Рейтинг@Mail.ru
"Его жизнь застрахована, а моя — нет": чем рискуют телохранители в России - РИА Новости, 26.06.2022
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Участники международного турнира телохранителей

“Его жизнь застрахована, а моя нет”:

чем сегодня рискуют телохранители в России
Мария Рубникович
Уводят из-под обстрела криминальных авторитетов, спасают Наоми Кэмпбелл от папарацци, а Билла Гейтса от торта — современные телохранители помогают и при более скрытых угрозах. Клиента могут опозорить, подставить или попытаться отравить. Выиграет тот, у кого больше информации о сопернике. Как действуют и чем рискуют профессиональные бодигарды — в материале РИА Новости.
Торт в лицо или отрава в суп
Алексей Фонарев работает телохранителем уже 20 лет. Его старший брат служил в Девятом управлении КГБ, дядя — тоже силовик. Интерес к военному делу возник еще в юности.
В России 1990-х школ для частных бодигардов еще не было, и Алексей поехал в Англию, где окончил базовый курс Международной ассоциации телохранителей (IBA). Заграничное обучение дало не только знания, но и полезные контакты. Приезжая в Россию, коллеги из разных стран мира стали обращаться к нему за помощью.
Алексей Фонарев
Алексей Фонарев
Так, среди клиентов Фонарева появились бывший гендиректор Microsoft Стивен Балмер, супермодель Наоми Кэмпбелл, американская звезда Дита фон Тиз, итальянский бизнесмен и менеджер "Формулы-1" Флавио Бриаторе.
По словам телохранителя, ему приходится изучать образ жизни охраняемого, его сферу бизнеса и прогнозировать возможные угрозы.
“Безопасность — это общее состояние объекта, физическое, моральное и ментальное здоровье, — объясняет Фонарев. — Например, звезды. Хотят ли их убить? В большинстве случаев — нет, хотя Джону Леннону не повезло. А хотят ли застать врасплох и сфотографировать? Конечно”.
Тактика в таком случае может быть разная. В команде есть как не привлекающие внимание телохранители, так и крупные, рослые охранники. Задача одних — аккуратно и незаметно отстранить папарацци, других — показательно убрать с дороги тех, кто не понял с первого раза.
Алексей Фонарев во время работы
Алексей Фонарев во время работы
В 2006-м Алексею довелось работать с Биллом Гейтсом. Однодневный визит основателя Microsoft телохранители готовили два месяца. Все было расписано с точностью до минуты. Мероприятие проходило в гостинице "Балчуг". Главной задачей было не допустить угрозы репутации.
“Мы знали, что накануне в Гейтса два раза бросали торт. Поэтому не подпускали людей слишком близко и держали под рукой зонт или папку”, — вспоминает он.
Пригодилось и увлечение Фонарева фотографией.

“Я понимаю, какие снимки любят в СМИ, и знаю, что если я попаду в кадр, то его нигде не опубликуют, — объясняет Алексей. — Всю встречу я находился в шаге от Гейтса, и в итоге в СМИ попали всего две фотографии, помимо корпоративных”.

Папарацци за работой
Папарацци за работой
Клиентов, чьей жизни реально угрожает опасность, значительно меньше. Но и им от бодигарда в первую очередь нужны не боевые навыки, а аналитическое мышление.
“Сейчас рисков стало больше — на сопредельных территориях могут быть диверсионные акты устрашения, есть озлобленные родственники, однако нужно понимать, что даже в таком случае вряд ли атакуют с автоматом. Скорее отравят еду или испортят автомобиль”, — рассуждает Фонарев.
Такие риски тоже можно минимизировать. “Для защиты одного из клиентов придумали целую схему. С едой контактировал только повар. Лично покупал продукты, и никто из персонала не знал где. Подсунуть что-то отравленное было невозможно”. Тем не менее приготовленную пищу всегда пробовал первым личный телохранитель.
"Выдали месячную зарплату, и я ушел"
При выборе специалиста учитываются не только навыки. Чтобы работа шла гладко, его возраст и интересы должны максимально совпадать с клиентом. Поиск идеального кандидата занимает не один день, отмечает телохранитель Дмитрий Сакуто.
Иногда те, кто реально опасается за жизнь, выдвигают дополнительное требование — за плечами должна быть закалка суровыми девяностыми. Впрочем, и сами опытные бодигарды иногда выбирают, кого защищать.
Геннадий Никитин (имя изменено) служил в погранвойсках, прошел чеченскую войну, где получил ранение. Товарищи порекомендовали боевого офицера в качестве телохранителя. Клиенты у него очень разные.

“Но я не работаю с мажорами и теми, кто занимается оружием и наркотиками, — уточняет он. — Самый короткий рабочий день длился три часа. Мы подъехали к дому шефа, и его жена бросила мне ключи, приказав помыть машины. Это что за ерунда? Я не для того нанимался. Мне сразу выдали месячную зарплату, и я ушел”.

“Их семь, а я один”
С охраняемым Никитин мог безвылазно провести полтора месяца. Нередко все это время оставался без связи.
“Когда я пропадаю на работе больше чем на пять дней, к жене приходят те, кто меня устраивал к шефу, все объясняют и, если нужно, помогают, — делится подробностями Геннадий. — Она всегда знает, кому звонить. Переживает, но понимает”.
Поводов нервничать у супруги бодигарда достаточно. Не раз он попадал в больницу с ранениями. И самому стрелять приходилось.

“Мы были в машине, объект сидел за ноутбуком, — вспоминает Никитин. — Тут к нам подходит какой-то человек, стучит в окно. Я немного опустил стекло. А он попытался бросить в салон дымовую шашку”.

Занятия по огневой подготовке в школе коммерческой безопасности
Занятия по огневой подготовке в школе коммерческой безопасности
Среагировал мгновенно: распахнул дверь и выстрелил по ногам. Шашка упала на дорогу. Злоумышленника в итоге скрутили и передали полицейским.
В другой раз киллеры ждали, затаившись у подъезда. Первым из машины вышел Геннадий. Ему сразу выстрелили в грудь — спас бронежилет. А напарник прикрыл собой шефа.
Впрочем, в экстремальных ситуациях доводилось и бросать коллег.
“Мы были в кафе. В какой-то момент компания посетителей начала проявлять агрессию, — рассказывает Никитин. — Их семь, а я один — коллега-водитель отлучился в туалет. Я уронил пару человек. Вывожу клиента, прикрывая спиной. Кричу напарнику по рации — без ответа”.
На улице они сели в автомобиль и быстро уехали. Пригодились навыки экстремального вождения. Позднее водитель их нагнал. Но работы лишился.
Меньше знаешь — крепче спишь
Сегодня особо ценный ресурс — информация. Чтобы понять, откуда исходит угроза, нужно изучить окружение клиента, места, где он бывает и куда планирует поехать.
Открытых источников и соцсетей хватает далеко не каждый раз.
"Приступая к работе, я все анализирую и делаю вывод, какие еще сведения мне нужны, — говорит Никитин. — Если шеф согласен, он сам достает нужные базы. При этом в работе с любым клиентом главное — понимать, чем он занимается, но не вникать в детали. Так ты обезопасишь и его, и себя".
Этот принцип помог Геннадию, когда в начале 2000-х после очередных блатных разборок начальника под прицел силовиков попал он сам. Его задержали, приняв за преступника. Спасло то, что о делах шефа телохранитель был в курсе немногим больше полиции.

“Меня проверили на детекторе. Поняли, что действительно ничего не знаю. Учли боевые заслуги и отпустили”, — вспоминает он.

Конкуренты нередко пытаются и запугивать, и подкупать личную охрану, чтобы получать информацию. После одного такого случая Никитин вместе с семьей несколько раз менял место жительства.
Группа молодых людей усадила его в машину и попыталась узнать маршрут, по которому он и его босс собирались проехать в ближайшее время. Предложили 50 тысяч долларов. После отказа отпустили — или оценили принципиальность, или решили вернуться к разговору позже, но уже другими методами.
“Я рассказал шефу, что меня пытались подкупить. Он организовал нам переезд”.
Квартиру менял три раза. А потом даже перебрался в ближнее зарубежье. Кочевать его семья прекратила, когда работодатель сообщил, что проблема улажена.
“Нас не учат жертвовать собой”
И хотя сейчас инциденты с применением оружия случаются реже, один из вопросов, который задают кандидату в бодигарды: закроет ли он собой клиента от прямого выстрела.
Как объясняют профессионалы, сама ситуация, когда возникает такой выбор, указывает на серьезные ошибки охраны — не смогли вовремя обнаружить источник опасности. По словам Фонарева, лишь единицы могут ручаться, что в экстренной ситуации прикроют кого-то собой от пули.

“Это инстинкт. Он вырабатывается у спецназа и спасателей, военных. У обычного человека может сработать, если речь идет о женщине, ребенке, семье, религиозном долге. Телохранитель не учится жертвовать собой, он учится предотвращать опасность”, — подчеркивает собеседник РИА Новости.

Если близкие охраняемого на случай трагедии обычно застрахованы, то семья бодигарда — не факт.
“Я на этот вопрос ответил: нет, собой не пожертвую. Но сделаю все, чтобы мы выжили вдвоем. Будем бежать, прыгать со второго этажа, прятаться — что угодно. Есть множество других методов спасти жизнь”, — добавляет Фонарев.
Безопасность телохранителя, его пенсия и компенсации в законах не прописаны. Нормы и требования есть лишь для частного детектива и охранника.
“Защищаем человека, а не чемодан”
Чтобы хоть как-то увязать работу с законом, бодигард должен состоять в частной охранной организации. Только у таких фирм есть право на служебное оружие.
При этом в законе "О частной детективной и охранной деятельности" пункт, касающийся защиты людей, лишь один и нуждается в усовершенствовании.

“Норма есть, но она не расписана. Выходит, что мы несем ответственность даже за инфаркт клиента", — отмечает телохранитель.

Занятия в школе охранного предприятия
Занятия в школе охранного предприятия
В результате нередко случается так, что клиент нанимает специалиста, у которого нет оружия. Вооружаться как гражданское лицо бодигардам тоже невыгодно, объясняет юрист Евгений Черноусов, полковник милиции в отставке. Ограничены и условия применения спецсредств, и арсенал.
"Телохранители как граждане имеют право в соответствии с законом "Об оружии" приобретать огнестрельное оружие ограниченного поражения для самообороны, но исполнять обязанности по защите жизни и здоровья в должной мере не смогут", — указывает Черноусов.
По словам Дмитрия Сакуто, получать пистолет нередко приходится под предлогом защиты объекта при транспортировке. “Но защищаем-то мы не чемодан, а человека”, — добавляет он.
Власти обратили внимание на эту проблему еще в 2016-м. Указом Владимира Путина был создан Национальный совет при президенте Российской Федерации по профессиональным квалификациям. Сакуто, Алексей и Дмитрий Фонаревы стали одними из тех, кто возглавил рабочую группу по направлению “Телохранитель”.
“Пока все курсы, которые мы проходим, — по медицине, экстремальному вождению, стрельбе — просто личный бонус, повышающий конкурентность, — говорит Алексей Фонарев. — Но мы разрабатываем профстандарт, по которому для получения лицензии телохранитель будет обязан сдать экзамен и подтвердить свой профессионализм”.
По словам Черноусова, чтобы полностью решить проблему, прежде всего необходимо дополнить два федеральных закона — "О частной детективной и охранной деятельности" и "Об оружии", четко прописав права и обязанности телохранителей.
Это сделало бы их полноценными субъектами права. А пока закон не защищает ни бодигардов, ни их клиентов. Остается полагаться лишь на добросовестность друг друга.
У здания на улице Рождественского в Челябинске, в котором расположен головной офис компании Красное & Белое. 9 июля
Мужчина, выполняющий рабочие обязанности
 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала