Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Хулио Прадо: за протестами в Эквадоре стоят колумбийские наркоторговцы

© РИА Новости / Алексей Филиппов / Перейти в фотобанкПосол Республики Эквадор в РФ Хулио Прадо Эспиноса во время интервью. 6 марта 2018
Посол Республики Эквадор в РФ Хулио Прадо Эспиноса во время интервью. 6 марта 2018
В начале октября Эквадор сотрясли массовые протесты, прокатившиеся по всей стране. Властям удалось урегулировать ситуацию, но вопрос о вмешательстве извне остается открытым. О том, кто причастен к беспорядкам, какими будут новые совместные проекты России и Эквадора в энергетике и кибербезопасности, а также о будущем импорта бананов в Россию рассказал корреспонденту РИА Новости Александре Дибижевой посол Эквадора в РФ Хулио Прадо Эспиноса.
— Последний визит министра иностранных дел Эквадора был весной прошлого года. Планируется ли обмен визитами между нашими странами на высоком уровне в следующем году?
— Да, действительно, как вы правильно отметили, в прошлом году с визитом в России была наш министр иностранных дел. Мы планируем в начале следующего года визит министра торговли для обсуждения двустороннего сотрудничества с Россией, а также c Евразийской экономической комиссией. Мы стараемся добиться подписания широкого меморандума о свободной торговле, так что присутствие министра необходимо для этого. В следующем году мы также хотим и начинаем работать над этим – мы будем это обсуждать с российским МИД, в зависимости от графика господина Лаврова, визит министра иностранных дел Эквадора в следующем году.
И почему нет – опять начать планировать визит президента Ленина Морено. Планировалось, что он приедет в Москву в 2019 году в июне. Но из-за несовпадения рабочих графиков президентов Путина и Морено этот визит не состоялся. Так что мы его оставили до лучшего момента. Мы хотим вновь поднять этот вопрос и надеемся, что это реализуется в следующем году. Если возможно, в те же даты. Мы говорим об июне. Было бы идеально как для российских властей, так и для нас, если бы президент смог присутствовать на ПМЭФ, чтобы иметь возможность представить позицию страны на таком важном форуме не только с точки зрения экономики и инвестиций, но и с точки зрения достижений Эквадора, и в особенности изложить наши взгляды по внешней политике.
Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков
Рябков обсудил с послом Эквадора ситуацию в Латинской Америке
— В начале октября в Эквадоре начались массовые протесты. Глава МВД Эквадора заявила, что есть предположения, что для заявлений против правительства в соцсетях использовались IP-адреса из России. В свою очередь, МИД РФ призвал Эквадор обратиться к Москве, если они имеют вопросы по поводу якобы причастности России к беспорядкам. Планирует ли Эквадор такое обращение? Когда?
— Во время манифестаций в Эквадоре был ряд атак на наши веб-сайты, в особенности на официальные. Известные фейкньюс распространялись по всей стране, публиковались сообщения о дестабилизации правительства. Когда министр затронула тему хакеров, она не говорила только о российских хакерах. Она также говорила об Аргентине, Чили, Европе, Колумбии, даже США. Я хочу сказать этим, что мы не считаем, что эти хакеры могут быть связаны с определенным правительством, ведь они ни перед кем не отвечают. Это люди, которые настолько профессионально владеют компьютерными технологиями, их идеи — это причинить вред, иметь влияние, настраивать одних против других. Министр ни в коем случае не обвиняет российское правительство. Она также не обвиняет правительство Макри (Аргентины – прим. ред.), Чили и Колумбии. Единственное, что делается, это определить, откуда происходят эти хакерские атаки.
Факт обнаружения IP-адреса, указывающего на ту или иную страну, не говорит о том, что государство этой страны их поддерживает, и мы не можем говорить, что российское правительство замешано в этом. Мы считаем Россию другом, страну, близкой нам, но прежде всего мы считаем ее стратегическим политическим, экономическим союзником. Мы постарались прояснить через дипломатические системы, на что были направлены эти заявления министра. Мы знаем, что есть дипломатические механизмы для любых типов высказываний или жалоб. Но жалоб в отношении российского правительства нет. Жаловаться не на что. Что мы точно можем сказать, если мы и говорим с правительством России на какие-либо другие темы, то о том, в чем мы близки и совпадаем, а не о том, что нас разделяет, потому что это неконструктивно.
Здание Министерства иностранных дел РФ
МИД ответил на заявления Эквадора о "русском следе" в протестах
— То есть Эквадор не планирует обращаться к России по этому поводу с вопросами?
— Нет, не имеет смысла обращаться к Москве и поднимать эти темы. Одно дело, это сказать, что есть хакеры, которые, как кажется, могут быть из России или из других стран. Но мы не рассматриваем и не рассматривали это как преследование со стороны России или вмешательство России во внутренние дела. Я в этом уверен. Сами российские власти говорят, что Россия никогда не вмешивается во внутренние дела других стран и в особенности в ситуации Эквадора. Мы стратегические союзники, нет смысла это делать.
— Еще в самом начале протестов президент Эквадора Ленин Морено заявил, что напряженная ситуация в стране вызвана людьми извне, которые могут быть заинтересованы в политической дестабилизации страны. Появилась ли уже у Эквадора информация о том, кто это может быть?
— Да, у нас есть информация. Она все еще собирается. В манифестациях принимали участие некоторые лица на протяжении нескольких дней. Мы постепенно собираем информацию, откуда они. Например, они относились к FARC. Это колумбийское движение повстанцев, которые стояли за реализацией подрывных акций в Эквадоре. Почему? Потому что они заинтересованы в несогласии и беспорядках, потому что они – главные перевозчики колумбийских наркотиков и используют эквадорскую территорию для этого. Им важно создать хаос. В хаосе рождается несогласие, и они пользуются этим. Это то, что хотел сделать FARC. Как вы знаете, в последнее время в Эквадор эмигрировало очень много венесуэльцев, так же, как в Колумбию, Перу и другие страны континента. Привлекает внимание, что во всех странах, где очень много венесуэльских мигрантов, есть группы, внедренные в ряды этих мигрантов, их идентифицировали. Они были в Чили, в Перу и, конечно, в Эквадоре. Они были опознаны как часть людей, которые начали ломать порядок в стране.
Надо отметить, что в Эквадоре в течение прошлого века были протесты индейской части населения из-за мер, с которыми они были не согласны. Мы видели, что индейцы несколько лет назад своими манифестациями даже подтолкнули правительство к отставке. Все это приемлемо, так как одно из прав человека это возможность выходить на мирные протесты.
Но чего нет, так это права на насилие, когда громят крупнейшие СМИ или окружают военных. Этого никогда не происходило в нашей стране, и это происходит сейчас. И это говорит о том, что это было заранее спланировано и организовано группой, отличительными чертами которой являются не только вандализм, но и черты герильи, умение организовать мятеж в сердце страны, чей народ всегда был миролюбивым. Были публикации, на которых видна группа людей неизвестной национальности, которая вооружает других жестяными щитами, чтобы противостоять полиции и вооруженным силам. Для этого нужно время и деньги. Также мы видим специально изготовленные пластиковые трубки для стрельбы. У индейцев никогда не было такой агрессивной культуры и уровня развития для того, чтобы изготовить такие вещи. Поэтому единственная вещь, которая остается, что были люди, которые проникли на нашу территорию, они не эквадорцы, они провоцировали эти злодеяния для того, чтобы привести правительство в состояние кризиса, а затем уже к его свержению. Имели место заявления некоторых эквадорцев в СМИ, они открыто говорили о своей готовности взять власть.
Зал заседаний Совета по правам человека ООН в Женеве
В ООН призвали расследовать нарушения прав человека в Эквадоре
— А кто финансировал эти протесты?
— FARC могли это финансировать с помощью средств, полученных от наркотиков, например. Это один из пунктов, по которым мы уверены.
— А информация о FARC и венесуэльцах основана на фактах?
— Она основана на том, что эта ситуация расследуется прокуратурой, это часть процесса. Когда расследование завершится, факты будут представлены перед судом для дальнейшего судебного разбирательства. В некоторых случаях они уже были доказаны. Некоторые лица уже задержаны, некоторых отпустили, потому что не было информации, доказывающей их вину. Но были те, кто замешаны в этом деле и кого задержали. Теперь их вину должны подтвердить прокуратура и суд.
— Они как-то связаны с лидерами оппозиционных партий?
— Судебный процесс идет. Очень сложно сказать, связаны ли эти люди с кем-то из лидеров. Имеются доказательства, и поэтому есть задержанные, указывающие на людей, которые в тот момент были связаны с оппозиционными партиями, которые сейчас задержаны за попытку свергнуть правительство. Например, они были ответственны за управление массами для захвата автобусных станций, нефтяных месторождений. Мы знаем, что такие поручения отдавались определенными политическими фигурами, связанными с партией "Гражданская революция".
— В ноябре национальная кабельная сеть Эквадора отключила телеканал RT от вещания без объяснения причин. На это обратили внимание в Москве. В МИД РФ заявили о недопустимости превращения СМИ в заложников политической конъюнктуры. Как Кито может прокомментировать эту ситуацию?
— Решение об RT было принято Национальным советом телекоммуникаций. Это технический орган. Как техорган, он принимает те или иные решения. Вследствие обращения российского посольства в Кито о причинах такого решения Национальный совет телекоммуникаций заявил, что прорабатывает ответ, который даст телеканалу. Мы этой темой не занимаемся, она исключительно техническая. Любая информация по этому вопросу будет предоставлена через Национальный совет телекоммуникаций. К тому же, как я понимаю, учитывая, что российское посольство в Кито запросило информацию по этой теме, они и будут искать быстрый ответ. Это все, что я знаю. Надеюсь, что этот вопрос скоро разрешится.
Официальный представитель Министерства иностранных дел России Мария Захарова во время брифинга
Захарова прокомментировала отключение вещания RT в Боливии
— Россельхознадзор в конце ноября заявил, что может запретить поставки бананов из Эквадора после обнаружения вредителя в продукции. При этом на долю Эквадора приходится почти весь объем импорта бананов в Россию. Не грозит ли России дефицит бананов из-за действий Россельхознадзора и прогнозируемого повышения цен на этот фрукт? Или все-таки Эквадор продолжит поставки этой продукции в страну?
— В соответствие с нашей информацией, в урегулировании этой ситуации Россельхознадзором есть два важных этапа. Когда обнаруживается вредитель, об этом уведомляют страну производителя и просят провести более полное расследование о происхождении этого вредителя, чтобы эту ситуацию исправить.
Что касается мухи-горбатки, Эквадор уже говорил, что ее не бывает на банановых плантациях, она не появляется из банана. Исходя из наблюдений, которые были сделаны здесь на санитарном уровне, было обнаружено, что эта муха была не в растении, а похоже, что в одной из коробок, в которых их перевозят. Это не одно и то же. Как раз поэтому наши фитосанитарные власти находятся в контакте с Россельхознадзором, чтобы прояснить эти технические пункты и составить технический протокол, чтобы подтвердить, действительно ли эта муха из Эквадора, или понять, откуда взялась эта муха. Пока этот вопрос изучается, экспорт бананов в Россию продолжится. Мы хотим успокоить российских потребителей. Россельхознадзор будет проводить более тщательные проверки грузов, но не было преград по поставке фруктов сюда. Для нас это ключевой пункт. Пока разбираются со сложившейся ситуацией, Эквадор усилил свою фитосанитарную систему. Надеемся, что в следующие недели удастся провести несколько видеоконференций между техниками двух стран для поиска наилучшего механизма.
— Эквадор – один из лидеров поставки цветов на российский рынок. Планируется ли сохранить объем поставок или даже увеличить?
— Объем всегда надо увеличивать. Так что наше главное желание – увеличение поставок цветов. Но Эквадор не только хочет увеличивать поставки бананов, цветов, шоколада, какао и остальных продуктов, которые мы экспортируем в Россию. Эквадор хочет, чтобы Россия также увеличила поставки своих продуктов в Эквадор. Для хорошей торговли необходимо, чтобы обе страны увеличивали свои поставки. Торговый баланс между РФ и Эквадором очень выгоден для Эквадора, и Россия об этом знает. Россия также знает, что главный продукт, который вызывает этот, скажем, торговый дисбаланс в пользу Эквадора, это бананы. Если мы посмотрим на цифры, которые нам предоставляет Россельхознадзор, около 1 миллиарда долларов в год идет от экспорта бананов. Россия нам взамен поставляет удобрения, сельскохозяйственные ресурсы, поэтому важно, чтобы не только Эквадор поставлял продукты, но и Россия, так как у нее есть очень хорошие продукты. Мы заинтересованы в удобрениях. В этом году началась продажа российской пшеницы, нас интересует чечевица, и мы хотим также получить артемию, это еда для креветок. Вот целевые продукты, поставка которых может увеличиваться с российской стороны. Таким образом, торговый баланс улучшится в пользу России. Это наше главное желание.
Связки бананов
Россельхознадзор не исключил запрета на ввоз продукции из Эквадора
— Россия и Эквадор по итогам последнего заседания межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству заявили о необходимости поиска новых путей сотрудничества и его диверсификации. Какие новые области сотрудничества с Россией интересуют Эквадор прежде всего?
— На последнем заседании комиссии обозначили прекрасные новые области сотрудничества. Например, в области образования, медицины, спутников. У нас также сотрудничество по вопросу вакцин, Россия заинтересована в продаже нам вакцин. Сейчас прорабатывается возможность строительства фабрики вакцин, наподобие той которая в Санкт-Петербурге, в Эквадоре. Конечно же, есть интерес в области добывающей промышленности. Эквадор представил проекты для обсуждения, чтобы посмотреть, интересует ли они Россию. Также идет сотрудничество в области образования, а именно увеличения числа стипендий, сотрудничество для установления связей в области культурного взаимодействия с Институтом Пушкина не только для изучения языков, но и для изучения русской культуры в Эквадоре. Так что поле для сотрудничества очень большое. Многие вещи были конкретизированы, много что было подписано в рамках комиссии, это затрагивает практически все области нашего сотрудничества. Сейчас надо сесть за стол и смотреть, какие из них более приоритетные.
— Планируются ли новые совместные проекты в области энергетики и добычи полезных ископаемых?
— Эти проекты, о которых я упомянул, они нас интересуют. В Эквадоре состоялась встреча с министром производства, внешней торговли и инвестиций. Мы хотим, чтобы этот министр приехал в феврале-марте. Он представит папку программ и проектов, в которых Эквадор был бы заинтересован, чтобы Россия участвовала. Все направлено на то, чтобы, когда состоится встреча глав правительства, были подписаны документы и стратегические отношения вышли на новый уровень.
— Министерство энергетики и невозобновляемых природных ресурсов Эквадора ранее сообщило, что страна планирует выйти из Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) с января 2020 года. Планирует ли Эквадор позднее вернуться в сделку?
— Над этим вопросом нужно хорошо подумать по одной причине. Когда у Эквадора было преимущество иметь нефть по очень высокой цене, это был момент, когда страна могла накопить денег на черный день, чтобы иметь возможность продолжить вложения в социальную сферу. К сожалению, этого не произошло. Все доходы от продажи нефти не были инвестированы должным образом, долг Эквадора увеличился. Итогом этой политики и огромной системы коррупции в стране стала потеря Эквадором около 70 миллиардов долларов. Кроме того, нам нужно платить по этим долгам. Также мультимиллионные контракты, заключенные с зарубежными компаниями и другими, привели нас к ситуации задолженности под очень высокие проценты.
Флаги Эквадора. Архив
Эксперт прокомментировал планы Эквадора выйти из ОПЕК
Эквадор сейчас находится в финансовом кризисе, и ему нужно следить за всем, что происходит на мировом уровне. Например, торговая борьба между США и Китаем влияет на такие маленькие страны, как наша. Все это заставляет правительство Эквадора искать способы для решения этой проблемы. Как? Выйдя из сделки, Эквадор может увеличить добычу нефти. Будем ли мы возвращаться в сделку или нет, все зависит от того, как у нас будет идти работа в энергетическом секторе. Сейчас о возвращении речь не идет. У нас есть приоритеты, и один из них — это внимание к социальным программам и внутренняя финансовая конъюнктура. Об остальном можно будет говорить только спустя какое-то время.
— Насколько существенно Эквадор хочет увеличить добычу?
— Мы ищем партнеров, которые хотят осваивать нефтяные зоны. Мы как раз находимся в процессе проведения тендеров трех нефтяных зон. Пока еще решение не принято, это долгий процесс. Правительство хочет все сделать хорошо и не хочет передавать месторождения наугад. Сколько времени, сколько баррелей нефти, сколько нефтяных зон мы передадим, это все зависит от производственной мощности страны и от способа разведки нефти.
— Вы сказали, что Эквадор ищет союзников. Нет планов привлечь Россию к проектам?
— Я лично пригласил Роснефть приехать в Эквадор. Теперь зависит от них, если они хотят помочь нам или нет, интересует ли их это или нет. Дело в том, что Россию не интересует реализация проектов по разведке. Ее интересуют проекты по прямой добыче нефти, проверенные скважины. Нас интересует комплекс – разведка, экспорт. Нам не хватает важной части. Возможно, поэтому у нас не было возможности больше взаимодействовать с такой важной компанией, как "Роснефть", но это не значит, что нет других компаний в России. Мы знаем, что они есть, и они могли бы проявить интерес. С ними были проведены консультации, их пригласили в Эквадор, они уже ездили туда, им представили проекты. Так что все в руках российских компаний, которые решают, участвовать или нет. Это бизнес с отличными перспективами для обеих сторон.
Нефть — это всегда доход, так что ситуация больше зависит от России, от российских компаний, чем от нас. Мы убеждены, что работа России в нефтяной отрасли находится на очень высоком уровне и надеемся, что Россия сможет работать с нами и участвовать с нами в различных тендерах. Кроме того, мы ожидаем, что когда приедет министр торговли с проектами инвестиций, он привезет предложения по возобновлению инвестиций в нефтяной отрасли.
Добыча нефти
В Эквадоре восстановили объем производства нефти
— Не собирается ли Эквадор отказываться от доллара, который заменил национальную валюту?
— Не думаю, что в среднесрочной и долгосрочной перспективе Эквадор откажется от доллара. Доллар пришел в Эквадор в критический момент, он служил для того, чтобы сделать прозрачной прежде всего макроэкономику. Это было толчком для маленьких и средних компаний. Люди привыкли и стали видеть в долларе надежность и поддержку. Отсутствие возможности выпускать доллар препятствовало тому, чтобы у недобросовестных правительств был печатный станок, который позволял бы легко печатать валюту, как это произошло много лет назад, и была огромная инфляция. С другой стороны, использование твердой валюты пагубно сказывается на нас, когда в соседних странах играют с курсом доллара по отношению к их валюте, поэтому могут обеспечить понижение цен. Мы этого сделать не можем, поэтому нам вредят подобные политические и экономические решения наших соседей, так как это ставит нас в трудное положение в вопросе продажи наших продуктов. Но мы смогли сделать много всего эффективного в момент принятия решения в плане политики и экономики.
Представить, что Эквадор откажется от доллара, невозможно. Я думаю, что доллар останется в стране, не знаю, на сколько времени, но я могу сказать, что не на короткий срок. Это дает финансовое преимущество, и это научило ценить деньги. Я думаю, что доллар привел к определенной финансовой стабильности.
Планируется ли усиление взаимодействия РФ и Эквадора в области безопасности, учитывая периодические сообщения о контрабанде наркотиков из Эквадора?
— У нас прекрасное сотрудничество в области безопасности в целом. Идет обмен информацией, мы пытаемся прийти к соглашению по теме безопасности, которое охватывает все типы информации во всех смыслах. Не только касаемо контрабанды наркотиков, но и о террористах, о недобросовестных людях, которые осуществляют злодеяния в наших странах. Безопасность также должна затрагивать кибербезопасность. У России огромная экспертиза в этом вопросе, и нас это очень интересует. Мы сотрудничаем в области телекоммуникаций. Нам важны не только высокое качество услуг телекоммуникаций, но и их безопасность. У России это есть. По всем этим вопросам существуют программы, которые развиваются. Мы хотим вовлечь Россию в то, что могло быть службой сотрудничества по кибербезопасности. Также имеет место сотрудничество по борьбе против наркотиков. Страны сотрудничают напрямую, полиция и следователи разбирают соответствующие вопросы на своем уровне.
— А что за проект по кибербезопасности?
— Проект по кибербезопасности хочет представить министр телекоммуникаций Эквадора. Он привезет все планы по этому вопросу. Четыре года назад Эквадор представил министру связи возможность сотрудничества по этому вопросу, хотя реализовать это не удалось. Но опыт России очень важен, и мы считаем, что могли бы вернуться к этому. Уже объявлено, что Эквадор хочет сотрудничать с Россией в области кибербезопасности. Подробнее о планах расскажет осведомленный в этом человек в соответствии с техническими нуждами.
Рекомендуем
Модель, блогер Алена Водонаева вышла из отделения полиции после дачи пояснений по поводу своего поста о получателях материнского капитала
Водонаева подала заявление в полицию после эфира на Первом канале
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала