Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Сотрудники медицинского стационара в аэропорту Шереметьево
Распространение коронавируса

Признания дагестанского врача, которая месяцами работает в "красной" зоне

© Фото : из личного архива Тайгибат АхмедгаджиевныТайгибат Ахмедгаджиевна
Тайгибат Ахмедгаджиевна
Читать ria.ru в
МОСКВА, 21 июн — РИА Новости, Мария Марикян. Тайгибат Хазамова в "мирное время" заведовала отделением нейроинфекций, а сейчас руководит в Махачкале госпиталем, где лечат коронавирус. В "красной" зоне она — ежедневно. Летом ей исполнится 60. Возрастных врачей обычно не допускают к ковид-положительным, но Хазамова сразу решила: буду работать бок о бок с молодыми. Как проходит ее день — в материале РИА Новости ко Дню медицинского работника.

Из "чистой" зоны в "красную"

Тайгибат Ахмедгаджиевна живет в поселке Новый Кяхулай. До Республиканского центра инфекционных болезней имени С. М. Магомедова — десять минут езды. На базе больницы развернули три госпиталя, Хазамова возглавляет самый большой. "Здесь думали оборудовать общежитие для медиков из двух первых госпиталей. Но из-за потока пациентов в конце марта открыли еще один. В начале апреля он был битком", — рассказывает Тайгибат.
Она встает в пять-шесть утра, в семь — уже на месте. "Смотрю "сводку": кто поступил за ночь, кому какие дали препараты, сколько поставили кислородных концентраторов. В восемь — планерка. Врач, который дежурил ночью в "очаге", сообщает, что нового. Обсуждаем с коллегами динамику болезни каждого пациента. Сейчас нам помогает компьютерная программа, которая просчитывает безопасную комбинацию препаратов. Смотрим, какие побочные эффекты, противопоказания. Очень удобно — работа идет оперативнее". Всего в третьем госпитале шесть лечащих докторов — пять инфекционистов и терапевт широкого профиля. А больных сейчас 60 человек, из них 15 — в реанимации.
© Фото : Минздрав РоссииРеспубликанский центр инфекционных болезней имени С. М. Магомедова
Республиканский центр инфекционных болезней им. С.М. Магомедова
Республиканский центр инфекционных болезней имени С. М. Магомедова
После летучки трое врачей — на обходе. У каждого "свой" этаж: на одном — матери с детьми, на двух других — взрослые. Затем возвращаются в ординаторскую и решают, кому из пациентов ночью потребуется особое внимание. Двое докторов "патрулируют" до конца дня.
Медики заранее распределили, кто и когда идет из "чистой" зоны в "красную". "Я — утром. Если надо, еще и днем. Как правило, в реанимацию. Реаниматологи наблюдают пациентов круглосуточно, но иногда надо посмотреть и мне лично, — говорит Хазамова. — Вне "красной" зоны — бесконечная работа с историями болезней: проверяю каждую от и до. Проводим и врачебные комиссии".
Самые тяжелые времена, к счастью, миновали. "В пик докторов было больше и у каждого — по 30-40 пациентов. На улице выстраивались огромные очереди скорых, в госпитализации никому не отказывали. Домой мы возвращались в час-два ночи. Максимально сократили "чистую" зону, освободили место. И все равно сотни людей разместили в коридорах. Они не длинные и узкие, как многие могут подумать. Больница специализированная, инфекционная, коридоры здесь — как небольшие холлы перед входом в палату".
© Фото : из личного архива Тайгибат АхмедгаджиевныТайгибат Ахмедгаджиевна
Тайгибат Ахмедгаджиевна
Тайгибат Ахмедгаджиевна
Тайгибат Ахмедгаджиевна не скрывает гордости: справились. "Среди врачей — ни одной потери. В самом начале несколько наших перенесли ковид в легкой форме — пациенты поступили с пневмонией, а мы еще не знали, с чем имеем дело. Лекарств и оборудования хватало. Всех тяжелых, в том числе из районов, отправляют к нам. Мы же инфекционисты, ежегодно проходим курсы, знаем, как действовать в особо опасных ситуациях".

Страх и панические атаки

Особый вид работы — общение с пациентами. "Некоторым так страшно, что берут за руку, не отпускают. Вцепятся, как дети, и все тут! Важно уделить человеку время. Успокоить, погладить, посидеть с ним. Иначе — ухудшение: подскачет давление, упадет сатурация (содержание кислорода в крови), начнутся панические атаки… Люди пугаются, когда говоришь им о переводе в реанимацию. Это для них удар ".
Среди пациентов есть медики из районов. "Доктор из Дербента у нас уже больше месяца. Никак не оторвется от кислородного концентратора, ходит с ним повсюду. Я ему повторяю: состояние стабилизировалось, можешь ехать домой, КТ и анализы хорошие. А он — ни в какую. Как-то отключили его от кислорода — пора дышать самому. Стоило выйти за дверь, так он самостоятельно подключился! Неделю готовим к выписке, но ему страшно. Тоже с коронавирусными работал, всякое повидал".
Места сбора людей в поселке обрабатывали белизной
"Дышали по очереди". Почему Дагестан оказался беззащитен перед COVID-19
Большинство пациентов до последнего не верили в существование ковида. "Многие занимались самолечением, думали, простуда. Начитаются всякого в интернете, а потом пичкают себя препаратами, доводят организм. В итоге оказываются у нас с 50-70 процентами поражения легких".

"Не будет так, как прежде"

На следующей неделе третий госпиталь, скорее всего, закроют. "Здание тщательно обработают, а мы наконец вернемся к "родным" инфекциям — менингиту, кори… В общем, к мирной жизни. Сейчас с коллегами решаем, кого выписать, а кого перенаправить в первый или второй госпитали. Последние несколько дней тяжелых уже не принимаем".
Тайгибат признается: это непростое время она запомнит навсегда. "Плакали, руки опускались от отчаяния и безысходности. Но — выстояли. Нас так поддерживали люди! Пациенты, которых давно вылечили, узнали наши номера, звонили, предлагали помощь — вплоть до еды и сменной одежды. Соседи и друзья приходили ко мне домой с фруктами и овощами. Это дорогого стоит".
А еще в больнице скоро появится психолог — специально для медработников. "Уже не будет так, как прежде. Ладно мы, взрослые врачи, — "битые волки". А каково молодежи? Хотя, бывало, и подгоняли их, и "наезжали". Но они держались молодцом. Зато теперь такие специалисты — на вес золота. Ни разу не услышала: "Я устал, я не могу".
Тайгибат Ахмедгаджиевна с 23 марта работает без выходных и праздников. И на отпуск особо не рассчитывает, хотя обычно уходит в марте или поздней осенью. В остальное время инфекционист должен быть на месте — из-за сезонных заболеваний. Но она радуется малому: что возвращается домой к родным уже не за полночь.
"Все, работать!" — прощается Хазамова после получасового разговора. Ей пора облачаться в противочумной костюм и идти на обход.
 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала