Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Палки на колесах. Как добиваются оправдания по наркотическим статьям

© РИА Новости / Табылды КадырбековЗаключенные в исправительной колонии
Заключенные в исправительной колонии - РИА Новости, 1920, 09.06.2021
Читать ria.ru в
МОСКВА, 9 июн — РИА Новости, Юлия Ахмедова. В Самаре судят бывших полицейских, которые занимались массовой фальсификацией дел о наркотиках. В результате пострадали как минимум 17 человек. Большинство до сих пор в заключении — выйдут, только когда экс-сотрудникам МВД вынесут приговор. Впрочем, и после этого невиновным долгие месяцы приходится ждать освобождения и реабилитации.

"Покупал за 1,5 тысячи, продавал за 400 рублей"

Последние четыре года 38-летний Джамал Исламов сидит в тюрьме по "наркотической" статье, которую еще называют "народной". В августе 2016-го пятеро полицейских ворвались к нему в квартиру. Ничего не объясняя, ударили по голове и надели наручники. Выволокли из дома в одних шортах, затолкали в машину и потребовали признания в распространении.
Наручниками пристегнули к дверям и начали их открывать, причиняя сильную боль, — шрамы на щиколотках остались до сих пор. Джамал хотел привлечь внимание прохожих, тогда полицейский сломал ему ключицу. Из-за того что медицинскую помощь вовремя не оказали, травма предплечья беспокоит до сих пор.
После пыток он "согласился подписать что угодно". Машина заехала во двор жилого дома Железнодорожного района Самары. Там оперативник передал Исламову бумажный сверток белого цвета, который достал из бардачка автомобиля, и 400 рублей — якобы плату от покупателя. Затем сфотографировал задержанного вместе с понятыми — Рудневым и Кискиным. Оба люди неслучайные, постоянно сотрудничали с полицейскими.
Возбудили уголовное дело о сбыте наркотических средств в значительном размере. В протоколе допроса зафиксировали, что подозреваемый якобы продал некому А. Мещерякову "N-метилэфедрон" — 0,48 грамма. Исламов документ подписал — полицейские грозили не только снова применить силу, но и подбросить наркотики его девушке.
Джамала приговорили к восьми годам заключения.

"Да, сын употреблял, — вспоминает отец осужденного Нияз. — Но приобретать лично для себя — одно, а сбывать — совсем другое. Какой же он наркоторговец, если покупал грамм за полторы тысячи, а продавал за 400 рублей?"

Освободиться из колонии Исламов должен в 2025-м. Но надеется, что выйдет раньше и его реабилитируют.

"Свое уже отсидел"

В 2019-м на методы работы самарских оперативников обратили внимание в Следственном комитете. По статье о фальсификациях (303 УК) к ответственности привлекли шестерых сотрудников отделения полиции № 9 Железнодорожного района Самары — Сергея Храновского, Андрея Зленко, Бориса Чернова, Павла Бормотова, Александра Путятина и Динислама Канярова. По версии следствия, с 2015-го по 2017-й они массово инсценировали преступления, из-за чего за решетку попали 17 человек.
Полицейским также предъявили обвинения по ст. 159 УК ("Мошенничество"), ст. 286 УК ("Превышение должностных полномочий") и 228 УК ("Незаконный оборот наркотических средств"). Кроме того, по делу проходят 15 самарцев — подставных понятых и закупщиков.
Альберт Литвинов - РИА Новости, 1920, 21.01.2021
Житель Подмосковья борется в суде против обвинения в хранении наркотиков
Подследственный Храновский, начальник отдела, объяснял, что всему виной "палочная" система. Руководитель, по его словам, требовал выявлять как минимум один эпизод незаконного сбыта наркотиков в неделю. А за невыполнение "плана" грозил увольнением. Экс-полицейский жаловался, что добросовестно работать в таком темпе физически невозможно.
Опера действовали по схожему сценарию: отслеживали тех, кто уже проходил по наркотическим статьям или просто страдал наркозависимостью, задерживали и фабриковали доказательства.
Сейчас дело рассматривают в суде. Большинство бывших оперативников признают вину, однако 14 пострадавших пока за решеткой. Вышли всего трое, причем полностью отсидев сроки.
Так, Михаил Иванов (имя изменено) раньше уже отбывал наказание за сбыт. Освободился в 2011-м и больше с наркотиками не связывался. Работал монтажником металлоконструкций, воспитывал вместе с женой дочь. Но спустя четыре года за ним снова пришли.

"В тот день сын дома делал ремонт, — рассказывает мать Иванова Галина (имя изменено). — К нему заглянули знакомые — двое мужчин. Собрались уходить, открыли двери, а там полицейские. Ворвались в квартиру, руки скрутили и увели в машину. Потом привезли в какой-то двор, где ждали "закупщик" и "понятые", достали наркотики и сфотографировали".

Иванов подписал признательное, как и Исламов: полицейские пообещали подбросить наркотики супруге. В 2016-м ему дали восемь лет лишения свободы.

"Да, он когда-то оступился и отбыл свое, — замечает Галина Иванова. — Это не значит, что можно еще раз вот так взять и посадить человека ни за что. Но один из оперов во время задержания так и сказал: "Слишком уж долго ты на воле".

Семья Михаила с нетерпением ждет обвинительного приговора полицейским, после которого, как они надеются, с него снимут судимость и помогут в реабилитации.

"Дыма без огня не бывает"

Другого пострадавшего — Александра Шаромова — приговорили к десяти годам строгого режима. Официально — за торговлю наркотиками. На самом деле — за то, что однажды вечером решил употребить с друзьями.

"Дыма без огня не бывает, — отмечает его мать Юлия. — Мы пытались на него повлиять. Он завязал. Даже хотел служить по контракту. Прошел медкомиссию, написал заявление о приеме в армию. Но перед отъездом собрались с друзьями — они его и сдали".

В тот вечер знакомый, который был в гостях у Александра, попросил его выйти на улицу. Там ждали сотрудники полиции. Квартиру не обыскивали, наркотики не изымали. Просто привезли в отдел и убедили подписать признание, пообещав взамен условный срок.
"Подброса как такового даже не было, — рассказывает Юлия. — Просто опечатали какое-то вещество и отправили на экспертизу. Откуда достали — не знаю. А сыну вручили листок с написанным сценарием и велели завтра все повторить перед следователем. Тогда якобы дадут условно. Но получилось иначе".
Молодые люди во время прогулки по ночной улице - РИА Новости, 1920, 13.04.2021
"Доступен, приводит к шизофрении": подростки увлеклись новым наркотиком
Шаромов сейчас в колонии — отсидел пока половину срока. По словам матери, все эти годы она пыталась помочь сыну. Теперь надеется, что полицейских осудят как можно быстрее, только тогда Александр окажется на свободе.

"Мы с самого начала понимали: дело сфабриковано. Обращались и в прокуратуру, и в администрацию президента. Никто не обращал внимания", — говорит Юлия.

"Да, это негуманно"

Юрист Дмитрий Егошин представляет интересы нескольких потерпевших. Пока нет вердикта в отношении полицейских, пострадавшие из тюрьмы не выйдут, отмечает он.
"Если экс-сотрудников признают виновными и приговор вступит в законную силу, мы получим право писать заявления о возобновлении и пересмотре уголовных дел по новым обстоятельствам", — объясняет защитник.
По его словам, процесс это долгий, может растянуться на год-полтора. Виной всему — бумажная волокита и бюрократия.

"Способа ускорить нет, — говорит Егошин. — Конечно, негуманно, что невиновные столько времени в тюрьме. И самое обидное — содержание в колонии нельзя заменить, например, домашним арестом. На этом этапе законом такая процедура не предусмотрена".

Юрист подчеркивает: возможно, пострадавших от бывших полицейских гораздо больше.
"В тюрьме они между собой общаются. Нашим потерпевшим сокамерники рассказывали похожие истории. Мы кинули клич, чтобы обращались, если их дело тоже сфальсифицировали. Тогда подадим на пересмотр, попытаемся обжаловать приговор, чтобы добавить новые эпизоды. Но пока никто не отозвался. Может, уже рукой махнули или боятся".

"Нарушая все на свете"

Сколько людей попадает в тюрьмы по сфабрикованным обвинениям в распространении наркотиков, подсчитать невозможно. Однако эксперты уверены: речь о сотнях или даже тысячах невинно осужденных.
Болеутоляющее и деньги - РИА Новости, 1920, 28.10.2018
Опиоидная чума: как американцы подсаживаются на наркотики
Только с начала года уголовные дела против наркополицейских возбудили в нескольких регионах. Так, в Бурятии оперативник подложил запрещенные вещества в гараж жителя поселка Новый Уоян, сделал фотографии и заставлял признаться в преступлении. В Татарстане полицейских заподозрили в том, что они принудили человека приготовить и принять наркотик. Причем компоненты, по информации СМИ, опера предоставили сами. В Калининграде арестовали троих сотрудников — они сфальсифицировали результаты оперативно-разыскной деятельности.

"Такое происходит в каждом регионе, — говорит правозащитник Арсений Левинсон. — Инсценировку сразу видно: одни и те же понятые, одни и те же закупщики. Почему ни судьи, ни прокуроры этого не замечают? Причем сами оперативники себя неправыми не считают. Думают, наркоманы — преступники и должны сидеть в тюрьме. Следовательно, любое дело против них можно сфабриковать — в нарушение всех законов".

По данным судебного департамента Верховного суда, в 2020 году добиться оправдания или прекращения дела по реабилитирующим основаниям по наркотическим статьям (228 и 228.1 УК ) удалось в 37 случаях. Обвинительный приговор вынесли в отношении 67 тысяч человек.
Таким осужденным трудно не только освободиться, но и получить достойную компенсацию за неправомерное привлечение к ответственности. В России нет четких критериев для оценки морального вреда. Постановление Пленума Верховного суда рекомендует выплачивать две тысячи рублей за один день незаконного нахождения под стражей. Однако, отмечают эксперты, на практике за сутки, проведенные в неволе, дают лишь несколько сотен рублей.
 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала