Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Из-за чего снежные барсы могут исчезнуть и что с этим делать

© Фото предоставлено Алексеем КужлековымСнежный барс
Снежный барс
МОСКВА, 28 дек — РИА Новости, Мария Марикян. Российское представительство Всемирного фонда дикой природы (WWF) организовало сбор средств на закупку УАЗов и снегоходов, нужных для того, чтобы усилить контроль на алтайских особо охраняемых природных территориях. Специалисты считают, что с помощью таких мер удастся сохранить снежных барсов. Из-за безработицы в глухих селах на Алтае процветает браконьерство. Охотники ставят петли на парнокопытных — а в итоге в "сети" попадает редкое животное. У сотрудников ООПТ попросту нет возможностей для должного контроля территории и ликвидации нелегальных ловушек. В результате браконьерам все сходит с рук — очень редко их ловят с поличным.

Спасение ирбисов

Снежные барсы (также их называют ирбисами) — единственный вид крупных кошек, приспособившихся к суровым условиям высокогорья. В мире их всего около четырех тысяч. Больше всего в Китае и Монголии. А вот российская популяция невелика — от 60 до 90 особей. В пресс-службе WWF России РИА Новости объяснили, что ирбисы обитают в труднодоступных горных районах двенадцати стран Центральной и Юго-Восточной Азии. Они могут проживать на высоте до 5000 метров над уровнем моря. "В России ареал простирается с запада на восток более чем на две тысячи километров. Основные места обитания — Республика Алтай, Тыва и Бурятия", — уточняют в WWF.
На Алтае сейчас самая крупная группировка — по подсчетам ученых, там 35 особей. Именно поэтому исследователи настаивают на усилении надзора и контроля безопасности снежных барсов. Пока средства собирают для четырех природных парков: "Ак-Чолушпа", "Белуха", "Зона покоя Укок" и "Уч-Энмек". В них живут четырнадцать ирбисов.
© Фото предоставлено пресс-службой Алтае-Саянского отделения WWF РоссииСнежный барс в природном парке "Зона покоя Укок"
Снежный барс в природном парке Зона покоя Укок
Снежный барс в природном парке "Зона покоя Укок"
В пресс-службе фонда объяснили, для чего понадобились деньги. Общая площадь парков превышает 600 тысяч гектаров. Из-за недостаточного финансирования там очень скудная материально-техническая база. При этом большая часть охранных зон гористая, и инспекторам сложно добраться до нужной точки — например, в зимнее время года территория становится практически недоступной. Пока сотрудники парков отправляются в рейды на своих личных автомобилях или же на лошадях. Можно еще на снегоходах — их как раз и не хватает.
Но есть еще одна проблема: высокая безработица в регионе, в особенности в небольших поселениях высокогорья. Местные зарабатывают на жизнь нелегальной охотой, в том числе и на ирбиса.

Фотоловушки

Научный сотрудник национального парка "Сайлюгемский" Алексей Кужлеков рассказал РИА Новости, что в снегоходах и УАЗах нуждаются не только парки, существующие за счет регионального бюджета. С трудностями в сфере контроля больших площадей сталкиваются и работники единственного в республике нацпарка. Алексей уточняет, что среди тех, кто специализируется на изучении снежных барсов, есть негласная договоренность: ученые могут проводить исследования не только на территории парка, сотрудниками которого являются, но вообще в тех местах, где проживает редкое животное, — "ирбисы не признают границы, они по горным хребтам переходят из одной страны в другую".

"Конечно, хорошо бы обзавестись новой техникой. И мы вместе со специалистами природных парков могли бы ею пользоваться — они бы подбрасывали нас туда, где работают. Ведь мы так или иначе делаем общее дело", — говорит Кужлеков.

К слову, необходимо быть в неплохой физической форме, чтобы "в полях" изучать жизнь ирбисов. Научные сотрудники забираются в труднодоступные районы — порой без альпинистского снаряжения не обойтись. Затем устанавливают на высотах фотоловушки, фиксирующие на камеру снежных барсов. Так можно узнать примерную численность. В среднем эксперты проверяют камеры раз в полгода. Чтобы определить, где их нужно поместить, специалисты ищут следы животных: "Если в течение года, к примеру, на фотоловушках так никто и не появился, нужно менять место дислокации. Это означает, что на территории им некомфортно. Приходится дальше ходить-бродить по хребту".
© Фото предоставлено Алексеем КужлековымАлексей Кужлеков снимает охотничьи петли
Алексей Кужлеков снимает охотничьи петли
Алексей Кужлеков снимает охотничьи петли
Ученые даже дают имена попавшим в кадр ирбисам, следят за их личной жизнью и бьют тревогу, если животные вдруг "ушли с радаров" — есть вероятность, что они попали под горячую руку браконьеров.
"У нас здесь очень мало специалистов по ирбисам. Мы такие же редкие, как и снежные барсы", — замечает Алексей. Он рассказывает, как непросто добираться от лагеря до фотоловушек: "К примеру, зимой по времени дорога от лагеря до места, где нужно оставить машину и пойти пешком по горам, может занять до пяти часов на машине (на снегоходе "долетишь" за 30 минут). А затем по маршруту еще километров десять надо пройти. Конечно, иногда не хватает времени проверить все фотоловушки. Как-то успел побывать только у одной — дело было зимой, темнело быстро, одному в горах ходить небезопасно".
Всего по республике установлено около ста фотоловушек. "Увидеть ирбиса — большая удача. За все время работы видел всего раз — а занимаюсь изучением с 2009 года", — добавляет Кужлеков.

Браконьеры

Устанавливать фотоловушки специалистам помогают жители местных высокогорных поселений. Бывшие браконьеры — их сотрудники природных парков взяли буквально "на перевоспитание". Заместитель директора нацпарка "Сайлюгемский" Денис Маликов объяснил в беседе с агентством, что живут браконьеры там, где и охотились раньше, — они знают территорию едва ли не лучше самих сотрудников ООПТ.
"Еще в 80-90-е здесь активно добывали ирбисов, продавали шкуру за 50 тысяч рублей, — уточняет Маликов. — Мы решили привлечь браконьеров к нашему делу — дали им вместо охотничьих петель в руки фотоловушки. Платим за каждый отработанный день. А в конце года — премия, равная цене шкуры. Пока на таких условиях с нами сотрудничают восемь человек".
© Фото предоставлено Алексеем КужлековымАлексей Кужлеков устанавливает фотоловушки
Алексей Кужлеков устанавливает фотоловушки
Алексей Кужлеков устанавливает фотоловушки
За одним охотником закрепляется участок от 40 до 123 тысяч гектаров. Когда научные сотрудники пришли к местным с таким предложением, не все приняли их радушно — многие всю жизнь охотились и не хотели ничего менять. Поначалу тех, кто перешел "на светлую сторону", даже считали врагами.
Несмотря на некоторые подвижки, браконьерство по-прежнему процветает. Но не прямое: ирбисы случайно попадают в петли и капканы, рассчитанные на других зверей. Чаще всего здесь охотятся на кабаргу — небольшого парнокопытного оленевидного животного.
"Улов кабарги — главная угроза безопасности снежного барса. Браконьеры ставят петли на них ради добычи мускуса, а попадаются ирбисы. Хотя в некоторых регионах кабаргу внесли в Красную книгу, у нас все еще выдают квоты на добычу. Есть подозрения, что под них легализуется весь добытый нечестным путем мускус, который в конечном итоге сбывают за границу", — разводит руками Маликов. Алексей Кужлеков добавляет: мускус пользуется огромным спросом в восточной медицине. "Китайцы готовы платить за него большие деньги: грамм — от трех тысяч рублей".
Еще одна угроза — охота на сибирского горного козла. Маликов отмечает: численность козерогов резко сокращается, это значит, что сужается кормовая база для снежного барса. "Охоту на козерогов необходимо на время приостановить. Если где-то исчезнет сибирский горный козел, то пропадет и ирбис", — заключил собеседник.
© Фото предоставлено Алексеем КужлековымКозерог в Сайлюгемском нацпарке
Козерог в Сайлюгемском нацпарке
Козерог в Сайлюгемском нацпарке
Кроме того, некоторые местные жители отстреливают ирбисов, потому что те нападают на домашний скот. Зоолог, старший координатор Алтае-Саянского представительства WWF Александр Карнаухов сетует, что за это практически не привлекают к ответственности: "Здесь пытаются войти в их положение. Исходят из того, что им и так тяжело приходится в горах. Поэтому они отделываются минимальными штрафами". К слову, за незаконную добычу и оборот особо ценных диких животных по части 1 статьи 258 охотнику грозят исправительные работы, лишение свободы (до четырех лет), штрафы (до миллиона рублей).
Также собеседник указывает: охотничьи петли во всех регионах строго запрещены. Бывают, конечно, исключения — их используют, когда нужно регулировать численность опасных хищников. "Например, при контроле популяции волков, но только вне ареала крупных кошек. Так что в любом случае в условиях Алтайского региона они нелегальны, — уточняет Карнаухов. — Отследить это сложно. Поэтому зверь попадает в практически невидимую удавку и не может выбраться из нее". Порой животное погибает не сразу — тогда его ждет долгая и мучительная смерть от голода, холода и полученных ран.
"Конечно, в целом ситуация на Алтае лучше, чем, к примеру, лет 15 назад. Люди зарабатывают на туризме и в разы меньше охотятся с целью прокормить семью", — добавляет ученый.
По его словам, если ситуация по изучению ирбисов на Алтае и в Бурятии более-менее стабильная, то территория Восточной Тывы — "белое пятно": "Если быть точнее, речь идет о хребте Академика Обручева. И дело даже не в деньгах. Там всего один специалист по снежным барсам. Он не может разорваться физически — нет ни времени, ни сил, ни возможностей. Большая часть фотоловушек установлена в юго-западной части. Эта территория труднодоступная, туда нужно планировать серьезную экспедицию — заехать на пару месяцев и жить на месте".
© Фото предоставлено Алексеем КужлековымСнежные барсы играют
Снежные барсы играют
Снежные барсы играют

Исследования

В пресс-службе WWF отмечают: специалисты тех стран, где обитают ирбисы, проводят исследования и реализуют природоохранные проекты по-разному. "Главная задача — разработать единую методику учета численности и изучения зверя, чтобы получить достоверные данные".
Кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции имени А. Н. Северцова Андрей Поярков рассказал РИА Новости, какие проекты по сохранению и изучению снежных барсов реализуются в России. Условно он разделил их на природоохранные и исследовательские — к первым эксперт отнес проект WWF в части организации и проведения учета животных.
"Из ориентированных на научную составляющую — проекты нашего института, также постоянно действующие экспедиции при поддержке Русского географического общества. Аспектов много. К примеру, занимаемся изучением генетической составляющей, чтобы сформировать "паспорт" зверей, наработать свою базу. Исследуем пространственную организацию животных при помощи мечения спутниковыми передатчиками, — перечисляет Андрей Поярков. — Еще один важный элемент — моделирование мест обитания с помощью специальной компьютерной программы". В ней задают особые алгоритмы — наиболее комфортные условия для жизни снежных барсов. После чего на карте отмечают места, где есть большая вероятность встретить кошек. "Эта карта — хороший инструмент. Так, на нее можно наложить особо охраняемые территории, нацпарки и посмотреть, насколько они комфортны для ирбисов. Например, хотя на Алтайско-Саянской территории достаточно много ООПТ, их конфигурации для ирбиса, мягко говоря, не идеальны".
© Фото предоставлено Алексеем КужлековымФото снежного барса с фотоловушки
Фото снежного барса с фотоловушки
Фото снежного барса с фотоловушки
Также ученый замечает: большая часть мест обитания снежных барсов в России находится за пределами ООПТ, поэтому их нужно расширить. Как на территории хребта Большой Саян, что на границе России и Монголии. Кроме того, по мнению собеседника, для сохранения ирбисов недостаточно просто приостановить отлов козерога: "Нужно внести его в Красную книгу Сибири".
В свою очередь, чтобы снизить риски исчезновения и без того немногочисленной популяции, специалисты WWF предлагают следующие меры: увеличить количество оперативных рейдов, повысить качество охраны и квалификацию сотрудников антибраконьерских групп, усилить материально-техническую базу природоохранных структур, включая таможенные органы и пограничную службу. Кроме того, пресечь случаи, когда браконьеры уходят от ответственности и отделываются минимальными штрафами.
Популярные комментарии
В местах обитания редких животных нужно вводить режим природоохранной зоны, где запрещена охота в принципе.
28 декабря 2019, 11:08
Рекомендуем
Артист Содружества актеров Таганки Данила Перов
Умер актер из "Универа" и "Интернов" Данила Перов
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала