Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

"Похоронный дом": почему погибают в частных пансионатах для престарелых

© РИА Новости / Алексей Куденко / Перейти в фотобанкВ НИИ детской онкологии и гематологии Российского Научного Центра РАМН имени Н.Н. Блохина
В НИИ детской онкологии и гематологии Российского Научного Центра РАМН имени Н.Н. Блохина
Читать ria.ru в
МОСКВА, 27 авг — РИА Новости, Юлия Ахмедова, Дмитрий Ермаков. Вызывающие сонливость и повышение температуры инъекции, привязывание к кровати и лапша быстрого приготовления на завтрак, обед и ужин — так доживают свои последние дни российские пенсионеры в частных домах престарелых. РИА Новости побывало в нескольких пансионатах для пожилых и попыталось разобраться, почему такие заведения работают в России без должного госконтроля, кто виноват в гибели стариков в их стенах, как родственники погибших добиваются наказания для виновных и что делают власти для наведения порядка в этом секторе соцуслуг.
Также в материале:
— зачем пожилым людям в пансионатах дают галоперидол;
— почему пенсионеров моют вместе в надувных бассейнах и привязывают к кроватям;
— сколько должно стоить проживание в пансионате, чтобы постояльцев кормили не только "Дошираком";
— почему дома престарелых регулярно горят.
Из дверей частного пансионата для пожилых людей "Маяк" выходит управляющая Татьяна Сорокина. Она помогает спуститься по пандусу укутанной в плед пожилой даме в инвалидном кресле. Руки у Татьяны не по-женски сильные, маневры с креслом даются ей без особых усилий. Оставив бабушку в беседке, сама она садится недалеко на лавочке, чтобы во время разговора с нами видеть свою подопечную.
Сорокина рассказывает, что работает в "Маяке" с самого основания уже 1,5 года. Путь к должности управляющей она начала с работы обычной сиделки в нескольких частных домах престарелых. О прошлых местах работы женщина говорит с досадой в голосе.
© Фото : из личного архиваТатьяна Сорокина
Татьяна Сорокина
Татьяна Сорокина
"В пансионате в Сколково у меня на втором этаже было 11 человек, — вспоминает она. — В каждой комнате — по пять-шесть постояльцев. В основном все колясочники, многие с деменцией. Конечно, я не могла уделять каждому достаточно времени. На третьем этаже было еще хуже: там работала одна сиделка на 17 лежачих. Их оттуда вообще не вывозили из-за слишком узких лестниц".
Рабочие смены Сорокиной длились по 36 часов. Несмотря на такую загрузку, расширять штат сотрудников руководство пансионата, по словам собеседницы, не планировало. Вместо этого практиковались другие методы работы.

"Туда вызвали терапевта. По его назначению и по команде управляющей постояльцам давали галоперидол — нейролептик, чтобы они лежали спокойно, как овощи. Для этих же целей часто фиксировали руки и ноги. Надевали памперсы даже тем, кто в них не нуждался, — чтобы по ночам не вставали с кроватей. Родственники постояльцев обо всем этом, конечно, не знали", вспоминает Татьяна.

Пожаловаться родным могли не все. Многие постояльцы страдали деменцией, другие опасались, что за жалобой может последовать наказание.
"Одна бабушка как-то пожаловалась своей знакомой, — говорит Сорокина. — Это дошло до управляющей, после чего она отобрала у нее телефон и на неделю запретила ей выходить из комнаты. Ее не выпускали даже в коридор заниматься с аниматором, не разрешали смотреть телевизор".
Свадьба Михаила и Марины
"Ты что, с ума сошел?" Они пришли туда доживать, но все круто изменилось
По словам собеседницы, если родственники затягивали с оплатой, то управляющая давала указание медсестре, чтобы та делала старикам укол, вызывающий повышение температуры.
"Затем вызывали скорую и отправляли их в больницу, чтобы не занимали койки бесплатно, — говорит Сорокина. — Медсестер, которые отказывались, увольняли. Бывало так, что родственники вносили оплату, но кровати этих постояльцев к тому моменту уже занимали. Тогда их клали на раскладушки".
Такое отношения к пожилым в частных пансионатах — не единичный случай.

"У нас тоже постояльцы постоянно спали, потому что были под препаратами, — рассказывает РИА Новости Айгуль Кожоналиева, работавшая сиделкой в частном пансионате в подмосковной деревне Мамоново. — Медсестра нам говорила, кому сколько капель галоперидола нужно давать. Я тогда вообще без опыта была и делала то, что говорили".

Перед приездом родственников, по словам собеседницы, персоналу давали команду привести постояльцев в чувство.
"Их мыли в надувном бассейне, потому что душевые кабины на этаже не были приспособлены для пожилых людей, вспоминает Кожоналиева. Ставили его среди комнаты, наливали десять ведер воды и погружали туда несколько человек".

Очередь на пенсию

Как правило, в России пожилые люди обращаются в частные пансионаты, потому что устроиться туда легче, чем в государственные дома престарелых. Содержание в государственных пансионатах обходится значительно дешевле (в месяц отчисляется 75 процентов от пенсии), но попасть туда почти невозможно из-за огромных очередей и бюрократических сложностей.
Решившимся переехать в муниципальный дом престарелых необходимо предоставить большой пакет документов в органы соцзащиты, который проверяет специальная комиссия. Если у кандидата нет родственников и он не в силах ухаживать за собой самостоятельно, то можно рассчитывать на место в интернате, которое приходится ждать три-четыре месяца, а то и больше.
Документальный проект Другие люди?: онлайн-летопись добрых дел
Документальный проект "Другие люди?": онлайн-летопись добрых дел
"По официальной информации, свободные места в госучреждениях есть, — рассказывает РИА Новости председатель Ассоциации "Патронаж" Алексей Сабадаш. — Но на самом деле там почти всегда очереди, особенно в заведения с хорошей репутацией. Кроме того, попасть туда могут люди определенного возраста, с определенным достатком и за которыми не могут ухаживать близкие родственники. Предпочтение отдается ветеранам войны, инвалидам, лицам, страдающим хроническими заболеваниями".
Есть и те, кто принципиально не хочет связываться с государственной системой. Однако нет никаких гарантий, что в коммерческом пансионате даже за большие деньги пожилому человеку будет обеспечен достойный уход.

"За ночь умирали по два-три человека"

Шестидесятивосьмилетний Яков Гельд хорошо знаком с сервисом частных домов престарелых. По словам мужчины, еще несколько месяцев назад его жизнь была похожа на ад.
Гельд родом из Подмосковья, но много лет проработал в Томской области на бурении нефтяных скважин. В результате рабочей травмы он потерял руку, а в прошлом году ему пришлось ампутировать ногу из-за осложнения, вызванного диабетом.
© Фото : Татьяна СорокинаЯков Гельд
Яков Гельд
Яков Гельд
"Я долго лежал в больнице и переживал, что не могу просто вернуться домой, — ухаживать за мной там было некому. В Москве у родственников нет на это времени: сестры и племянники работают, у них маленькие дети. А мои дети живут далеко и в разных городах. Лечащий врач посоветовал переехать в пансионат, где будет постоянный уход", — рассказывает Гельд.
Осенью 2019 года сестра помогла ему устроиться в частный пансионат в Бронницах, где он прожил семь месяцев — больше вынести не смог.
В разговоре с корреспондентом РИА Новости Гельд то и дело отвлекается на другие воспоминания: эмоционально рассказывает про охоту на рябчиков в Томской области, рыбалку и коллег по вахте. Видно, что вопросы о первом опыте жизни в пансионате вызывают у него неприязнь, — отвечая на них, он сжимает руку в кулак и отворачивается к окну.

"Там было много лежачих постояльцев, многие невменяемые. На все мужское отделение — один душ и туалет, который регулярно забивался. Запах стоял такой, что я иногда уснуть не мог. Пандусов и поручней не было ни в мужском, ни в женском отделении. На двадцать человек у нас была одна сиделка. Она не только кормила, одевала, купала нас, но и убиралась, мыла полы. Мне так жалко было девчонок, которые там работали", — рассказывает он.

По словам собеседника, в пансионате часто умирали люди.
"Как-то ночью привезли мужчину, замотанного в какие-то тряпки. Его дочь сказала, что он замерз. Когда она уехала, я одной рукой стал помогать сиделке все это разматывать. Оказалось, что в животе у бедолаги открытая рана. К утру он умер. Это был не единичный случай. Порой за ночь умирали по два-три человека. Между собой мы называли это не пансионат, а похоронный дом", — вспоминает собеседник.
Спустя полгода сестра помогла Гельду перебраться в другой пансионат — с нормальными условиями. Дети предлагают забрать его к себе, но мужчина не спешит с переездом.
"Если научусь ходить на протезе, то перееду домой к детям. Если нет, то останусь тут: не хочу быть обузой", — говорит Гельд.
© Фото : Татьяна СорокинаЯков Гельд
Яков Гельд
Яков Гельд

Мрамор со снотворным

Оксана Чернописская и ее страдающая деменцией 85-летняя мать сменили несколько частных пансионатов для пожилых. Сначала выбор пал на частный пансионат в деревне Картмазово в Новомосковском административном округе.

"На первый взгляд все было шикарно, — рассказывает Чернописская. — Красивый коттедж, где повсюду мрамор и хорошо пахнет. Но через несколько месяцев мы уехали оттуда с чесоткой и еще кучей заболеваний. Оказалось, там плохо стирали белье и давали постояльцам снотворное".

Спустя время Чернописская еще дважды предпринимала попытки обеспечить матери достойный уход в частных пансионатах, но сталкивалась с такими же проблемами.
"В других местах с кровати ее поднимали, только когда я приезжала", — вспоминает она.

Забота с летальным исходом

Постояльцы и их родственники жалуются не только на недостаточное внимание сотрудников домов престарелых. В некоторых случаях речь идет о полном игнорировании персоналом таких учреждений самых простых нужд пожилых.
В июле 2017 года Елена Перфилова решила поселить свою бабушку в частный дом престарелых, потому что улетала в отпуск за границу. Она привезла 83-летнюю Нину Кондратьеву в пансионат "Люберцы", который принадлежит сети "Теплые беседы".
© Фото : Елена ПерфиловаНина Кондратьева
Нина Кондратьева
Нина Кондратьева
Перфилова утверждает, что до пансионата бабушка могла ходить сама и была вполне дееспособной. Но когда через три недели Елена приехала в пансионат, родственницу вывезли на инвалидном кресле, а через несколько дней она умерла.
"В пансионате она получила перелом шейки бедра, — рассказывает РИА Новости Перфилова. — К сожалению, я не знаю, что там точно произошло: то ли она упала, то ли сотрудники ее уронили. Ни сиделки, ни управляющая не могли ничего объяснить. Видимо, после травмы ей не оказывали должного ухода, и какое-то время она была полностью обездвижена. На следующий день после того, как мы ее забрали, ей стало хуже. Бабушку увезли на скорой в реанимацию, где она скончалась. У нее зафиксировали отек легких, к чему, как считают врачи, привело обездвиженное состояние".
По договору, подписанному с "Теплыми беседами", пансионат просто оказывал гостиничные услуги, никакой ответственности за здоровье постояльца. Однако женщина считает, что за гибель бабушки должны ответить сотрудники этого учреждения, и уже три года пытается привлечь их к ответственности.

"Полтора года я добивалась возбуждения уголовного дела, но мне отказывали, — говорит Перфилова. — В феврале 2019 года все же завели дело по статье 238 УК России "Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности". На какой стадии расследование сейчас, мне неизвестно".

В "Теплых беседах" настаивают, что Кондратьева поступила к ним уже в тяжелом состоянии. "При поступлении в наш пансионат мы строго фиксируем, с какими заболеваниями и травмами клиенты к нам заселяются, — поясняет РИА Новости директор сети пансионатов Дмитрий Рыпалев. — Когда к нам привезли ее, у нее уже был перелом бедра".
Перфилова же утверждает, что в акте, составленном сотрудниками пансионата при приеме ее бабушки, ничего не говорится про перелом шейки бедра, упоминается только "слабое состояние".
Корреспондент РИА Новости ознакомился с документом — записи о переломе бедра в нем действительно нет.
В пресс-службе СК России на вопросы редакции об уголовном деле не ответили.

Серая зона

Первые частные пансионаты стали появляться в России в начале 2000-х годов. Однако за 20 лет этот бизнес качественно не изменился, уровень социальных услуг для пожилых людей до сих пор оставляет желать лучшего.
Многие из таких пансионатов находятся в так называемой серой зоне и никак не регулируются законодательством. По словам экспертов, проследить, в каких условиях живут клиенты и как с ними обращаются, возможности нет ни у чиновников, ни у родственников.
По закону "Об основах социального обслуживания граждан РФ", включение организаций социального обслуживания в госреестр поставщиков социальных услуг происходит на добровольной основе.

"Наличие свидетельства о регистрации в госреестре означает, что пансионат прошел серьезные проверки и соответствует нормам и требованиям, которые предъявляются с точки зрения пожарной безопасности, доступной среды и других, — объясняет Алексей Сабадаш. — Коммерческие предприятия избегают таких сложностей. В итоге там может твориться откровенный беспредел".

По словам собеседника, проверить условия содержания в пансионатах, которые не входят в реестр, могут только в двух случаях: если там произошло ЧП, например пожар, или пожаловались родственники.
Необремененные проверками и требованиями законов предприниматели открывают пансионаты в загородных двух- или трехэтажных коттеджах, изначально не рассчитанных на размещение пожилых людей.
"Снимают дом, размещают рекламу и нанимают сиделок. Никого не заботит, что пожилым маломобильным людям необходимы широкие лестницы, лифты, в которых могла бы поместиться кровать или коляска, коридоры шириной не менее двух метров", — говорит Сабадаш.
В Министерстве труда и соцзащиты сообщили РИА Новости, что официально в России насчитывается 142 частных дома престарелых. Сколько в стране серых пансионатов, никто точно не знает. Одни предприниматели регистрируют бизнес как гостиничные услуги, другие не регистрируют вообще.

Ни поручней, ни пандусов

Корреспондент РИА Новости провел эксперимент и позвонил в несколько частных пансионатов, которых нет в реестре, с просьбой принять пожилого мужчину, прикованного к инвалидному креслу.
В пансионате "Румянцево" сети "Теплые беседы" место было только одно: на третьем этаже. Узнав, что дедушка не может ходить, администратор заверил, что сиделки будут помогать ему спускаться вниз.
При этом в пансионате есть только общий душ на этаже. Поручней и пандусов нет ни в общих помещениях, ни в спальнях, ни в уборных. В каждой комнате — более трех постояльцев.
В пансионате "Академия долголетия" в Сколково также сообщили, что помещение не оборудовано пандусами и поручнями.

"Со второго и третьего этажа вряд ли получится спускаться", — отметил администратор про сколковский пансионат. По его словам, туалет и душ там находятся в общей зоне.

На вопрос, входит ли "Академия долголетия" в госреестр, администратор ответил, что "это в планах есть".
По данным СПАРК, в июле 2020 года в одном из пансионатов "Академии долголетия" в деревне Дудкино прошла внеплановая проверка МЧС, в результате которой было выявлено 21 нарушение противопожарной безопасности.
В частности, сотрудники МЧС выяснили, что сигнал о возникновении пожара в пансионате не дублируется на пульт подразделения пожарной охраны, а эвакуационные пути и выходы не соответствуют техническим нормам. Персонал в пансионате не был подготовлен к эвакуации в случае пожара.
Машины противопожарной службы у больницы Святого Георгия в Санкт-Петербурге
Пожары в больницах, домах престарелых и спецучреждениях в 2015-2020 годах

Нет дома без огня

Пожары, в том числе и с жертвами, происходят как в серых заведениях, так и во входящих в госреестр пугающе часто. Только за последние несколько месяцев в огне погибли 18 проживавших в пансионатах в Москве и Подмосковье.
Так, 11 мая в пожаре в частном хосписе "Второй дом" в подмосковной Опалихе под Красногорском погибли 11 человек. Одна из возможных причин возгорания — неисправность электропроводки.
Месяцем ранее огонь вспыхнул в частном доме престарелых "Третий возраст" в московском районе Кунцево. По официальной версии, причиной возгорания стал взрыв паров топлива в котельной. Погибли семь человек, еще около десяти пострадали.

"Третий возраст" работает в этой сфере не первый год и позиционирует себя как сервис премиум-класса. Компания зарегистрирована в госреестре и, судя по отзывам опрошенных РИА Новости экспертов, пользуется уважением на рынке.

Однако, по данным СМИ, то помещение, в котором произошел пожар, не было принято в эксплуатацию, его не проверяли контрольно-надзорные органы, но стариков туда уже заселили.
Как сообщили РИА Новости в МЧС России, за 2019 год было проведено около тысячи проверок противопожарного состояния частных и муниципальных домов престарелых. В результате выявлено более 1,5 тысячи нарушений: содержание путей эвакуации, работоспособность автоматических систем пожаротушения, наличие первичных средств пожаротушения, противопожарное водоснабжение, неисправность электросетей, недостаточная подготовка персонала.
К административной ответственности, по данным ведомства, за прошлый год привлечено более 140 юридических и 320 должностных лиц.
Виновными в гибели пожилых людей от огня обычно признаются владельцы пансионатов. При этом, как правило, им инкриминируют оказание услуг несоответствующего качества и приговаривают к небольшим условным срокам.
Так, после пожара в красноярском доме престарелых "Жемчужина", где в августе 2017 года погибли три человека, владелица заведения получила четыре года тюрьмы условно.
Рентгеновский снимок. Архивное фото
Число переломов шейки бедра может к 2035 году вырасти в среднем на 40%
В октябре того же года сгорел частный дом для пожилых в Иркутске. Жертвами стали три человека. Владелицу приговорили к трем годам заключения условно.
Опрошенные РИА Новости эксперты сходятся во мнении, что в серых пансионатах вероятность катастрофы гораздо выше, чем в государственных и тех, что входят в реестр и регулярно проверяются на безопасность.
"Для того чтобы сделать в пансионате на сто человек нормальную противопожарную систему, нужно отдать четыре-пять миллионов рублей, — считает Алексей Сабадаш. — Будет ли предприниматель, который снимает коттедж условно за 250 тысяч рублей в месяц, тратить такую сумму на создание системы пожарного тушения?"

"Доширак" утром, в обед и вечером

Цены на проживание в частных домах престарелых в разных регионах России начинаются от 700-800 рублей в сутки и доходят до пяти тысяч рублей и выше.
Сами предприниматели поясняют, что стоимость проживания человека в пансионате не должна быть меньше 1400-1600 рублей в сутки. В противном случае постояльцы будут расплачиваться здоровьем, комфортом и безопасностью.

"Когда я вижу объявления пансионатов, предлагающих свои услуги менее чем за тысячу рублей в сутки, сразу же возникают вопросы, — отмечает основатель центров для пожилых людей "Маяк" Сергей Волков. — Из опыта могу сказать, что на эти деньги невозможно обеспечить разнообразное и здоровое питание, не говоря уже о разделении столов для людей с разными заболеваниями. Скорее всего, постояльцам будут подавать только "Ролтон" или "Доширак". Я не утрирую: известны случаи, когда лапшой быстрого приготовления кормили утром, в обед и вечером".

В дешевых пансионатах экономят и на персонале. По стандартам в государственных социальных учреждениях одна сиделка должна быть максимум на девять человек, в частном — на пять. Кроме того, в учреждении должна быть горничная, повар, психолог. Но часто, по словам собеседников РИА Новости, все эти функции выполняет один человек.
"Во всех цивилизованных странах, особенно в Японии и в Восточной Европе, тоже есть не очень качественный сектор частных домов престарелых, — отмечает в беседе с РИА Новости гендиректор "Желтого креста" Рамаз Ахметели. — Встречаются такие случаи и в США, и в Израиле. Но в целом за рубежом проживающие платят совсем другие деньги за пансион, что способствует развитию рынка. У нас же этого, по сути, не происходит".
Галина Николаевна со своими наградами
"Лучшее — детям". Как "миллионерша" оказалась в доме престарелых

Дорогие старики

С принятием закона об основах социального обслуживания государство начало сотрудничать с частными домами престарелых, входящими в госреестр, и частично оплачивать пребывание в нем пенсионеров. Однако для самих предпринимателей такая схема оказалась невыгодной.
"Входящие в госреестр частные компании обязаны заключать контракты на поставку соцуслуг с государством, — поясняет РИА Новости гендиректор сети частных домов престарелых Senior Group Алексей Сиднев. — То есть в частном пансионате наряду с коммерческими местами есть еще и социальные места, которые оплачиваются государством. Однако во многих регионах тарифы оказываются ниже реальной стоимости содержания человека".
Так, по словам Сиднева, из московского бюджета частный пансионат получает 59 700 в месяц за одного постояльца, в Подмосковье — до 51-й тысячи рублей, а, например, в Уфе — только 18 тысяч. При этом средняя себестоимость обслуживания тяжелых пациентов составляет около 180 тысяч рублей в месяц.
Даже по таким низким расценкам, как отмечают собеседники РИА Новости, государство не всегда выплачивает деньги в срок.

"По закону компенсация за предоставленные услуги происходит постфактум, но возникают накладки, — говорит он. — Например, в Санкт-Петербурге только за первый квартал этого года бюджетные организации задолжали одной сети пансионатов более 200 миллионов рублей".

Закон на паузе

Навести порядок в этой сфере соцуслуг законодатели попытались в 2018 году: в Госдуму был внесен законопроект об ужесточении контроля над частными домами престарелых. Основная идея его авторов состоит в том, что все коммерческие пансионаты должны в обязательном порядке включаться в госреестр. В случае отказа от регистрации парламентарии предложили закрывать частников в судебном порядке.
Уход за пожилой женщиной
Добрые дела НКО: зачем, если есть государство
Законопроект прошел первое чтение еще два года назад, но после работа по нему остановилась.
По словам сенатора Елены Афанасьевой, которая была одним из авторов документа, законопроект "застрял в Госдуме, как и многие другие инициативы".

"Мы ждем реакции депутатов, — говорит Афанасьева. — К сожалению, некоторые законопроекты висят там годами".

Работают над внесением изменений в закон и в Минтруде.
"Мы видим необходимость в мониторинге работы не только тех организаций, которые являются поставщиками социальных услуг, но и тех, которые в этот реестр не входят и работают по частному заказу граждан, — заявили в ведомстве. — Сейчас мы совместно с экспертами прорабатываем законопроект, который позволит выстроить слаженную работу государственных и некоммерческих организаций, оказывающих помощь пожилым гражданам".
 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала