Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

 

 

 

 

«Приходите, когда убьют»

Можно ли защитить себя от сталкера, превращающего жизнь в ад

Анастасия Гнединская

Их жизнь похожа на триллер: письма с угрозами, подброшенные подарки, проколотые шины. Вот только сами жертвы сталкеров — преследователей — мечтают дожить до конца «картины». «Ты не понимаешь, на что завтра решится человек, который вчера попытался подпалить тебе дверь, а сегодня — перерезал проводку в подъезде. И от этого становится не по себе», — признается Анна, ее полтора года преследовал бывший муж.

В полицию жаловаться на сталкеров бесполезно — заявлениям просто не дают ход: «Нет состава». Недавно ЕСПЧ впервые принял к рассмотрению обращение жертвы многолетнего преследования. Бывший возлюбленный следил за россиянкой, угрожал ей, подкладывал в сумочку GPS-трекер, а потом выложил в интернет интимные фото и видео. Обозреватель РИА Новости разбиралась, можно ли привлечь к ответственности «персональных маньяков».

«Купил родным газовые баллончики»

Сообщения от Юлианы Лунной
Сообщения от Юлианы Лунной

Такие послания москвич Юрий Соломонов получал каждый день на протяжении двух с половиной лет. Сотни электронных писем, сообщений в соцсетях и мессенджерах от совершенно незнакомой женщины. Она делала коллажи из его фото, отправляла свои эротические снимки его друзьям и родным. Но по-настоящему не по себе, признается Юрий, стало, когда незнакомка принялась караулить его у подъезда.

Юрий Соломонов
Юрий Соломонов

«Если бы сам не пережил все это, вряд ли смог бы поверить, что кто-то может с маниакальным упорством преследовать совершенно незнакомого человека, — начинает разговор Соломонов. — Не кинозвезду, не модель, не политика. Вообще не публичную личность. И не просто заваливать письмами, а приезжать из другого города, названивать соседям. Хотя мне еще повезло: меня она терроризировала всего два с половиной года. А моего предшественника — семь!»

Юрий с юношества увлекается астрономией. В одной из групп, посвященных звездам, его и нашла Юлиана Лунная. Так она представилась.

«Астрономические группы всегда притягивают разных чудиков, поэтому сперва на эту девушку никто не обратил внимания. Терпение участников сообщества лопнуло после того, как она своровала фотографию луны у одного известного астрофотографа и попыталась выдать эту работу за свою. Я постарался ей объяснить, что так делать нельзя, вступил с ней в спор. Видимо, тогда она и выбрала меня в качестве «объекта любви», — горько иронизирует Соломонов.

Признания сыпались в соцсети и на электронную почту. Когда Юрий закрыл профиль от навязчивой дамы, она стала доставать его друзей. «За ночь могла сделать рассылку сотне моих знакомых. Всем приходили письма примерно такого содержания: «Помогите помириться с Юрой». Причем всем она представлялась моей женой. Для убедительности даже мою фамилию взяла. Первое время люди верили, пересылали мне ее послания». За признаниями в любви последовали угрозы. Но не Юрию, а его родным. «Она угрожала моей жене, ребенку. Не буду транслировать весь тот бред. Но после этих писем я купил всем домочадцам газовые баллончики и попросил их не выходить из квартиры без телефонов». Спустя четыре месяца Юлиана Лунная, она же Марина, она же Надежда, появилась у подъезда Соломонова. Приехала она из Донецка, где проживала.

«В первый раз я ее просто прогнал. Она начала терроризировать моих соседей. Могла среди ночи позвонить им по домофону, сказать: «Передайте Юре, что я его люблю». И убежать. Нанимала таксистов, чтобы те звонили жильцам дома — якобы за ними приехала машина. Когда люди выходили, чтобы разобраться, пыталась передать мне какие-то послания».

Девушка с телефоном
Девушка с телефоном

Однажды подкараулила Соломонова в кустах — выскочила, когда он с женой возвращался с работы. Ему даже пришлось применить газовый баллончик. Впрочем, неуравновешенную особу это не испугало. «Она опять донимала соседей, звонила мне домой. Единственное — не смогла вычислить, где я работаю. Хотя и пыталась. Почему-то думала, что я сотрудник планетария, поэтому присылала письма туда».

Предшественнику Юрия повезло меньше: назойливая дама выяснила, где он трудоустроен, и принялась писать гадости его начальнику и коллегам. Кстати, свою первую жертву Надежда нашла также на тематическом ресурсе — посвященном троллейбусам.

Юрия Соломонова незнакомая женщина терроризировала два с половиной года
Юрия Соломонова незнакомая женщина терроризировала два с половиной года

По словам Юрия, того мужчину Надежда допекла так сильно, что он нашел телефон ее родителей и попытался повлиять через них. «Но диалога не получилось: они, будто глухие, твердили, что с дочерью все в порядке, а он сам ее провоцирует».

Решить проблему Соломонов пробовал с помощью полиции. Дважды вызывал наряд — оба раза преследовательницу отпускали, даже не установив ее личность.

«Документов у нее при себе не было, сотрудники верили ей на слово. Мне объяснили, что задерживать ее не за что. Им она сказала, что просто гуляла у моего дома».

От безысходности Юрий выложил свою историю на одном популярном интернет-форуме. Ему посоветовали разыграть собственные похороны и выложить фото в соцсети. Но Юлиана-Марина-Надежда отстала сама. Точнее, переключила свое более чем пристальное внимание на другого «кавалера». «Откуда я об этом знаю? На меня вышла его жена. Она устала от анонимных сообщений в соцсетях. Просила совета и помощи. Но я ей честно ответил, что выхода из этой ситуации не вижу. Разве только ждать, пока эта женщина переключится еще на кого-то».

«Поджег замочную скважину»

Психологи выделяют несколько типов «охотников». 

Отверженные преследуют бывших жен в надежде на примирение. 

Искатели близких отношений донимают человека, в которого, как им кажется, влюблены. 

Злопамятные пытаются взять реванш за реальную или мнимую обиду.

Нередко сталкерами становятся бывшие мужья. Так было в ситуации Анны Акатовой.

Анну Акатову преследовал бывший муж
Анну Акатову преследовал бывший муж

Четыре года назад она жила в Санкт-Петербурге, воспитывала сына. Но после того как сказала мужу, что хочет развестись, ее будни превратились в сценарий остросюжетного фильма. В итоге женщине даже пришлось уехать из страны.

«К тому моменту, как я решила расторгнуть брак, мы с мужем уже год не жили вместе. Штамп в паспорте был формальностью. Поэтому я не думала, что он болезненно воспримет мое предложение, — вспоминает Анна. — Я честно сказала, что хочу развестись и переехать в Германию, чтобы получить там второе высшее образование. Муж вроде бы нормально отреагировал. Но почти сразу наложил запрет на выезд ребенка. А потом начался ад».

Выходя утром из подъезда, Анна неизменно сталкивалась с бывшим. Он караулил ее около офиса, на прогулках следовал за ней по пятам с телефоном в руках. «Просил поговорить, но почти сразу начинал поливать грязью. Угрозы сыпались и в социальных сетях: «Ты никуда не поедешь, твоя семья будет страдать». Когда я его везде заблокировала, пытался со мной связываться через аккаунты общих друзей. Мне пересылали длинные письма с одной и той же пометкой: «Саша просил тебе передать».

Анна говорит, что иногда действительно чувствовала себя героиней триллера. Например, однажды, когда она сидела с друзьями в баре, супруг прислал ей фото ее спины.

«Я внимательно осмотрелась по сторонам, но в баре его не было. Подумала, что кто-то из друзей отправил ему мое фото. Спросила об этом. Все лишь пожимали плечами. И смотрели так, будто у меня паранойя»,— собеседница берет паузу, словно старается укрыться от накативших воспоминаний.

Анна поступила в немецкий вуз, и муж стал писать ее одногруппникам: пытался выяснить, какое у них расписание, когда начинаются занятия. Обращался и к Анне. «Обвинял меня в предательстве, говорил, что приедет в Германию и будет стоять напротив моего института с российским флагом».

Пока угрозы были только на словах, с происходящим можно было мириться, продолжает она. Однако довольно быстро муж перешел к действиям.

«Как-то раз, когда дома не было ни меня, ни моих родителей, он поджег замочную скважину — хотел пробраться в квартиру. Потом перерезал проводку в подъезде. Я на полном серьезе опасалась за свою жизнь: мало ли что еще придет ему в голову».

Подавала заявления. Но в полиции ее воспринимали чуть ли не как городскую сумасшедшую. «Мне полицейский так и говорил: «У нас есть одна бабушка не в себе, та тоже по каждому пустяку заявления пишет». В итоге Анна создала петицию в интернете.

Анна Акатова
Анна Акатова

Требование одно: ввести в Уголовный кодекс статью, предусматривающую наказание за сталкинг.

«К примеру, по законам Великобритании достаточно, чтобы человек совершил два нежелательных телефонных звонка или оставил под дверью два подарка, один раз проследил за вами — и его действия уже подпадают под уголовную статью, — ссылается на международный опыт собеседница. — За мной бывший муж ходил по пятам полтора года — и ему ничего не было».

Аня отмечает, что «звоночки» были и до этого. Он преследовал и свою предыдущую девушку. «Так, он приглашал меня на концерт, где выяснялось, что там присутствует его бывшая. Я думала, что это просто совпадение. Только сейчас понимаю — он так следил за ней». Сейчас отношения бывших супругов стали нейтральными. Но муж все равно иногда дает понять, что следит за ней. 

«Не так давно, например, родила моя близкая подруга. После этого Саша мне написал: «Я так и знал, что у Вики будет девочка». Проблема в том, что ни с самой Викой, ни с нашими общими друзьями он не общается. В соцсетях подруги тоже нет. Откуда он узнал, что она родила?»

«Вычислил место, где я работала»

Лену Брагину (данные изменены) сталкер доставал шесть лет. Первые письма она игнорировала, потом начала блокировать его страницы. Но он каждый раз заводил новые.

Сообщения приходящие Лене Брагиной от сталкера
Сообщения, приходящие Лене Брагиной от сталкера

И так каждую неделю, по 20-30 сообщений. В итоге сталкер вычислил магазин, в котором работала девушка, и приехал туда. Как раз в тот день Лена приболела. «Он был сильно пьян, попросил вызвать ему такси. Мой молодой человек, который работал со мной, так и сделал. Но прежде узнал адрес, где этот товарищ проживает. Уже на следующий день я ему написала, что знаю все явки-пароли и, если увижу хоть еще одно сообщение от него, передам скрины в полицию. Он надолго пропал. Теперь периодически пишет мне, но я не обращаю внимания. Считаю, это лучший способ борьбы с такими сумасшедшими…»

«Письма с угрозами — не аргумент»

По словам адвоката, соавтора проекта закона профилактики семейно-бытового насилия Мари Давтян, привлечь к ответственности сталкера почти невозможно.

Адвокат Мари Давтян
Адвокат Мари Давтян

Это касается не только онлайн-преследователей, но и тех, кто ходит за вами по пятам. Статьи, под которую попадает такое навязчивое поведение, в Уголовном кодексе нет.

«Человек может ходить за вами круглые сутки — ничего ему за это не будет. Не так давно к нам обратилась девушка, ее несколько месяцев преследует молодой человек. Он увидел ее в маршрутке и решил, что она должна быть его женой. Провожает ее до офиса, встречает у подъезда. Даже квартиру снял в соседнем подъезде, чтобы жить ближе к объекту своего обожания. И сама девушка, и ее родители несколько раз обращались в полицию. Но им отвечали, что ничего противозаконного в действиях того парня нет».

Расстроенная девушка сидит около ноутбука
Расстроенная девушка сидит около ноутбука

Даже письма с угрозами не аргумент для следователей. Как объясняет адвокат, в российском законодательстве есть статья «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью». Однако человек должен иметь возможность в момент высказывания угрозы совершить обещанное. «То есть как минимум надо, чтобы он стоял под дверью с ножом или топором. Если нет, считается, что просто пугает», — разъясняет Мари Давтян.

Привлечь к уголовной ответственности преследователя удастся лишь в том случае, если он выложит ролики или фото интимного содержания с участием жертвы. «Тогда это уже вторжение в частную жизнь. Но это крайне сложно расследуемое преступление. Следователи очень неохотно занимаются такими делами».

На протяжении нескольких лет Давтян и другие общественные деятели твердят о необходимости введения в законодательство понятия «преследование», а также защитных ордеров для жертв сталкинга. «Представьте, в каком напряжении живет женщина, когда посторонний человек беспрерывно следит за ней, когда ты вынуждена, как в шпионских романах, прыгать из одной машины такси в другую. Знаю женщин, которые были вынуждены переехать в другую страну, сменить имя и фамилию. Но почему из-за несовершенства законодательства должны прятаться всю жизнь не преступники, а их жертвы?»

«Не подкармливайте патологию»

Само по себе нарушение личных границ преследователем ненаказуемо. Но если человек начинает причинять вред имуществу или репутации жертвы — с ним можно бороться, утверждает адвокат Антон Самоха.

Адвокат Антон Самоха
Адвокат Антон Самоха

«Ко мне обращалась девушка, которой навязчивый поклонник пытался поджечь дверь. Это действие можно трактовать как умышленное повреждение чужого имущества. Поцарапанная машина, проколотые шины — в зависимости от суммы ущерба за эти действия предусмотрено как уголовное, так и административное наказание».

Второй вариант — если сталкер обнародует персональные данные жертвы. Однако и здесь есть нюансы. «Например, если он разместил личный телефон девушки на сайте знакомств и подписал, что по данному номеру оказывают интимные услуги, это можно трактовать как клевету. Если выкладывает в публичное пространство интимные фото или информацию о ее медицинском диагнозе — как нарушение неприкосновенности частной жизни. А вот если сталкер просто украдет со странички жертвы ее фото в купальнике и выложит в Сеть — ничего ему за это не будет».

Но даже в случае, когда преследователя нельзя наказать, им можно управлять. Главное, поясняет психоаналитик, кандидат социологических наук Людмила Полянова, разобраться, что им движет.

«Для сталкера важнее всего ощущать власть преследования. Если его этого лишить, интерес сразу пропадет, он переключится на другой объект. Приведу пример из моей практики: студентку филфака МГУ, красавицу, в течение нескольких месяцев терроризировал молодой человек. Он писал ей сообщения в соцсети, передавал записки через одногруппников, оставлял цветы и послания под дворниками машины. Просьба была только одна: «Дай мне свой номер телефона». Я посоветовала девушке поступить так, как он просит. Думаете, он позвонил? Нет. Исчез из ее жизни в тот же день. Ведь его целью было не знакомство, а преследование».

В то же время самой идти в атаку, даже психологическую, эксперт не советует. «Любое действие рождает противодействие, любая агрессия рождает агрессию. Если вы начнете закидывать сталкера сообщениями или подстраивать ему мелкие пакости, это лишь подогреет его интерес».

Лучший способ, как бы банально это ни звучало, — просто перестать обращать внимание.

«Если жертва игнорирует, не подкармливает патологию, рано или поздно интерес к ее персоне иссякнет, — резюмирует Людмила Полянова. — Но главное — быть уверенной, что преследует вас именно сталкер, а не маниакальная личность. К сожалению, точно это может определить только специалист».

Рекомендуем
Телеведущий Максим Галкин
Галкин прокомментировал сообщения об отмене его концертов
Момент падения автомобиля с детьми в реку в Петербурге попал на видео
Момент падения автомобиля с детьми в реку в Петербурге попал на видео
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала