Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

"Все наживаются на нефти". Война в Ливии продолжается и без Каддафи

МОСКВА, 5 ноя — РИА Новости, Галия Ибрагимова. Ситуация в Ливии остается напряженной — установившееся в стране двоевластие препятствует началу мирного процесса. И восточное, и западное правительство бывшей Джамахирии устраивает неопределенность. Это позволяет всем сторонам конфликта получать прибыль от главного национального достояния — нефти.

Война войной, а нефть по расписанию

Эль-Шарара — крупнейшее месторождение нефти в Ливии, 700 километров южнее Триполи. При Муаммаре Каддафи тут ежедневно добывали до трехсот тысяч баррелей в сутки. Другие месторождения находятся в восточных районах и по производительности ненамного уступают Эль-Шараре.
До гражданской войны в 2011 году из недр Ливии извлекали до 1,6 миллиона баррелей нефти в день. По доказанным запасам (29,5 миллиарда баррелей) страна занимает первое место в Африке и пятое в ОПЕК.
После падения Джамахирии и расправы над ее лидером добыча сократилась в три раза. Но даже в период разрухи нефть поступала в порты Средиземного моря, откуда шла в Италию, Францию, Испанию и Германию.
Участники продолжившегося без Каддафи противостояния пытались установить контроль над нефтепроводами. При отступлении не раз отдавали приказы уничтожить трубу, чтобы лишить противника средств к существованию. Доходы от нефти в годы войны — впрочем, как и в мирное время, — оставались основным источником пополнения бюджета.
Иностранные нефтегазовые компании, пришедшие в Ливию при Каддафи, приостанавливали работу лишь в период самых ожесточенных боев. А французская Total и итальянская ENI функционировали бесперебойно.
Действовала и ливийская Национальная нефтегазовая корпорация, возглавляемая Мустафой Санаалом еще с довоенных времен.
© AFP 2019 / Mahmud TurkiaПогрузочная установка в нефтяном порту Харика, Тобрук. Ливия, 20 августа 2013
Погрузочная установка в нефтяном порту Харика, Тобрук. Ливия, 20 августа 2013
Погрузочная установка в нефтяном порту Харика, Тобрук. Ливия, 20 августа 2013

Нефтяное двоевластие

Борьба враждующих группировок привела к тому, что в 2014 году в Ливии установилось двоевластие. Триполи и примыкающие к столице западные районы контролировало Правительство национального согласия под руководством местного предпринимателя Фаиза Сараджа. Сформированный им кабинет министров получил международное признание.
Востоком страны управлял генерал Хафтар, друг и соратник Каддафи. Поддержавшая его Ливийская национальная армия помогла взять под контроль нефтяные месторождения и трубопроводы в Тобруке, Бенгази и Адждабии, лишив заседавшее в Триполи правительство нефтяных доходов.
Но мировое сообщество отказалось иметь дело с мятежником. В 2016 году против генерала и его сподвижников ввели санкции, запрещавшие закупать нефть у представителей восточного правительства.
Раскол бывшей Джамахирии ударил также по Европе, США, Китаю — основным потребителям ливийской нефти. Патовая ситуация заставила иностранные нефтегазовые компании искать способы обхода санкций. На кону стояла энергетическая безопасность не столько Ливии, сколько Евросоюза.
© Фото : страница пресс-службы национальной армии Ливии в FacebookКомандующий Ливийской национальной армией маршал Халифа Хафтар
Командующий Ливийской национальной армией маршал Халифа Хафтар
Командующий Ливийской национальной армией маршал Халифа Хафтар

Объединяющее черное золото

Выход из нефтяного тупика нашелся достаточно быстро. Причем враждующим группировкам даже не пришлось бряцать оружием, чтобы черное золото снова потекло в европейские порты. Осознавая взаимозависимость, Восток и Запад при посредничестве Национальной нефтегазовой корпорации пошли на уступки.
Суть достигнутых компромиссов сводилась к тому, что все сделки в нефтегазовой отрасли заключались от лица международного признанного правительства Сараджа. На него не накладывали санкции, соответственно, иностранные импортеры могли законно с ним работать. А Хафтару предложили солидную часть выручки.
Ливийская национальная армия, хотя и финансировалась покровителями из Египта, Саудовской Аравии и ОАЭ, нуждалась в дополнительных источниках доходов. Хафтар понимал, что средства от нефти, пусть и полученные через Сараджа, укрепят экономическую независимость Востока. И он согласился.
В страну стали возвращаться западные нефтегазовые компании. Многие расширили проекты по добыче и переработке нефти. Энергетический сектор получил инвестиции. Причем все сделки были вполне легальными и санкции против восточного правительства никому не мешали.
Глава Национальной нефтегазовой корпорации Ливии Мустафа Санаал, заручившись поддержкой французской Total, итальянской ENI, немецкой Wintershall и австрийской OMV, заявил о планах превзойти Каддафи и довести добычу до двух миллионов баррелей в сутки.
"Необходимо оставить энергетическую отрасль в стороне от всех политических и военных конфликтов", — призвал Санаал. Большинство иностранных компаний к нему прислушались. Никого не смущало, что все это время война в Ливии не прекращалась.
© AP Photo / Francois MoriПремьер-министр Ливии Фаиз Сарадж после Международной конференции по Ливии в Елисейском дворце в Париже, Франция
Премьер-министр Ливии Фаиз Сарадж после Международной конференции по Ливии в Елисейском дворце в Париже, Франция
Премьер-министр Ливии Фаиз Сарадж после Международной конференции по Ливии в Елисейском дворце в Париже, Франция

Настрой на мир

Добыча и переработка нефти продолжалась и весной, когда Хафтар двинулся в наступление на Триполи. Причем, по мнению представителя Ливийского временного правительства в России Станислава Кудряшова, именно схемы поставок ливийской нефти за рубеж помешали генералу взять столицу.
"Все экспортные контракты по нефти сосредоточены в руках Сараджа. Невозможность напрямую продавать контролируемые энергоресурсы и стала камнем преткновения в Триполи для Хафтара. Генерал понимал, что, даже если возьмет столицу и свергнет Правительство национального согласия, он лишится и тех денег, которые получает по установленным с ним нефтяным схемам. Мировое сообщество вряд ли бы быстро признало легитимность Хафтара и пошло на отмену санкций", — объясняет он РИА Новости.
Эксперт полагает, что Ливийская национальная армия решится на штурм Триполи, только получив какие-либо гарантии признания от внешних сил.
"Когда разрабатывалась действующая схема поставок нефти, восточное правительство умышленно лишили каких-либо прав. За счет этого Сарадж и сохранил контроль над энергоресурсами, и обезопасил свое правительство от штурма Хафтара", — рассуждает Кудряшов.
Он уверен, что сложившаяся вокруг ливийской нефти ситуация выгодна всем и никто не заинтересован в разрешении конфликта.
"Европейские и американские компании закупают нефть с большим дисконтом. Если на мировом рынке цена в среднем 60 долларов за баррель, то ливийские власти в условиях нестабильности рады продавать и по 30. Кто же откажется от такой дешевой нефти, пусть даже на карте стоит мир и стабильность в Ливии?" — задается риторическим вопросом Кудряшов.
© AFP 2019 / -Бойцы Ливийской национальной армии (LNA) маршала Халифы Хафтара к югу от Триполи, 26 мая 2019
Бойцы Ливийской национальной армии (LNA) маршала Халифы Хафтара к югу от Триполи, 26 мая 2019
Бойцы Ливийской национальной армии (LNA) маршала Халифы Хафтара к югу от Триполи, 26 мая 2019
Руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семенов с этим не вполне согласен.
"Если противостоянию между восточным и западным правительством в Ливии будет положен конец, энергетическая инфраструктура обретет стимул для модернизации. Инвесторы безбоязненно вложат средства в новые трубопроводы", — говорит РИА Новости политолог.
Он считает, что в боях за столицу военное преимущество было на стороне Сараджа, поэтому генерал отступил, и нефтяные схемы тут не главное.
"Поддержавшие правительство Сараджа вооруженные отряды из Мисураты были способны отбить весной у Хафтара нефтяные порты. Это вполне реально и сегодня. Но им незачем это делать. Хафтар все равно не может самостоятельно продавать нефть", — отмечает эксперт.
При этом он не спорит с тем, что в нынешних условиях все стороны противостояния наживаются на энергоресурсах.
"Главное отличие ливийского конфликта, например, от сирийского, в том, что нефть в нем — не разъединяющий фактор. Наоборот, черное золото объединяет, и так может продолжаться еще долго", — указывает Семенов.
Ливийский лидер Муаммар Каддафи и президент Судана Омар аль-Башир на военном параде в Триполи
Второе пришествие Каддафи. Станет ли генерал Хафтар новым лидером Ливии
Определенные надежды на урегулирование ливийского конфликта и споров вокруг нефти он связывает с Берлинской конференцией по примирению сторон. Но опасается, что, как только назовут ее дату, Хафтар снова пойдет на Триполи.
"Первую попытку взятия столицы мятежный генерал предпринял вскоре после того, как были согласованы сроки общенациональной конференции по политическому выходу из ливийского кризиса. Большинство стран мира, включая Россию, признают легитимность правительства Сараджа. И Хафтар понимает: в новой структуре власти ему вряд ли найдется место. Вот и пытается сорвать мирный процесс", — заключает политолог.
Рекомендуем
Вид на памятник Затопленным кораблям в Севастополе
Украинец пристал к россиянам на борту самолета с вопросом о Крыме
 Артем Шейнин
Шейнин ответил Галкину на слова о цензуре на российском телевидении
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала