Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Сотрудники медицинского стационара в аэропорту Шереметьево
Распространение коронавируса

Житель Лондона рассказал, как провел десять дней на ИВЛ

© РИА Новости / Евгений ОдиноковАппарат искусственной вентиляции легких
Аппарат искусственной вентиляции легких
Аппарат искусственной вентиляции легких. Архивное фото
Читать ria.ru в
ЛОНДОН, 23 апр - РИА Новости, Денис Ворошилов. Коронавирус стал испытанием для систем здравоохранения всех стран мира. Вакцин и лекарств от него еще нет, но многие люди с тяжелой формой течения заболевания помещаются под искусственую вентиляцию легких. О том, какие ощущения человек испытывает, находясь на ИВЛ, и как работают реанимационные отделения в британских государственных больницах, рассказал РИА Новости житель Лондона, проведший 10 дней на ИВЛ.
Знакомство Марка, 36-летнего инженера-проектировщика турбинного оборудования для энергетики, с реанимацией случилось несколько лет назад, до пандемии. Он попал в больницу с несколькими заболеваниями: тяжелым бронхитом и острым аппендицитом, его проперировали, но после выхода из общего наркоза он не смог дышать самостоятельно.
"Я очнулся в постоперационной палате с кислородной маской, врач объяснил что со мной произошло, перевел в обычное отделение и пообещал, что все будет хорошо. Я провел в палате день, кислородной маски у меня уже не было, все было нормально. Но поздним вечером мне стало трудно дышать и делать вздохи становилось все труднее. Прибежавшие по моему вызову медики подключили меня к прибору с маской CPAP, я дышал с ней ночь, утро и первую половину дня. Тогда же меня подняли (на последний этаж больницы) в реанимацию", - рассказал Марк.
СРАР (Continuous Positive Airway Pressure) применяется в случаях, когда пациент испытывает затруднения с самостоятельным дыханием, и является способом дыхательной поддержки. На пациента надевается маска, через которую под давлением подается кислород. Применение CPAP является промежуточным шагом между кислородной терапией и ИВЛ.
Медицинский работник в больнице
Московские врачи разработали экспериментальную методику лечения COVID-19

Под приборами

Первые дни в реанимации Марк помнит смутно - он все еще оправлялся после выхода из наркоза, у него была температура и слабость из-за бронхита, который начали лечить антибиотиками, и беспокойство. Вначале его поместили в так называемый вторичный сектор реанимационного отделения, где находятся больные без прямой угрозы жизни, но за которыми требуется наблюдение.
"Во второй половине дня стало невозможно дышать, я нажал кнопку вызова медперсонала, пульт для этого есть у каждого, кто находится в палате интенсивной терапии. На мое состояние отреагировали и приборы, к которым я был подключен - раздались громкие сигналы. Последнее, что помню - у моей кровати моментально возникли врачи и медсестры, хотя еще мгновение назад никого рядом не было", - рассказал собеседник агентства.
Так началась его десятидневная история жизни с аппаратом искусственной вентиляции легких. В случаях, когда пациент не может дышать даже с CPAP, ему в горло вводят трубку, которая снабжает кислородом легкие. Кормят таких пациентов также через трубку, но введенную уже через нос - в нее подаются смеси в консистенции жидкого йогурта. Питание подается с помощью специального устройства.
Оксфордский университет
Поблажки и кодекс чести: экзамены в Оксфорде во время пандемии
По словам Марка, определенный дискомфорт от элементов ИВЛ чувствуется, но в его случае (высокая температура и вялость) это не было большой проблемой - он большую часть времени проводил во сне. Питание также не вызывало каких-то эмоций, Марк просто не чувствовал голода, равно как и вкуса.
"Ты чувствуешь, что у тебя в горле что-то есть, не можешь переворачиваться, садиться, вставать. Но я бы не сказал, что меня это раздражало - я настолько плохо себя чувствовал, что постоянно спал. Врачи рассказали, что давали мне седативные средства и специальные медицинские газы, которые снижают тревожность и помогают больше спать", - сказал Марк.
Он рассказал, что не помнит момента, когда его подключали к ИВЛ, так как на время введения трубки от аппарата пациента помещают под общий наркоз и выводят из него, когда позволяют показатели. Таким образом, попадающий под ИВЛ человек уже приходит в сознание с трубкой ИВЛ во рту.
В Британии пациенты под ИВЛ находятся в основной части реанимационного отделения, за каждым из них следят две медсестры. Они каждый час снимают показания приборов, делают анализы, а результаты записывают в ведомость, развернутую на установленном у кровати стенде. Марк описывает работу персонала реанимационной палаты как конвейер, который не останавливается даже ночью.
"Все постоянно в движении. Медсестры постоянно у чьей-то кровати. Врачи появляются реже - или по необходимости - когда принимают пациентов в реанимацию, при изменении состояний - или при обходах. Но они всегда рядом, это заметно. На посту в центре палаты сидят дежурные медсестры, которые визуально оценивают состояние больных и смотрят, не просят ли они чего. В моем случае не было случаев, когда я, подняв руку (Марк не мог говорить из-за ИВЛ) долго ждал бы медсестру", - сказал собеседник агентства.
Охранник на службе в исправительном учреждении в Честере, штат Пенсильвания, США
Изоляторов не хватит. Коронавирус "освободил" тысячи зэков
Ночью, по его словам, в отделении остается дежурная бригада врачей и меняется состав медсестер. Но с больными в критическом состоянии манипуляции продолжаются в том же режиме, что и днем: даются необходимые лекарства, проводятся манипуляции, ежечасно снимаются и записываются показания.
В случае с Марком врачи не могли определить причину, по которой он не может дышать. На четвертый день, когда уровень кислорода в крови стал стабильным, было принято решение перевести больного на самостоятельное дыхание, но попытка оказалась неудачной.
"Мне говорили, у тебя достаточно кислорода в крови, ты можешь дышать. Но когда вытащили трубку (от аппарата ИВЛ), то дышать я не смог. Меня ввели в медикаментозную кому и вновь подключили к ИВЛ", - рассказал Марк.
Второе интубирование принесло ему дискофморт - болело горло из-за наличия механического предмета и манипуляций, началось раздражение на носу из-за закрепленной трубки для питания. Медики продолжили поиск причин по которым пациент не мог дышать.
"Ко мне приходили специалисты, делали анализы, тесты, несколько раз делали рентген грудной клетки - это когда к твоей кровати привозят аппарат, настраивают, после чего специалист по рентгену кричит на всю палату "X-ray!", а врачи и медсестры убегают в служебное помещение на время снимка. Мне рассказали, что это делается, чтобы избежать переоблучения персонала, так как рентген-аппарат появляется в реанимации довольно часто", - сказал Марк.
Сотрудники МЧС РФ проводят дезинфекцию на Киевском вокзале в Москве в рамках мер по профилактике коронавирусной инфекции
Не самая худшая. Эксперты сравнили вспышку COVID с другими эпидемиями
Выписали его из реанимации на 13-й день, после того как на 10-й день отключили от ИВЛ.
"Около шести утра вместе с обходом пришел какой-то пожилой врач, мне сказали, что это профессор. Он послушал мою историю от дежурного врача и сказал: "Вынимайте" (трубку от аппарата ИВЛ). В девять утра меня сняли с ИВЛ, и я вдруг смог дышать сам. Уже на следующий день ко мне пришли две медсестры, специально направленные, чтобы учить меня ходить. После нескольких дней без движения в кровати ходить пришлось учиться постепенно", - рассказал Марк.

Сервис на уровне

Отвечая на вопрос об ощущениях во время нахождения в реанимации, собеседник агентства пошутил, что это лучшее, что с ним было за всю жизнь. Несмотря на то, что заболевание, из-за которого он не мог дышать после операции, врачи обнаружили спустя полгода, к работе реанимационного отделения претензий у него нет.
"Я нигде не чувствовал себя так спокойно. Да, я волновался о том, смогу ли вообще дышать сам и что со мной, но то как за мной ухаживали, то как врачи меня вновь и вновь возвращали к жизни, потрясло. Десятки людей находятся постоянно вокруг тебя, ты чувствуешь, что они не просто там сидят, ходят и болтают, они постоянно наблюдают за твоим состоянием и твоими приборами. Это впечатление на всю жизнь… Я им благодарен", - сказал Марк.
Он рассказал, что в его компании работают выходцы из России, которые тяжело привыкают к особенностям британской системы здравоохранения.
"Вы, россияне, удивляетесь и жалуетесь на то, как тут все работает. Да, вся система настроена на то, чтобы диагностировать наиболее опасные и сложные случаи. Никто не пойдет с ушибом, болью в спине или головной болью ко врачу, а если требуется специальное лечение, то вас внесут в план, но придется подождать. Но в действительно экстренных случаях система работает быстро и эффективно. А если вы попали в реанимацию и даже лежите с ИВЛ, то, как я убедился на себе, врачи и медсестры сделают все, чтобы вас вытащить. И вы не останетесь один на один со своей ситуацией", - сказал Марк.
Маски и антисептики
В Роспотребнадзоре рассказали, как выбрать антисептик
Он рассказал, что важным для него был неформальный подход врачей и медсестер к работе. Во время манипуляций они разговаривали с пациентами, что-то рассказывали, шутили, что поддерживало его.
"Когда вы лежите, и из вас торчит куча трубок, когда вы не можете говорить и даже повернуться в кровати, когда врачи говорят, что не могут определить причины невозможности дышать самостоятельно, то это не те обстоятельства, которые придают силы. Важно, что сотрудники больницы не ограничивались механическим выполнением обязанностей. Они относились ко мне как члену семьи и обеспечивали комфорт самого высшего - насколько возможно в государственной больнице - уровня", - сказал собеседник агентства, уточнив, что помогли пройти через испытание и родственники, которых в реанимацию пускали в любое время и без ограничений.

Комментарий врача

РИА Новости удалось поговорить с врачом общей практики, работающим на западе Лондона, и проверить факты, рассказанные Марком.
"Да, можно объяснить то, что врачи пытались экстубировать (извлечь из пациента трубку аппарата ИВЛ) несколько раз, так как медики стараются держать пациентов на ИВЛ не дольше, чем это действительно необходимо. Ваш знакомый сам говорит, что в реанимации следили за количеством кислорода в крови и при экстубации уровень был достаточным. Следовательно, врачи считали, что он может дышать самостоятельно", - рассказал собеседник агентства, попросивший сохранить его анонимность, так как он не имеет права давать официальные комментарии СМИ.
По словам врача, нет ничего необычного и в том, что ИВЛ была применена не сразу.
"От вентилятора (ИВЛ) может быть и вред, поэтому он применяется в крайних случаях и на определенное время. Протоколы предписывают пробовать другие, менее сложные способы поддержания дыхания. Это или кислородная терапия через маску или трубки, или, в более тяжелых случаях, CPAP. Думаю, врачи в палате интенсивной терапии действовали профессионально. Они действительно спасли пациенту жизнь", - добавил собеседник агентства.
Самые популярные мифы о новом коронавирусе
8 апреля 2020, 17:08Распространение коронавируса
Самые популярные мифы о новом коронавирусе
Инфографика
Посмотреть
 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала