Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Ян Чарногурский: никто не хотел допустить крови во время событий 1989 года

В конце 1989 года в Восточной Европе была популярной поговорка: "Польша освобождалась от пут коммунизма 10 лет, Венгрия – 10 месяцев, а Чехословакия – 10 дней". О событиях того времени, о том, почему ноябрьская революция в Чехословакии получила название "бархатной", о своем стремительном перемещении из тюремной камеры на пост первого зампреда федерального правительства рассказывает корреспонденту РИА Новости Александру Куранову один из лидеров диссидентов, а впоследствии видный политик Ян Чарногурский.
– Вы встретили начавшуюся 17 ноября 1989 года революцию в стране, впоследствии получившую за свое мирное развитие название "бархатной", в братиславской тюрьме. Я помню, что одним из требований к властям на начавшихся по всей Чехословакии массовых митингах было ваше освобождение из застенков, куда вы попали за издание нелегального антикоммунистического журнала. Как вы сами узнали об этих событиях?
– Мне рассказал о них мой адвокат, а потом я прочитал об этом в ведущих газетах страны, которые получал в тюрьме. Те газеты, еще коммунистические, писали о протестах весьма скупо и малопонятно, но я умел читать между строк. А потом в открытое окно моей камеры начали доноситься скандирования с митингов на главной площади Братиславы, носящей имя Словацкого национального восстания (СНВ).
Поскольку к тому времени я уже знал о событиях, происходивших в Польше, Венгрии, ГДР, Болгарии, где коммунистические власти все больше уступали под напором оппозиции, то мне было понятно, что и у нас в республике началось то же самое. Ну а 25 ноября президент страны Густав Гусак, уступая требованиям демонстрантов, подписал мне амнистию. На другой день я уже был среди ораторов на митинге на площади СНВ, а спустя еще два дня стал членом делегации оппозиции, которая приступила в Праге к переговорам с руководством последнего коммунистического правительства во главе с премьером Ладиславом Адамецом.
Сторонники Вацлава Гавела празднуют его избрание на пост президента в результате Бархатной революции. Прага, 28 декабря 1989
"Бархатная революция" 1989 года в Чехословакии17 ноября 1989 года - началась "бархатная революция" в Чехословакии.
– Как вы себя ощущали в тот момент?
– Политика меня всегда интересовала, я внутренне был готов к любым переменам в своей жизни и в жизни страны.
– Как вы оказались в руководстве нового правительства Чехословакии?
– Помню, что 30 ноября мне позвонили из штаба оппозиции, который размещался в пражском театре "Латерна магика", и сказали, что Вацлав Гавел, который в последние годы был фактическим лидером оппозиции в республике и возглавил возникшее на волне революции движение "Гражданский форум" (ГФ), просит меня в течение пяти минут дать ответ, готов ли я стать первым зампредом нового федерального правительства и курировать при этом права человека и силовые министерства. Я ответил, что без раздумий даю на это свое согласие. И уже 10 декабря наше новое правительство Чехословакии приступило к работе.
– Поскольку вы курировали силовые ведомства, то должны знать ответ на то, как началась "бархатная революция", с какого инцидента, скорее, даже с какой провокации…
– Да, в Праге не обошлось без этого. Дело в том, что в руководстве компартии Чехословакии (КПЧ) была группа людей, которые видели, как идет процесс перестройки в СССР, как уже забурлили события в Польше и Венгрии, и понимали, что это рано или поздно начнется и у нас в стране. Эти люди понимали, что старое, закостенелое коммунистическое руководство не пустит их к власти, но надеялись, что если они все же сумеют каким-то образом возглавить партию, то удержат в узде события в стране.
На 17 ноября, который отмечается как Международный день студентов, в честь чешских студентов – героев антифашистского сопротивления, по традиции была намечена демонстрация учащихся вузов и школ, участники которой должны были пройти через весь центр Праги до Национального проспекта. Здесь и была подготовлена провокация силами сотрудников госбезопасности (ГБ) и полиции.
Сначала студентов окружили полицейские и долгое время не выпускали из кольца. Потом они начали избивать парней и девушек дубинками, молотя без разбора по головам, спинам, ногам. А после того, как все завершилось, по Праге и по всей стране поползло известие: один студент во время избиения полицейскими скончался.
© AFP 2020 / Lubomir Kotek Студенты стоят на коленях перед сотрудниками полиции во время одного из восстаний "бархатной революции", 19 ноября 1989
Студенты стоят на коленях перед сотрудниками полиции во время одного из восстаний бархатной революции, 19 ноября 1989
Студенты стоят на коленях перед сотрудниками полиции во время одного из восстаний "бархатной революции", 19 ноября 1989
Диссидент Петр Ул, сотрудничавший с радиостанцией "Свободная Европа" и другими западными "голосами", передал туда информацию, что погиб студент Милан Шмид. Позднее выяснилось, что эту роль сыграл подосланный сотрудник ГБ Людвик Зифчак, который в начале того же 1989 года был внедрен ГБ в ряды молодежных активистов и диссидентов. Его, якобы тяжело раненого полицейскими, отвезла машина "Скорой помощи"", а потом кто-то сообщил Улу, что в больнице "студент Шмид" скончался.
Известие о том, что поздно вечером 17 ноября десятки студентов были избиты полицией, а один из них даже скончался, на другой день всколыхнуло всю страну, но прежде всего диссидентов. Они сразу начали работу по созданию организаций, которые возглавили бы антикоммунистическое движение в стране, и которые в итоге получили название "Гражданский форум" (ГФ) в Чехии и "Общественность против насилия" (ОПН) в Словакии.
– Но ошибка с "убитым студентом" весьма скоро выяснилась…
– Да, но, как говорится, поезд уже пошел. Группы активистов начали создаваться на заводах и в вузах, росло число отделений ГФ в других городах страны. Люди, до сих пор с завистью смотревшие на то, что происходит в СССР и в других соцстранах, теперь почувствовали, что могут попробовать у себя сделать то же самое.
– Коммунисты попытались подстроиться под ситуацию, сменили генсека…
– Да, избрали генсеком одного из представителей того самого "передового крыла", которые надеялись перехватить власть у "старцев", Карела Урбанека, отказались от принципа властвующей партии, приняли новую программу. Но было уже поздно.
– Руководители компартии, армии, ГБ не предполагали в те дни защищать свою власть? Мой нынешний сосед по дому как-то рассказал мне, что в разгар первых массовых демонстраций в центре Праги он в составе танкового батальона, в котором проходил срочную службу, сидел на окраине города в бронемашинев ожидании команды и при этом договорившись с товарищами, что в центр Праги они откажутся выдвигаться. Но команды так и не последовало. Вы не боялись такого развития событий?
– Ничего исключать было нельзя. Хотя мне было известно, что Гавел вроде бы договорился с главой генштаба генералом Мирославом Вацеком о том, что армия не выступит против народа. С другой стороны, трезвые головы в силовых структурах и в компартии, думаю, понимали безысходность потенциального вооруженного выступления. В случае военного вмешательства в события они не продержались бы долго в условиях полной международной изоляции. Такой режим на штыках все равно бы пал, а его лидеры пошли под суд.
Президент Чехословакии
Съемки фильма о Вацлаве Гавеле начались в Чехии
Думаю, что такая перспектива не устраивала никого из возможных путчистов. Так что достаточно скоро стало ясно, что ни коммунисты, ни тем более диссиденты и их сторонники ни в коем случае не хотят допустить крови во время развернувшихся событий, порой весьма бурных.
– Почему же все-таки Чехословакия "проснулась" позже всех из соцстран, если не считать Румынию, в которой антикоммунистические выступления в декабре того же 1989 года не обошлись без человеческих жертв?
– Здесь, в свою очередь, сказались события 1968 года, подавление войсками пяти соцстран политических и экономических реформ "Пражской весны", установление на долгие два десятилетия режима так называемой нормализации. Ведь при нем из компартии были исключены полтора миллиона человек, можно сказать, что лучших ее представителей – думающих, творческих, поверивших в возможность реформ, в социализм с человеческим лицом, который провозглашал лидер компартии Александр Дубчек, сам надолго оказавшийся в домашней изоляции под присмотром ГБ и снова появившийся на публике лишь в ноябре 1989 года.
CC BY 3.0 / ŠJů / Демонстранты на площади в Праге 25 ноября 1989 года
Демонстранты на площади в Праге 25 ноября 1989 года
Демонстранты на площади в Праге 25 ноября 1989 года
– Люди, исключенные из компартии после 1968 года, как и немало действующих коммунистов возлагали надежды, что именно Дубчек станет новым президентом Чехословакии, ведь всем было понятно, что Гусак вот-вот подаст в отставку на фоне происходящих в республике событий и требований митингующих. Но Дубчек в итоге возглавил федеральный парламент, а на Пражский град пришел Гавел, до той поры мало известный большинству чехов и словаков, ведь о нем коммунистические СМИ говорили не иначе, как о "буржуазном сынке" и "агенте империализма"…
– Действительно, Гавел был известен в основном узкому кругу диссидентов да политической элите стран Западной Европы, а Дубчек в республике был памятен как символ "Пражской весны". Но надо было учитывать и степень готовности обоих к посту главы государства. Проведший 20 лет практически в полной изоляции 68-летний Дубчек, живший старыми понятиями о возможности улучшения социализма, готовый опираться на прежних соратников по компартии. И 53-летний Гавел, фактически руководивший последние 20 лет диссидентским движением в стране, написавший "Открытое письмо Густаву Гусаку", объединивший всех несогласных с режимом вокруг "Хартии-77", проведший несколько лет в тюрьме.
Да, Гавел слабо разбирался, например, в экономике и в национальном вопросе, не был должным образом готов к будущим дебатам о сожительстве в рамках одной страны чехов и словаков. Но он в общем представлял себе главные цели, к которым должна стремиться новаядемократическая республика.
© AP Photo / Peter DejongДемонстранты держат плакат Александра Дубчека. 23 ноября 1989
Демонстранты держат плакат Александра Дубчека. 23 ноября 1989
Демонстранты держат плакат Александра Дубчека. 23 ноября 1989
– Однако, когда я пожелал Гавелу успехов в будущей президентской деятельности во время интервью с ним в конце ноября 1989 года, проходившего на сцене театра "Латерна магика", в окружении его соратников, он как-то отрицательно махнул рукой и смущенно пробормотал что-то типа "ну что вы, какое там президентство..."
– Действительно, Гавел долго предпочитал об этом не говорить вслух, хотя и соратники его активно настраивали на президентство, и западные политики, и все "голоса" из-за границы наперебой об этом постоянно говорили. Со временем и вся Прага уже была обклеена листовками с призывом "Гавел – на Град!"
Когда развернулись переговоры между диссидентами и правительством о составлении нового кабинета, то речь постепенно зашла не только о пропорциях в нем между коммунистами и некоммунистами, но и между представителями Чехии и Словакии. Постепенно мы договорились, что в случае, если правительство возглавит коммунист, то новым президентом должен стать представитель оппозиции и наоборот. То же самое касалось соотношения чехов и словаков. Если премьером будет чех, то президентом – словак.
В конце концов пришли к такому решению: президентом станет чех и некоммунист Вацлав Гавел, а премьером – словак и коммунист Мариан Чалфа. Чалфу предложил я, поскольку знал его со студенческих лет по учебе в Карловом университете. Я после вуза вернулся в Словакию, а он остался в Праге, стал юристом в правительстве и постепенно дослужился до министерского поста.
Именно Чалфа во многом способствовал фактически беспроблемному избранию Гавела президентом страны. Ведь были предложения об избрании главы государства прямым всенародным голосованием, но в таком случае наверняка большинство граждан проголосовало бы за известного им по событиям 1968 года Дубчека. Поэтому оставили в силе голосование в федеральном парламенте, где в итоге ни один депутат не проголосовал против Гавела.
– Депутаты-коммунисты боялись голосовать против Гавела под "дулами" поочередно наводимых на каждого из них телекамер, ведь эта процедура шла в прямой трансляции по ТВ?
– Это было бы слишком простым объяснением. Нет, решение проблемы кроется в опыте Чалфы, знавшего слабые и сильные стороны всех депутатов и знавшего способы их использования. Об этом, в частности, написал близкий соратник Гавела, позднее ставший чешским премьером и главой чешского сената Петр Питгарт.
© AFP 2020 / Lubomir KotekВацлав Гавел приветствует толпу, собравшуюся на Вацлавской площади по случаю назначения нового правительства, 10 декабря 1989
Вацлав Гавел приветствует толпу, собравшуюся на Вацлавской площади по случаю назначения нового правительства, 10 декабря 1989
Вацлав Гавел приветствует толпу, собравшуюся на Вацлавской площади по случаю назначения нового правительства, 10 декабря 1989
– С какими проблемами столкнулись прежде всего члены переходного правительства во главе с Чалфой? В частности, вы?
– Проблемы встречались на каждом шагу и часто неожиданные. Например, была в растерянности полиция. Ее сотрудники не знали, как вести себя, что делать, потому что многие люди видели в них, даже в обычных регулировщиках уличного движения, представителей старого режима и порой нападали не только словесно, но и физически.
Моим коллегам по правительству приходилось решать сложнейшие экономические проблемы, возникшие при переходе от социалистической модели к капиталистической. Ведь еще вчера каждый завод знал, например, какую продукцию производить, куда ее направлять, откуда получать сырье. И вдруг все сбилось с производственного ритма. Предприятия становятся самостоятельными единицами, у них появляются частные владельцы, они находят новых потребителей…
И в жизни рядовых граждан происходили коренные перемены. Люди в ноябре шли на митинги, где поддерживали вещавших о демократии и свободе ораторов, многие ожидали, что вот-вот придет полное благоденствие, что мы догоним за пару лет по уровню жизни соседей-австрийцев, что тоже было одним из двигателей революции. Но ожидания быстро начали испаряться, стала расти безработица, падали заработки, становилось платным то, что казалось навсегда дармовым, проявлялось новое понятие – конкуренция.
– Когда впервые зашла речь о переосмыслении национального вопроса в стране, о новых взаимоотношениях чехов и словаков?
– Поначалу, во время переговоров о составе нового правительства, а затем избрания президента решались только насущные и конкретные вопросы. Но уже где-то в феврале 1990 года в Словакии начали раздаваться слова о получении ею самостоятельности. Начали приходить материалы от представителей многочисленной и сильной словацкой эмиграции на Западе, которые требовали независимости Словакии.
Президент Гавел, который, как я уже сказал, весьма слабо разбирался в национальных проблемах, решил не медлить с переменой названия страны, убрав из нее слово "социалистическая" и оставив просто: "Чехословацкая республика" (ЧСР). С этого момента начались длительные дебаты депутатов словацкого, чешского и федерального парламентов. Началось с названия, а потом перешло на принципы взаимного сосуществования, и, наконец, зашла речь о разделении. В результате за пару лет наша республика сменила несколько названий: Чехословацкая Федеративная республика, Чехо-Словацкая Федеративная республика, Чешская и Словацкая Федеративная республика, пока, наконец, 1 января 1993 года не разделилась на два самостоятельных государства – Чешскую республику и Словацкую республику.
Прага. Архивное фото
Половина граждан Чехии считает ошибкой разделение Чехословакии
И наше разделение тоже произошло на сугубо добровольных началах, мирным и демократическим способом. И сейчас, я думаю, нет в мире еще таких двух стран, между народами которых существуют поистине братские, дружеские отношения.
Рекомендуем
Цветы на двигателе лайнера Boeing 777 Малайзийских авиалиний, потерпевшего крушение в районе города Шахтерск Донецкой области
Голландский журналист опубликовал документы разведки о крушении MH17
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала