Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Дмитрий Бак: писатели уровня Льва Толстого еще обязательно будут

© РИА Новости / Рамиль Ситдиков / Перейти в фотобанкДиректор Государственного музея истории российской литературы имени В. И. Даля Дмитрий Бак
Директор Государственного музея истории российской литературы имени В. И. Даля Дмитрий Бак
Директор Государственного музея истории российской литературы имени В.И. Даля Дмитрий Бак в этом году станет спикером и модератором нескольких сессий секции "Литература и чтение" предстоящего VIII Санкт-Петербургского международного культурного форума. В интервью корреспонденту РИА Новости Екатерине Сошниковой Бак рассказал о главных дискуссиях форума, нужна ли возрастная маркировка на произведениях литературы и искусства, почему массовое чтение как социальный феномен может быть конечным и что нужно предпринять для популяризации чтения.
– Дмитрий Петрович, расскажите о вашем отношении к культурному форуму. Как считаете, насколько данная дискуссионная площадка важна?
– Санкт-Петербургский культурный форум проходит уже в восьмой раз, и с каждым разом он набирает силу. Это, безусловно, очень важная площадка для коммуникации, в том числе между российскими деятелями культуры и зарубежными гостями. Здесь могут вступить в дискуссию люди разных убеждений и занятий: писатели, артисты, администраторы культурных учреждений, а также представители власти, бизнесмены. Подобной универсальной площадки больше нет в стране, хотя во многих регионах проводятся своилокальные культурные форумы.
– Как вы считаете, нужно ли что-то изменить в формате культурного форума? Привнести что-то новое?
– Его трудно совершенствовать, он универсален. В программе форума – дискуссии, презентации, концерты, кинопросмотры, есть профессиональная деловая программа. Я не думаю, что можно как-то существенно изменить формат.
Поэт Сергей Есенин
Читал стихи проституткам: 4 вещи, которые о Сергее Есенине мало кто знаетСердцеед – да. Запойный алкоголик – нет. Уголовник – да. Самоубийца – нет. 3 октября, в день рождения Сергея Есенина, четыре факта о поэте.
– Расскажите, какие мероприятия проведет Государственный музей истории российской литературы имени Даля в рамках культурного форума?
– Музей традиционно принимает участие в двух профессиональных секциях: музейной и литературной. Мы подготовили круглый стол "Литературные музеи как центры интеллектуального туризма. Россия и Европа", в нем примут участие отечественные и зарубежные эксперты из Латвии, Испании, Германии, Греции. Туризм как таковой предполагает прежде всего комфорт и отдых, туризм культурный – знакомство с национальным культурным наследием. Продвижение музейных проектов, выставок, мероприятий на рынок туристических услуг крайне важно, об этом пойдет речь на нашем круглом столе. Еще одну дискуссионную площадку мы посвятили 200-летию Федора Достоевского. Это будет не просто юбилейная дата. Приуроченные к ней события включают не только празднования. Необходимо осуществить конкретные действия, которые поднимут на новый уровень изучение и осознание наследия Достоевского в современном мире. Предполагается участие многих известных ученых, художников, режиссеров, я расскажу о нашем мегапроекте – создании музейного центра Московский дом Достоевского в структуре нашего музея. О своем участии в разработке этого проекта будет говорить Михаил Шемякин.
– Расскажите подробнее о ваших планах по открытию дома Достоевского.
– Открытие Московского дома Достоевского – это крупнейшее событие, включенное в план мероприятий по подготовке к 200-летию нашего классика. Государственный музей истории российской литературы имени Даля получил в оперативное управление здание флигеля бывшей Мариинской больницы для бедных, в которой служил лекарем отец Достоевского. В течение девяноста лет здесь находился музей-квартира русского классика, а теперь возникнет принципиально новое крупное учреждение. Технологии развиваются очень быстрыми темпами, стремительно меняются и посетители. Мы хотим создать музей, который был бы интересен людям и через двадцать лет, и через пятьдесят.
– В чем, на ваш взгляд, отличие литературных музеев от художественных?
– Литературные музеи, в отличие от художественных галерей, не являются инструментом создания писательских репутаций. Галереи связаны с рынком, они создают и модифицируют репутации художников. Если работы того или иного автора покупают Эрмитаж или Тейт, или Прадо, сразу понятно, что у него уже есть или формируется репутация известного и перспективного участника художественного процесса. Литературные музеи живут совершенно иначе, они даже создаются ретроспективно и посвящаются писателям, которые уже приобрели репутацию классиков. Вторая причина – отсутствие прямой визуальности, без которой нынче мало что происходит в культуре, да и за ее пределами тоже. Основной носитель литературных произведений – книга, рукопись, а это вещи, которые читаются, а не рассматриваются. Сколько ни рассматривай личные вещи или даже рукописи Пушкина, это принципиально иное впечатление, нежели то, которое возникает при чтении его трудов. Вот почему в современном мире литературные музеи отнюдь не являются лидерами мнения и внимания.
Писатель Лев Николаевич Толстой
Лев Толстой как "зеркало", или Графиня изменившимся лицом бежит прудуЛев Николаевич был еще ведь и религиозным мыслителем, отлученным от Церкви, основоположником толстовства. Ради этого он, можно сказать, отрекся от "Войны и мира", называл историческую тематику "случайной" в своем творчестве.
– Какие меры принимает Музей истории российской литературы, чтобы изменить данную ситуацию?
– Мы стараемся быть совершенно особой музейной площадкой, у нас наряду с классикой имеет постоянную прописку современная литература. Очень трудно сказать, кто именно из современных писателей будет новым Львом Толстым, в этом надо разбираться всем вместе.
– По вашему мнению, новые писатели уровня Льва Толстого появятся в литературной среде?
– Безусловно. Это я вам как историк литературы говорю. Не всегда при жизни авторов понятно его будущее значение, так как литературная репутация подвижна. Кто-то скажет, что крупнейшие писатели рубежа столетий – это Александр Солженицын и Захар Прилепин, а кто-то может считать таковыми Дмитрия Быкова и Евгения Водолазкина или кого-то еще. Нам же нужно разобраться в том, что происходит в литературе, выявить тенденции и закрепить музейными средствами прежде несказанное о литературном процессе. Потому мы стараемся пробудить интерес не только к известным, изведанным литературным фигурам, но и к неизведанным. Не только к Льву Толстому и Ивану Тургеневу, но еще и к тем авторам, которых я перечислил выше, и ко многим другим.
– Ранее вы говорили, что у вас в планах организовать выставку "Достоевский и Флобер". Вы в целом планируете продолжить готовить выставки именно в таком формате?
– Да, все наши планы в силе, мы надеемся провести выставку "Достоевский и Флобер" в 2020 году во Франции, поскольку именно в этой стране в будущем году пройдет очередной фестиваль "Русские сезоны". Но и сотрудничество с нашими немецкими коллегами с окончанием работы нынешней выставки "Достоевский и Шиллер" также не завершится. Мы уже несколько лет обсуждаем масштабный научно-выставочный проект "Шиллер и Россия", который должен включать две большие выставки – в Москве и в Марбахе. Также в будущем году будет ряд мероприятий, связанных со 150-летним юбилеем Ивана Бунина, а это выставки и конференции в Париже, Каире, в других мировых столицах. Затем по нашему календарю – 200-летие Афанасия Фета, а там и дата Достоевского приблизится вплотную. Юбилеи, конечно, вещь формальная: не так уж важно, 200 лет прошло со дня рождения крупного писателя или 198. Наша задача – для каждого классика найти контекст, традицию и современных писателей в России и за рубежом, для которых они, наши классики, являются животворной почвой.
Орхан Памук в своем крабочем кабинете
Орхан Памук: я стал романистом, начитавшись Достоевского и Толстого
– На ваш взгляд, Россия на данный момент – читающая нация?
– Вы знаете, здесь очень часто мы сталкиваемся с лукавой статистикой. Лозунг "самой читающей страны в мире", так сказать, хромает, и так было всегда. Достаточно вспомнить структуру советского книгоиздания, сколько книг выходило в свет и практически никем даже не открывались. А вот главные, как сейчас понятно, книги 1970-х годов выходили в самиздате, их вообще никак нельзя было прочесть – Венедикт Ерофеев, Солженицын, Саша Соколов. Ощущение, что в наши дни наступает катастрофа с чтением в какой-то одной отдельно взятой стране, в России, тоже неверно. Процент активно читающих людей примерно одинаков в последние несколько десятилетий. Другое дело, что меняется структура чтения, да и структура читающей аудитории тоже. Я не вижу здесь каких-то принципиально катастрофических вещей на ближнюю перспективу развития. Но они есть на дальнюю перспективу.
– Что вы имеете в виду?
– Массовое чтение может быть конечным как социальный феномен. Оно имеет начало, расцвет и завершение. Началось все с изобретения печатного станка в XV веке. Вершина – XIX и ХХ столетия. Да и писательство тоже лишь постепенно стало профессией, занятием, которое приносит доход. С развитием новых технологий появляются новые профессии для пишущих людей, совсем непохожие на традиционное писательство. У современного человека все меньше времени в сутках для тех занятий, которые были привычными на протяжении столетий.
– Все меньше времени, которое можно было бы провести за чтением?
– Да, чтобы можно было читать обширные литературные тексты, да и любые иные тоже. Количество людей, которые прочитали роман "Война и мир" от корки до корки, неминуемо уменьшается. Я имею в виду тех, кто не пролистывает страницы и не обращается к краткому содержанию. Ведь книгу нужно обдумать, прожить с ее героями какое-то время. И где его взять? У нас сейчас терабайты фотографий для просмотра, социальные сети, торопливая переписка, почти сплошь состоящая из сокращений и смайликов.
– Есть ли различия в литературе ХIХ века и современной?
– То, что мы сегодня называем литературой, к изящной словесности классического времени имеет очень поверхностное отношение. Главная причина – тотальное упрощение текстов, оценок, алгоритмов работы с текстом. Тут сплошной коучинг, тренинги да вебинары. Например, принято считать, что литература напрямую связана с нравственностью. С одной стороны, кто же станет сомневаться в нравственной природе литературы, но, с другой стороны, здесь нет никакой гарантии. Зачастую считают, что прочитал что-нибудь о святых и сам тут же стал чуть лучше. Пролистал книгу, где действуют грешники или преступники, и немедленно подвергся риску превратиться в убийцу либо насильника. Все это, конечно, полная чушь и некомпетентность. Читателю "Лолиты" так же не угрожает педофилия, как любителю "Братьев Карамазовых" не угрожают тяга к разврату и отцеубийству.
Медаль лауреата Нобелевской премии
Лауреаты Нобелевской премии по литературе 2018 и 2019 годов
– А каково ваше отношение к изменениям в законопроекте о возрастной маркировке произведений литературы и искусства?
– Это история, которая не может быть оценена в отрыве от реальности. Понимаете, если я устраиваю выставку, провожу мероприятие или издаю книгу и знаю, что где-то есть неадекватные люди, которые на основании своей некомпетентной логики будут считать, что это на кого-то влияет дурно, то лучше этого не делать. По факту возрастные маркировки, конечно, нужны. Но не потому, что они во всех случаях истинные и правильные, а просто потому, что вокруг нас безумный мир и надо учитывать наличие в нем очень разных людей.
– Как вы думаете, что можно предпринять для популяризации чтения среди детей и подростков?
– Готовить учителей, которые не пассивно используют единый кем-то придуманный список классических произведений, а понимают, что литературный текст обладает автономией и требует для своего понимания тонких навыков и умений. Учителя должны понимать специфику литературы, что сегодня бывает далеко не всегда.
– А открытие книжных магазинов в музеях и театрах одобряете?
– Отношусь к этим инициативам министерства культуры очень позитивно. Идея – в снижении арендных ставок, и это абсолютно правильно. Надо отличать коммерцию как таковую от той коммерции, которая имеет социальные функции и направлена не только на извлечение прибыли, но и на развитие интереса к чтению, на подъем читательской и общей культуры наших сограждан.
Рекомендуем
Сотрудник газокомпрессорной станции в Украине
Транзита не будет: Украина сама себя перехитрила
Участник Поля чудес отгадал слово с ошибкой и победил
Участник "Поля чудес" отгадал слово с ошибкой и победил
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала