Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Андрей Климов: осквернение истории России обернется потерями для Прибалтики

Россия не оставит без ответа попытки осквернения своей истории европейскими государствами, и чем больше будет таких случаев, тем ощутимее станут потери для таких стран, рассказал глава комиссии Совета Федерации по защите государственного суверенитета, зампредседателя комитета СФ по международным делам, замсекретаря генсовета "Единой России" Андрей Климов. О том, как РФ планирует отвечать на снос советских памятников, сколько хакерских атак поступает на территорию России со стороны США, как Россия будет защищать осужденных соотечественников за рубежом, и повлияли ли США на события в Боливии, Климов рассказал в интервью РИА Новости.
– Вы сообщали, что комиссия Совфеда по защите госсуверенитета предлагает инициировать подготовку резолюций, осуждающих вмешательство во внутренние дела государств для их обсуждения на площадках ООН, ПАСЕ и ПА ОБСЕ. Ведется ли уже подготовка резолюций?
– Не только комиссия Совета Федерации, но и наша партийная комиссия поддержала такого рода инициативу. Но речь идет о конвенции, которая, как ожидается, будет иметь значение международного документа и должна по нашему замыслу войти в систему международных договоров и стать элементом международного права. Поэтому мы понимаем, что это работа на годы, к сожалению. Не только потому, что это технически непросто, но еще и потому, что будет очень жесткое сопротивление.
Что мы видим в качестве исходной точки. У нас есть некая правовая база, пусть небольшая. Это устав ООН, несколько резолюций, которые приняла генассамблея ООН. Но в них, во-первых, нигде пока не раскрыто, что же такое вмешательство. Там просто написано, что недопустимо любое вмешательство в суверенные дела государств-членов ООН. Но ведь, с одной стороны, есть влияние – а то или иное взаимовлияние всегда было, есть и будет. А есть вмешательство, есть интервенция.
Сейчас, в ХХI веке, возникли новые обстоятельства. Например, интернет. Что с этим делать? Очень многие формы вмешательства идут через интернет, а он глобален по своей природе, и большинство государств, к сожалению, не могут обеспечить себе суверенное интернет-пространство. Кибер-пространство, к сожалению, является неурегулированным с точки зрения международного права. Наш шаг – опираясь на то, что уже сделано, разработать концепцию. Эту концепцию мы хотели бы обсудить с нашими коллегами из парламентов разных стран. Попробуем двинуться отдельно по направлению стран, входящих в ОБСЕ. У нас есть взаимодействие со странами Азии, есть коммуникация с политическими партиями европейских государств, и в общем уже настраиваемся на африканские государства. Я рассчитываю на то, что к лету 2020 году мы эту концепцию не просто напишем на бумаге, но еще и обсудим и, я надеюсь, примем на международном консилиуме, который, возможно, пройдет в Белграде – столице Сербии.
– Шестого ноября было распространено совместное заявление правоохранительных ведомств США, в котором утверждается, что Россия, Китай и Иран попытаются вмешаться в процесс голосования на президентских выборах в США в 2020 году или повлиять на предпочтения избирателей. Какова ваша позиция по этому заявлению?
– Здесь удивительная ситуация: нас упрекают во вмешательстве в выборы, которые еще не объявлены. То есть даже если кто-то хочет вмешаться, он пока ни во что не может вмешаться. Они могут, конечно, сказать что идет какая-то подготовка ко вмешательству. Но, во-первых, у нас в России в отличие от США нет концепции по изменению чьего бы то ни было политического строя. Во-вторых, изменить политический строй США может только такая страна как США – с точки зрения финансовых возможностей, с точки зрения обеспечения безопасности и так далее. Если там полмира объединится, чтобы это сделать, то это сделать будет очень трудно. Проблема американцев в том, что страна у них уже пять лет расколота как минимум, на две части. И вот они пытаются этот раскол объяснить не внутренними проблемами, а внешними.
– Связан ли, по-вашему, кризис в Боливии фактически со вмешательством во внутренние дела со стороны США?
– На комиссии Совета Федерации мы не рассматривали официально случай Боливии, поэтому не могу говорить от лица комиссии. Как эксперт могу сказать, что без США тут не обошлось. Об этом же заявляет изгнанный из страны в результате госпереворота президент, которому сейчас предоставлено убежище в Мексике. Признаков много, что там американцы вмешиваются. До какой степени их вмешательство было фатальным для существовавшей политической системы – это надо все внимательно изучать, анализировать. Но то, что без них не обошлось, – я лично в этом уверен.
– На фоне ситуации с невыдачей виз делегатам для работы на мероприятиях ООН обсуждается ли вопрос о том, чтобы выйти с предложением о переносе штаб-квартиры ООН из Нью-Йорка в другую страну, в том числе, в Россию?
– Разговоров много. Другое дело, что быстро реализовать это очень сложно. Есть группа стран, которые недовольны этим положением, не только Россия. Есть даже предложения, где это может быть. Наиболее реалистичное из этих предложений – Женева, например. Но для этого надо среди прочего получить еще согласие швейцарских властей. Согласие Швейцарии получить реальнее, чем согласие многих других государств. Есть и высказывания о переносе штаб-квартиры в Россию, но это, на мой взгляд, абсолютно нереалистично. По многим причинам. Прежде всего, потому что в отличие от Швейцарии мы не являемся нейтральным государством.
– Вы заявляли, что более половины DDoS-атак на органы госвласти РФ ведется с территории США. Имели ли место такие атаки за последние месяцы? Удалось ли выяснить, из каких стран они поступали?
– Действительно, более половины хакерских атак, направленных на Россию, в том числе направлены на органы госвласти, чувствительные объекты инфраструктуры, на ряд наших общественных организаций. Речь не идет о хулиганстве, и речь не идет о криминальных вещах, сугубо уголовных. Каждый год эта цифра колеблется. Когда мы начали мониторить, было около 42-43%. Сейчас, по некоторым данным, 53-56% с территории США в целом – то есть мы не говорим, что это все делают конкретно ЦРУ или Госдеп. А вот с территории РФ на территорию США выявлено порядка 2-3% атак, это примерно соответствует пропорции нашего населения в мировом масштабе. Это хорошее доказательство. Ведь США не имеют более половины населения земного шара, а объем и интенсивность максимально именно оттуда идет. Эти атаки идут постоянно. Перед региональными выборами был всплеск таких атак на ресурсы ЦИК. Естественно, что когда выборы закончились, там сместились акценты. Но в целом по году речь идет о миллиардах атак, это не две, не три, не 200 и не 300 и не миллион.
– Глава комиссии Госдумы по расследованию случаев иностранного вмешательства в дела РФ Василий Пискарев заявил, что комиссия продолжит изучать деятельность немецкой телерадиовещательная компании Deutsche Welle в России. По вашему мнению, нужно ли лишать аккредитации DW в РФ?
– Вопрос аккредитации – это вопрос МИД РФ. Я бы не хотел комментировать действия моих коллег, но я бы хотел обратить внимание на следующее. В мире существует практика зеркальных ответов. Когда вы что-то кому-то запрещаете, где-то кому-то мешаете, не удивляйтесь, если потом аналогичным образом поступят с какими-то представителями вашей страны.
Второй момент. На мой взгляд, в ряде случаев более эффективно – хотя и менее публично – проводить работу с теми, от кого зависит редакционная политика того или иного издания. Это возможно, но не всегда возможно. Российские СМИ, которые, как и DW, контролируются государством, они никогда не призывали немцев выходить на улицы во время тех или иных демонстраций. А DW сделала это на русском языке непосредственно в разгар событий, и эти призывы выглядели очень провокационно. В российском уголовном кодексе есть понятие подстрекательства. И если внимательно почитать, то, что было в случае с DW, очень похоже. Поэтому не исключаем такого варианта. Подстрекательство же конкретные люди совершают. Соответственно, надо выявить цепочку подстрекателей и поработать с ними индивидуально. Это же не вся компания DW делает. Хотя они уже заявили, что это была не позиция корреспондентов здесь, а позиция центра. Но тем не менее. Иногда надо реагировать жестко и мгновенно. А иногда, с учетом проблемы, подходить может быть не так быстро и не так публично.
– На днях Дмитрий Песков подтвердил, что Россия и Турция обсуждают вопрос возвращения в РФ боевиков из Сирии. Ранее глава МВД Турции анонсировал начало депортации боевиков ИГИЛ* в страны их происхождения с понедельника. Какова ваша позиция по этому вопросу? Насколько это безопасно для России?
– Депортация этих людей должна быть организована. Конечно, на территории РФ, в случае даже если человек будет арестован, с учетом тяжести того, в чем его подозревают или обвиняют, затем должен быть суд, и в соответствии с нашим законодательством он может быть осужден, если он будет признан виновным. Но у нас в стране нет смертной казни. А вот если он там будет продолжать бесчинствовать, нельзя исключить, что он потеряет жизнь, потому что идет борьба с такого рода террористами. Поэтому, если он к нам приедет вот этим способом, он жизнь себе точно сохраняет. А вот если он попадет в США или в ряд соседних государств, то нет. То есть это даже в каком-то смысле гуманно. А вот бесконтрольное их появление в России мы должны всячески исключать, и этим у нас занимаются соответствующие стороны. К тому же, если речь идет о гражданах России, то по Конституции РФ любой гражданин России имеет право беспрепятственно вернуться в свою страну. То есть мы не можем не пустить его.
– Весной обсуждался визит правящей партии Сирии БААС в Москву, который в итоге был перенесен. Ожидается ли визит в перспективе?
– Визит БААС в Москву ожидается. Я боюсь называть дату, потому что Сирия находится в ситуации пусть и затухающей, но гражданской войны. У них есть еще проблемы с вторгшимся на их территорию американцами и турками. И люди, о которых мы говорим, это все-таки высокопоставленные люди в правящей партии. Поэтому очень часто, когда мы согласовывали сроки визитов, случались какие-то события, которые вынуждали их оставаться и сроки переносить. Но я надеюсь, что до конца этого года такая встреча произойдет. Мы приблизительные даты наметили с моими коллегами в сирийской правящей партии. Я очень хотел бы с ними встретиться и надеюсь, что эта встреча до конца года состоится. Предварительная дата у нас есть, но пока объявлять считаю преждевременным.
– Чего стоит ожидать от готовящегося съезда "Единой России"? Будет ли ротация кадров? Какие вопросы планируется обсудить в рамках съезда?
– Этот съезд будет, как мы говорим, электоральный. То есть он связан в первую очередь с подведением итогов прошедших выборов, на которых, с нашей точки зрения, наша партия выступила очень достойно, более 65% всех мандатов, которые "разыгрывались" в единый день голосования, получили кандидаты от нашей партии. Не во всех субъектах наша партия выдвигала официально своих кандидатов. Это сложный вопрос. Сегодня у нас есть партийное решение, которое говорит о том, что такую практику надо сворачивать. Предстоит серьезный разговор в этом отношении. В 2020 и в 2021 годах нас снова ожидают выборы. К этому тоже надо готовиться, и партия должна определенные решения принять, в том числе и кадровые. У нас ожидается плановая ротация. У нас по нашим уставным документам определенное количество людей каждый год должно выходить из партийных органов власти и соответственно входить. Я в свое время тоже прошел эту ротацию, это вполне нормальная процедура: кто-то переходит из генерального совета партии в высший, кто-то наоборот, кто-то из региональных организаций переходит в вышестоящие партийные структуры, кто-то сосредотачивается наоборот на региональных структурах. Но это не значит, что мы разбрасываемся кадрами. Те люди, которые показали себя, всегда будут пользоваться партийной поддержкой. Так что тем к обсуждению хватает. Ну и, разумеется, мы должны каждый раз смотреть на то, как идут наши партийные программы. Бывает так, что принимаются решения об объединении каких-то программ, о выделении новых. Те партпроекты, которые мы вели, они могут каким-то образом уточняться. Это возможно.
– Какие планы у комиссии президиума генсовета "Единой России" по международной деятельности на 2020 год? Какие визиты запланированы, кого ожидаете с визитом в РФ? Какие приоритетные направления работы?
– У нас есть традиционные мероприятия: например, многолетнее стратегическое партнерство с коммунистической партией Китая. И у нас есть соглашение, которое предполагает ежегодное проведение по очереди в Китае и в России тех или иных мероприятий. Здесь все достаточно четко. Но есть страны, где не выстроена такая четкая система, хотя соглашения есть. Поэтому здесь визиты требуют каждый раз специальной подготовки, они должны выстраиваться практически с нуля. Например, мы хотели бы поднять на более высокий уровень наши отношения с коммунистической партией Кубы. И у них есть такой интерес. Я не исключаю визита высокого уровня, именно партийного, в Гавану в начале 2020 года, возможно даже в первом квартале. Дату пока назвать не могу. Мы начали диалог с нашими партийными партнерами, и я надеюсь, что визит состоится.
После российско-африканского саммита появился большой интерес у правящих и у парламентских партий Африки усилить взаимодействие с "Единой Россией". Мы этот интерес также проявляем. Мы рассчитываем на то, что до конца этого года будет встреча с послами ряда африканских стран с тем, чтобы уже на африканской площадке провести межпартийный круглый стол Россия–Африка. И "Единая Россия" такой круглый стол будет готовить вместе с нашими африканскими партнерами. У нас их не так много сегодня, но они есть, и мы планируем расширить их число. Проведем мы его, я надеюсь, в первой половине 2020 года.
Мы будем продолжать работу по продвижению подписания Калининградской инициативы (документ, предусматривающий активизацию действий по обеспечению мира и безопасности, – ред.). Мы получили уже 10 подписей, но работа продолжается. Промежуточные итоги мы хотели бы подвести к маю, к юбилею Победы. И уже окончательно подвести итоги к годовщине подписания Хельсинского акта. Это может быть сделано в Белграде вместе с нашими партнерами из правящей коалиции Сербии. Я думаю, мы проведем большую конференцию международную. Я думаю, к этому моменту при нашей поддержке заработает интернет-платформа "За глобальный мир". Это все делается, работа идет практически в ежедневном режиме.
Кроме того, я на днях провел беседу с человеком, который руководит международной организацией, объединяющей молодежные политические организации более 30 стран Европы очень разной направленности. Большинство из них могут тоже стать подписантами Калининградской инициативы, то есть сразу около 30.
Партия "Единая Россия" сейчас развивает еще один проект. Мы подготовили пресс-тур по Крыму для журналистов Европы, Азии и Африки. Они имели возможность встречаться с руководством Крыма, с гражданами, с общественными организациями. Никто не ограничивал свободу их передвижения. Мы обратились к партиям, с которыми мы ведем диалог, и они рекомендовали нам журналистов, которых можно позвать, чтобы рассказать о правдивой ситуации в Крыму. Эти люди не связаны с англо-саксонским мейнстримом и напишут у себя на родине то, что они увидели своими глазами.
– Планируется ли по партийной линии приглашать коллег из других стран на празднование 75-летия Победы?
– У нас есть проект, который поддерживает Федеральное агентство "Россотрудничество". Он был инициирован нашей партией. Мы планируем собрать большую делегацию молодых активных политических деятелей, причем со всех континентов. Это будет проект "Новое поколение – за мир". Будут специальные задания, которые будут носить неполитический характер. Участники должны будут с помощью своих гаджетов подготовить нечто, что говорило бы о необходимости борьбы за мир во всем мире. Критерии будут прозрачными. И мы будем использовать для этого интернет-платформы, специально для этого созданные. Несколько десятков молодых людей мы планируем привезти в Москву и надеемся, что они вместе с нами встретят День Победы. Это могут быть люди левых, правых взглядов, центристы, члены и не члены партий. Главное – они должны быть за мир.
– За последнее время участились случаи вандализма в адрес памятников российской истории за рубежом. Сегодня обсуждается законопроект о мерах воздействия на лиц, причастных к такого рода вандализму. А как быть, если решения о сносе памятников принимаются на государственном уровне? Готова ли ЕР предложить меры по защите прав русскоязычного населения за рубежом?
– Симметричных мер мы принимать не можем, мы же не вандалы и не можем сносить памятники на нашей территории. А вот адекватные ответы должны быть. Мы должны очень четко, по дипломатическим и межпартийным, межпарламентским каналам, по каналам народной дипломатии дать понять этим варварам, независимо от того, где они находятся, что, если они будут продолжать таким же образом оскорблять память наших павших соотечественников, которые за их же свободу боролись, если они будут относиться профашистски к тем или иным событиям истории, проявлять акты вандализма, то мы будем обращать на это внимание публично. И мы будем вносить коррективы в наши отношения с этими государствами. А поскольку все эти государства так или иначе зависимы от России, хотят они того или нет, то они это почувствуют. И такое уже было: в свое время было очень популярно ездить в Латвию, мы проводили там разные телевизионные проекты. Сейчас же все эти проекты с успехом проходят в Сочи. Потеряла от этого Латвия. И эта тема будет продолжаться. Сегодня товарооборот России со странами Евросоюза через страны Балтии приближается к нулю. Эти страны делали основную часть своего ВВП за счет этого. Убытки колоссальные. Люди от безнадеги уезжают, потому что исчезли рабочие места. Эти страны потеряли примерно треть населения. Поэтому, чем дальше они будут в это влезать, тем больше минусов они будут получать. Но для этого нет необходимости поступать симметрично. Есть методы адекватного реагирования на подобные вызовы. Мы их применяли, применяем и будем применять.
– В последние годы участились случаи задержания российских граждан на территории иностранных государств. Недавно в Россию из американской тюрьмы вернулась Мария Бутина, до этого в США была задержана депутат Инга Юмашева, а в Иране – журналистка Юлия Юзик. Считаете ли вы, что РФ должна более жестко реагировать на подобные случаи?
– Наше государство и мы как партия парламентского большинства обязаны защищать законные интересы наших граждан всеми возможными правовыми механизмами. Мы не можем уподобиться США и начать "отлов" иностранных граждан в России. Мы все-таки не варвары, мы цивилизованное государство, уважающее международное право. Но не принимать все эти факторы во внимание в развитии тех или иных двусторонних отношений мы не можем. И я считаю, что здесь мы должны еще активнее и эффективнее работать в этом отношении. Инструментарий есть, надо его осваивать. Были предложения создать специальный фонд, который бы помогал арестованным за рубежом гражданам: необходимы деньги на адвокатов, родственники не всегда могут обеспечить им нормальную жизнь. Есть люди, которые готовы были поддерживать такие фонды – не всегда это можно сделать за счет федерального бюджета. Сегодня эти проекты набирают силу. Я думаю, что мы научимся реагировать на эти вызовы, но пока у нас еще большие резервы, многое предстоит сделать, чтобы законные интересы наших граждан были обеспечены. Недавно в Кувейте осужденная россиянка нашла убежище в посольстве РФ – это беспрецедентный случай, и я не исключаю, что такая практика может повторяться.
* Террористическая организация, запрещенная в России
Рекомендуем
Врач
Кардиолог рассказал, как поддерживает здоровье сердца
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала