то время после исключения из университета работал там репортером. В 1887 году он написал отцу: "Я хочу San Francisco Examiner". И получил газету в свое распоряжение.

San Francisco Examiner превратилась в своеобразную лабораторию Херста, где он создавал фальшивые новости и подделывал настоящие так, чтобы вызвать максимальный отклик публики.

Газетные войны

 

Расширяя свою империю, Уильям Херст скупал газеты по всей стране. Перебравшись в Нью-Йорк, он приобретает New York Morning Journal - находящееся "при смерти" издание, тираж которого он поднял за год с 77 тысяч до миллиона экземпляров.

В это же время Херст начал серьезно конкурировать со своим "учителем". В 1897 году между изданиями Херста и Пулитцера разразилась настоящая "газетная война" на почве назревающей испано-американской войны. По мнению некоторых историков, борьба США и Испании за власть на Кубе переросла в 1898 году в вооруженный конфликт именно из-за действий этих газет. Стараясь переплюнуть друг друга, издания Херста и Пулитцера убеждали читателей в том, что на Кубе идут боевые действия, хотя на самом деле на острове ничего не происходило.

Один из известных анекдотов американской журналистики связан именно с этим эпизодом истории: в январе 1897 года Херст послал в Гавану художника Фредерика Ремингтона.

Через некоторое время тот отправил в Нью-Йорк телеграмму: "Все тихо. Ничего не происходит. Войны не предвидится". В ответ Херст телеграфировал: "Обеспечь мне картинки, а войну я гарантирую".

В 1927 году газеты Херста и вовсе напечатали поддельные документы, якобы свидетельствующие о том, что правительство Мексики заплатило нескольким американским сенаторам более чем по миллиону долларов за поддержку заговора по развязыванию войны с США. Обман был раскрыт, но от разразившегося после этого скандала империя Херста практически не пострадала.

В конце 1890-х Херст выкупил одну из газет Пулитцера - The New York World. А к началу ХХ века он уже владел двумя газетами в Чикаго, одной в Бостоне и одной в Лос-Анджелесе. К подбору сотрудников для своих изданий Херст подходил более чем серьезно. На его издания работали Марк Твен и Джек Лондон, а одному из своих редакторов он, по слухам, платил зарплату в два раза большую, чем отступные, которые он выплатил Пулитцеру.

Позже к газетной империи присоединились и журналы – Cosmopolitan (в 1905) и Harper's Bazaar (в 1912).

В 1920-е годы каждый четвертый американец читал газеты Херста. Он владел более чем 30 газетами в 13 городах, журналами, новостным агентством, а в 1928 году купил одну из первых радиостанций. Хотя расцвет его империи пришелся на конец 1920-х годов (Великая Депрессия сильно ударила по его финансам), наследники империи продолжали ее расширять. Так, в 1948 году Hearst Corporation приобрела одну из первых телестанций, а в 1986 году - знаменитый журнал Esquire.

Херст всегда тонко чувствовал, "что нужно людям". Так, например, когда одна из читательниц упрекнула его в том, что он не издает журналов о природе Херст ответил: "Милая леди, аллигаторы любят аллигаторов, цветы любят цветы, а люди любят людей. Когда аллигаторы и цветы начнут покупать журналы, мы сделаем журнал о природе".

Несостоявшийся президент

Расширив свою империю, Херст переключился на политику и нацелился на президентство. Возможно, это решение было принято из желания пойти по стопам своего отца.

В 1902 и 1904 годах Уильям Херст выиграл выборы в палату представителей Конгресса, баллотируясь от нью-йоркских демократов. Но его журналистская работа и президентская кампания, на которой он сосредоточился, отнимали много времени. Он редко появлялся в Конгрессе, что раздражало и его коллег и избирателей. В середине 1900-х годов он выдвигался на пост мэра Нью-Йорка от собственной независимой партии, затем на пост губернатора штата. Но власть и деньги не помогли ему удовлетворить свои политические амбиции, и в этих выборах и последующей президентской гонке Херста ждало поражение.

В 1930-е годы Херст, продолжавший вмешиваться в политику, открыто конфликтовал с Теодором Рузвельтом и заигрывал с фашистами. Он печатал проплаченные колонки Гитлера и Муссолини, во время путешествия по Европе посетил ралли в Нюрнберге в 1934 году, а позже заключил соглашение о съемке кинохроники с Гитлером. Хотя позже он утверждал, что все действовал лишь из-за антикоммунистических побуждений.

Гражданин Херст

 

 

В 1941 году на экраны вышел фильм Орсона Уэллса "Гражданин Кейн" (Citizen Kane), прообразом главного героя которого стал Уильям Херст. Одна из самых известных работ Уэллса, до сих пор считающаяся лучшим кинодебютом в истории, по сути, сформировала мнение большинства о Херсте. Это была своего рода несмываемая печать, карикатура, которая после смерти прообраза "приросла" к нему.

Херст пытался не допустить выхода фильма на экраны и употребил для этого все свое влияние. И хотя пострадавшая от Великой Депрессии империя была уже не такой могущественной, как раньше, но он постарался сделать жизнь Уэллса невыносимой.

Еще больше он был зол на Хермана Манкевича, сценариста фильма - друга, предавшего его и рассказавшего самые интимные его тайны, касающиеся отношений Херста с любовницей Марион Дэвис, с которой он прожил около 30 лет.

А рассказать было что. Эксцентричный миллионер никогда не сдерживал своих порывов. В 1903 году, за день до своего 40-летия он впервые женился. Его избранницей стала 21-летняя актриса Миллисент Уилсон. Ради нее Херст бросил Тесси Пауэрс, официантку, с которой встречался еще со времен учебы в Гарварде.

 

В браке у него родились пять сыновей, но в 1917 году он вновь влюбился и оставил семью ради другой актрисы – Марион Дэвис, игравшей в бродвейском шоу "Безумства Зигфельда" (Ziegfeld Follies).

Херст ушел от жены (но не развелся с ней) и открыто жил с Марион Дэвис, тратя огромные суммы на ее гардероб, драгоценности и ее кинокарьеру. Дэвис была неплохой комедийной актрисой, но Херст хотел, чтобы она играла драматические и трагические роли. К сожалению, в таком амплуа Дэвис выглядела просто смешно.

 

Замок Херста

Еще одной яркой достопримечательностью в наследии Херста является его особняк. Огромное поместье, построенное им на месте семейного ранчо в Сан-Симеоне (Южная Калифорния), называют сейчас не иначе как "замок Херста".

На 127 акрах земли с видом на побережье медиамагнат выстроил настоящий дворец, который называл "La Cuesta Encantada" (The Enchanted Hill, или Зачарованный Холм). В особняке 165 комнат, античный бассейн, оранжерея, палаццо в стиле Ренессанс, теннисные корты и зоопарк.

 

Особняк строила с 1919 по 1947 год армия мастеров и чернорабочих, а пристройки делались в течение еще 20 лет. Руководила строительством первая в мире женщина-архитектор Джулия Морган, окончившая Школу изящных искусств в Париже.

В архитектурном проекте были реконструированы стили разных эпох и использовались те же материалы, какими пользовались в Европе: например, мрамор везли из Каррары. Кроме того, Херст дополнил интерьер антиквариатом: его гостиную украшают фламандские гобелены XVI века, стулья в столовой - из испанских церквей эпохи Возрождения, на полу у входа в Casa Grande - римская мозаика III века. Его коллекцию произведений искусства, как и его газетную империю, называли самым крупным частным собранием, когда-либо принадлежавшим человеку.

Но искусства ему было мало, и Херст решил создать свой собственный зверинец. Здесь были страусы, зебры, северные олени, лама и, даже, жирафы. Джулии Морган он предлагал ко всему прочему построить лабиринт, совмещенный с зоопарком. "Думаю, что потеряться в лабиринте и неожиданно наткнуться на львов, тигров, пум, пантер, обезьян и попугаев будет волнительно даже для пресыщенных жизнью…" - писал он. Лабиринт так никогда и не построили, но сделали открытые загоны для животных, и гости могли наблюдать за зверями, пока шли к дому.

Дом медиамагната, которым управляла кинозвезда, построенный женщиной-архитектором и увековеченный в фильме, никогда не оставался без внимания. У Херста гостили многие голливудские знаменитости - например, Чарли Чаплин, который охотно нырял в тамошний 110-футовый бассейн с морской водой, отделанный итальянским мрамором.

Звезда фильмов Хичкока Кэри Грант бывал в этом доме 34 раза (прчем каждый раз в разных комнатах) и называл его лучшим местом, чтобы пережить Великую Депрессию. А однажды вместе с одним из сыновей Херста решил пошутить: взяв маленький самолет, они летали над поместьем и "бомбили" его мешками с мукой. На следующее утро Грант обнаружил, что его чемоданы выставлены за дверь.

Но, пожалуй, самое запоминающееся описание замку Херста дал Бернард Шоу, когда-то сказавший хозяину: "Ваш замок – это то, как выглядел бы рай, если бы у Бога были деньги".

***

Уильям Херст умер 14 августа 1951 года в возрасте 88 лет в своем доме в Беверли-Хиллз и похоронен рядом со своими родителями в Сан-Франциско. Сейчас семейный бизнес возглавляет внук первого медиамагната, тоже Уильям Рэндольф Херст, но третий.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Рекомендуем
Автомобильное движение на Третьем транспортном кольце в Москве
Названы лучшие по качеству жизни регионы России
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала