Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Петербургский врач рассказал о работе в "красной зоне"

Читать ria.ru в
С.-ПЕТЕРБУРГ, 12 авг – РИА Новости, Анастасия Яконюк. Врач 40-й больницы Петербурга Абу Айда Айман Шихда Мухаммад во время пандемии коронавируса добровольно отправился в "красную зону". О том, как уролог быстро переквалифицировался в инфекциониста, как его семья пережила вынужденную разлуку и почему все врачи за эти месяцы стали родными людьми, он рассказал корреспонденту РИА Новости.
МИА "Россия сегодня" при поддержке министерства здравоохранения Российской Федерации и департамента здравоохранения города Москвы, ВОД "Волонтеры-медики" и Ассоциации волонтерских центров, а также АНО "Национальные приоритеты"/сайт стопкоронавирус.рф запустило всенародную онлайн-акцию в поддержку врачей "Пожалуйста, дышите!". На портале акции публикуются фотографии и короткие истории героев борьбы за жизнь и здоровье людей в период пандемии в России. Все желающие рассказать о медиках, сотрудниках бригад скорой помощи, волонтерах могут заполнить форму на портале акции.
В июле в рамках акции большое количество отзывов пришло от пациентов 40-й больницы Санкт-Петербурга и пансионата "Заря", который на время пандемии был переоборудован в ковидный госпиталь, о докторе с необычным именем Абу Айда Айман Шихда Мухаммад.
© Фото : страница врача Абу Айда Аймана Шихда Мухаммада ВКонтактеВрач 40-й больницы Петербурга Абу Айда Айман Шихда Мухаммад
Врач 40-й больницы Петербурга Абу Айда Айман Шихда Мухаммад
Врач 40-й больницы Петербурга Абу Айда Айман Шихда Мухаммад

Из уролога в инфекционисты

Абу Айда Айман Шихда Мухаммад в 1993 году в приехал в Россию из Палестины на учебу в медицинском университете. Так он воплотил в жизнь мечту своей мамы увидеть сына в белом медицинском халате и получил профессию уролога-андролога, к тому же защитив кандидатскую диссертацию. После окончания учебы остался в Петербурге – говорит, русский и палестинский менталитеты очень похожи.
Непривычное для русского уха имя пациенты быстро сократили до "доктора Аймана". Короткое "Айман" было написано и на его защитном костюме, в котором доктор отправлялся в "красную зону". Переквалифицироваться на время из уролога в инфекциониста и включиться вместе с другими коллегами в борьбу с пандемией доктор Айман вызвался сам.
"Честно говоря, я даже не задумывался, зачем. Я решил - если не я, кто тогда пойдет? Я понимал, что нужно помочь людям, использовать свои профессиональные возможности. И когда руководство спросило, кто пойдет, я ответил, что пойду я", - вспоминает доктор Айман.
Он признается, что сам в первое время находился в рядах скептиков, считавших, что историю с пандемией не стоит воспринимать слишком уж всерьез.
"Думал, какая-то очередная китайская ерунда", - поясняет Айман, вместо "ерунды" вставляя более крепкое русское слово.
Но очень быстро нескончаемый поток пациентов показал масштабы эпидемии.
"Оказалось, что эта китайская штука создала много проблем, принесла горе и беды очень многим людям. Когда мы только открылись для оказания медпомощи больным с ковидом, было очень тяжело, конечно", - вспоминает он.
© Фото : страница врача Абу Айда Аймана Шихда Мухаммада ВКонтактеВрач 40-й больницы Петербурга Абу Айда Айман Шихда Мухаммад
Врач 40-й больницы Петербурга Абу Айда Айман Шихда Мухаммад
Врач 40-й больницы Петербурга Абу Айда Айман Шихда Мухаммад

В одной лодке

Пройдя курс подготовки вместе с онкологами, травматологами, дерматологами и даже пластическими хирургами, уролог отправился на передовую.
"У нас лучшая больница и лучший главный врач, вы уж мне поверьте!" - утверждает Айман и поясняет: в непростых условиях руководство больницы сделало все, чтобы врачи не отвлекались на посторонние дела.
"Нас обеспечили всем необходимым – оборудование, препараты, средства защиты – все самое лучшее. У нас было питание на высшем уровне, жилье – как в пятизвездочной гостинице. В нашем коллективе были доктора разных специальностей, но все мы оказались в одной лодке. За время работы стали просто родными людьми", - объясняет доктор.
Поначалу, вспоминает он, был подспудный страх – справится ли он, уролог, с поставленной задачей, сможет ли существенно помогать инфекционистам и реаниматологам. Но времени на раздумья и сомнения не было – сотни больных, шестичасовые вахты в "красной зоне", короткие передышки и снова в бой. Да и коллеги, работавшие рядом, всегда были готовы подставить плечо и дать совет.
"Больные смотрели на нас как на богов. Мы этого, конечно, не заслужили – мы не боги, мы врачи. Мы долго к этому шли, учились, тратили столько сил, времени, средств, чтобы стать медиками. Но этот взгляд больных пациентов – они просто цеплялись за нас. Потому что они видели итальянский, испанский, американский сценарий, когда люди гибнут от этого вируса", - рассказывает Айман и вспоминает самый частый вопрос пациентов: "Доктор, а я жить буду?"
"Вы знаете, у меня большой опыт в хирургии, я переживаю за каждого пациента, но когда у человека слезы на глазах, температура 40, он не знает, что делать – тяжело. Мне знакомые звонили: "Айман, температура - что нам делать?". Я говорю: вызывайте скорую, попроситесь в 40-ю больницу. Людям действительно очень тяжело справиться одним", - вздыхает врач.
© Фото : страница врача Абу Айда Аймана Шихда Мухаммада ВКонтактеВрач 40-й больницы Петербурга Абу Айда Айман Шихда Мухаммад
Врач 40-й больницы Петербурга Абу Айда Айман Шихда Мухаммад
Врач 40-й больницы Петербурга Абу Айда Айман Шихда Мухаммад

Уникальный опыт

Он уверяет, что не только сам запомнился пациентам, которые после выздоровления оставляли отзывы о его чуткости, терпении, профессионализме, но и сам запомнил почти всех, кто прошел "через его руки". И это несмотря на то, что нескольким докторам, заступавшим на смену в "красной зоне", приходилось обходить около двух сотен пациентов и не расслабляться ни на минуту – в любой момент у ковидных больных может наступить быстрое ухудшение.
"Да, тяжело, но какой кайф, когда ты выходишь из зоны и чувствуешь себя человеком. А там уже накрыт стол, есть все условия для отдыха после смены. Вышел - поел, отдохнул, взял книжку почитал, немножко освежил информацию. У нас ведь не только учебная база хорошая, но был доступ к профессиональной литературе – европейской, американской, можно все это просмотреть онлайн", - вспоминает Айман.
Использовали доктора и возможность общения с коллегами из других стран – общались с врачами из Германии, Франции, Испании, Италии, Америки. В таком режиме медики работали неделями, о встречах с семьей, друзьями не было и речи – разве только волейбольный матч с коллегами в перерыве на площадке у Финского залива недалеко от больничных корпусов.
У доктора Аймана трое детей, семью он не видел 2,5 месяца.
"Конечно, они скучали, особенно младший ребенок скучал, переживали, естественно. Но они все были горды и чувствовали, что защищены. Я не считаю себя героем, не думаю, что сделал что-то сверхъестественное. Я обязан был это делать, это моя работа", - уверен доктор Айман.
Сейчас, когда пандемия пошла на спад, он постепенно возвращается к основной специальности, бывает, что приходится совмещать с полученным опытом – когда поступают пациенты с урологическими проблемами с коронавирусной инфекцией. Сегодня, получив уникальный опыт, оказав помощь сотням пациентов, Айман надеется, что в будущем подобное испытание не выпадет на долю его детей и внуков.
Темпы распространения и летальность
15 мая 2020, 22:13Распространение коронавируса
Темпы распространения и летальность COVID-19 в России и Москве
Инфографика
Посмотреть
 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала