Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Игорь Моргулов: действия США мешают России и Японии идти к мирному договору

Заместитель министра иностранных дел России Игорь Моргулов рассказал в интервью РИА Новости о том, как идут российско-японские переговоры по мирному договору, что мешает этому процессу, о ситуации вокруг КНДР и Ирана, а также о том, что в Москве думают о диалоге с движением "Талибан" и предстоящих в Афганистане выборах.
— Как вы оцениваете ход переговоров с Японией по мирному договору? Видит ли Москва какие-то изменения позиции японской стороны по этой проблеме с учетом последних перестановок в японском правительстве и можно ли говорить хоть о какой-то позитивной динамике?
— В ноябре прошлого года в ходе встречи в Сингапуре президент Путин и премьер-министр Абэ условились об ускорении переговоров по проблеме мирного договора на основе Совместной декларации СССР и Японии 1956 года. Это решение лидеров было воспринято некоторыми экспертами, прежде всего в Японии, не без налета сенсационности. Хотя, если вдуматься, повода для сенсации здесь нет – Декларация 1956 года представляет собой юридическую базу российско-японских отношений, именно этот документ прекратил состояние войны между нашими странами де-юре — после того, как это произошло де-факто при подписании Японией Акта о капитуляции в 1945 году, – и восстановил двусторонние дипломатические отношения.
В Декларации заложена четкая логика, предусматривающая в качестве отправного шага заключение мирного договора, в котором должно быть зафиксировано в том числе признание Токио итогов Второй мировой войны в полном объеме, включая неоспоримый суверенитет России над южными Курильскими островами.
Президент РФ Владимир Путин и премьер-министр Японии Синдзо Абэ
Москва и Токио будут искать пути заключения мирного договора, заявил Песков
В рамках реализации сингапурской договоренности состоялось три раунда переговоров министров иностранных дел, а также серия моих контактов с заместителем министра иностранных дел Японии Мори. Дискуссии показали, что в позициях сторон сохраняются серьезные принципиальные расхождения. Руководителями двух стран по итогам встреч в этом году — в Осаке в июне и во Владивостоке в сентябре — даны указания о продолжении предметного диалога. Мы к нему готовы.
Что касается второй части вашего вопроса, то поскольку переговорный процесс находится под непосредственным контролем лидеров, не думаю, что недавние перестановки в японском правительстве способны так или иначе повлиять на его ход. Кстати, знакомство Сергея Викторовича Лаврова со своим новым японским коллегой Тосимицу Мотэги уже состоялось на полях текущей сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке.
— Выражали ли японские представители в ходе диалога по проблеме мирного договора готовность предоставить какие-либо гарантии в сфере безопасности Москве и каких конкретно гарантий в этой сфере ждет Россия? Возможно ли заключение мирного договора с Японией, пока существует японо-американский договор безопасности?
— Двигаясь по пути формирования условий для нахождения взаимоприемлемого решения, безусловно, невозможно обойти стороной тему безопасности. Одним из главных источников наших озабоченностей в этой сфере является деятельность японо-американского военно-политического союза, кстати, заключенного в 1960 году, то есть после подписания советско-японской Декларации. Прямо говорим об этом нашим японским партнерам. Причем острота данной проблемы в последнее время только возрастает с учетом того, что США шаг за шагом разрушают договорную систему ограничений в сфере вооружений, подрывая стратегическую стабильность. Мы, разумеется, не оставили без внимания заявления главы Пентагона Марка Эспера о возможности размещения ракет средней и меньшей дальности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также на запуски крылатых ракет "Томагавк" с пусковых установок Mk-41, которыми оснащены размещаемые в Японии противоракетные комплексы "Иджис эшор". В этом контексте четко разъясняем японской стороне, что действия Вашингтона по созданию глобальной ПРО с использованием ее территории создают риски для нашей национальной безопасности и, конечно же, новые препятствия для поиска взаимоприемлемого решения проблемы мирного договора.
— Насколько пауза в переговорах между США и КНДР грозит возвращением к конфронтации в регионе Северо-Восточной Азии? Какие шаги намерена предпринять Россия, чтобы способствовать возобновлению переговоров США и КНДР?
— Судя по всему, пауза, возникшая в американо-корейском диалоге на рабочем уровне, подходит к концу. Со своей стороны будем и далее прилагать самые активные усилия для того, чтобы снизить напряженность вокруг Корейского полуострова, наладить политико-дипломатический процесс решения проблем субрегиона.
В свое время совместно с китайскими коллегами изложили наши подходы в дорожной карте корейского урегулирования, которая уже частично реализована: с 2018 года КНДР соблюдает мораторий на ядерные испытания и ракетные пуски большой дальности, а США и Республика Корея стали воздерживаться от проведения совместных крупномасштабных военных маневров. В результате обстановка вокруг полуострова заметно стабилизировалась.
Лидеры США и Северной Кореи обменялись рукопожатием на саммите в Сингапуре
В Пхеньяне усомнились в возможности следующего саммита КНДР-США
Очевидно, что проблемы субрегиона можно решить исключительно политико-дипломатическими средствами, посредством взаимоуважительного диалога между всеми вовлеченными сторонами. В ходе регулярных контактов и с американскими, и с корейскими коллегами убеждаем их занять более конструктивные, гибкие позиции, не зацикливаться на односторонних требованиях, а пытаться нащупать точки соприкосновения, отыскать общие интересы.
С начала этого года активно продвигаем новую инициативу – План действий по комплексному урегулированию проблем Корейского полуострова, в котором перечисляются все шаги, которые, по нашему мнению, вовлеченным странам необходимо предпринять вместе и по отдельности, чтобы добиться прогресса не только в военном, но и в политическом, экономическом, гуманитарном измерениях. Мы согласовали проект "Плана" с китайскими партнерами, ознакомили с ним представителей США, Республики Корея и КНДР. Рассчитываем, что после одобрения документа всеми сторонами удастся наладить постоянный механизм многостороннего взаимодействия и добиться реального прогресса в решении проблем Корейского полуострова.
— Насколько близки сейчас позиции РФ и США по урегулированию на Корейском полуострове? Какие совместные шаги могут предпринять Москва и Вашингтон, чтобы продвинуть вперед процесс денуклеаризации на полуострове? Ждут ли в Москве спецпосланника США по КНДР с визитом?
— Мы находимся в постоянном контакте с американским спецпредставителем Стивеном Биганом, спецпосланником Госдепартамента Марком Ламбертом. Регулярно принимаем их в Москве, встречаемся в Вашингтоне, а также на полях международных мероприятий в третьих странах. Не исключаю приезда к нам коллег из США до конца нынешнего года.
В целом удовлетворены взаимодействием с американцами по корейским делам. Хотя наши подходы к урегулированию отнюдь не во всем совпадают, они заметно сблизились за последние годы. Представители США не скрывают, что с повышенным интересом воспринимают российские предложения и порой используют их в собственных построениях. Это можно только приветствовать, ведь цель у всех вовлеченных сторон применительно к Корейскому полуострову должна быть одна – мирное решение всего комплекса существующих там проблем, включая ядерную. И достичь ее всем нам – имею в виду оба корейских государства, Россию, Китай, США, Японию – можно лишь совместными усилиями, уважая законные интересы друг друга и действуя сообща.
Исполнительный секретарь Подготовительной комиссии Организации по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний Лассина Зербо
Лассина Зербо: данных о новых ядерных испытаниях КНДР нет
— Как продвигается реализация проекта "Хасан-Раджин"? Работает ли Москва с южнокорейскими партнерами, чтобы убедить их снять свои санкции с этого проекта? Когда начнется его практическая реализация? Вернулись ли стороны к обсуждению проекта строительства газопровода из России в Южную Корею через территорию КНДР? Планируется ли проведение трехстороннего саммита Россия – Южная Корея – КНДР?
— Благодаря нашей твердой позиции в Совбезе ООН удалось не только вывести проект "Хасан-Раджин" из-под санкционного удара, но и обеспечить его жизнеспособность, что позволяет российско-корейскому совместному предприятию "Расонконтранс" прорабатывать различные варианты транзитной перевалки угля, получая для этих целей необходимые разрешения Комитета 1718 СБ ООН.
Напомню, что "Хасан-Раджин" задумывался как пилотный этап масштабного проекта соединения железных дорог севера и юга Кореи с выходом на Транссиб и был ориентирован в первую очередь на Сеул, который, введя в 2016 году в отношении Пхеньяна односторонние санкции, к сожалению, заморозил трехстороннее сотрудничество.
Наблюдаемая с 2018 года военно-политическая разрядка на Корейском полуострове создает благоприятные возможности для возвращения Сеула к трехстороннему взаимодействию в том числе в рамках железнодорожного проекта. В последнее время мы фиксируем положительные сигналы южнокорейских партнеров, которые в ответ на наши предложения выражают готовность обсуждать практические вопросы организации тестовых грузоперевозок как по сети железных дорог Республики Корея, КНДР и России, так и с задействованием инфраструктуры порта Раджин.
Что касается трубопроводных поставок российского газа на юг Кореи через север полуострова, то перспективы их осуществления зависят от смягчения международных рестрикций в отношении КНДР. Тем не менее считаем возможным уже сегодня проводить незапрещенное СБ ООН совместное изучение технико-экономических параметров реализации данного проекта.
Трехсторонний саммит Россия – РК – КНДР в настоящее время не планируется, при этом я не назвал бы идею его организации нереалистичной. Но для этого должны быть созданы соответствующие условия.
— Обращался ли Иран к России по поводу закупки новых вооружений в связи с обострением ситуации в регионе? Повлияла ли эта ситуация в целом на масштабы нашего двустороннего сотрудничества с Тегераном и не планируем ли мы сворачивать экономическое присутствие в ИРИ, если ситуация обострится?
— Во многом наблюдаемое сегодня обострение ситуации в Персидском заливе – результат безответственной политики Вашингтона, который не только отказался соблюдать взятые на себя обязательства в соответствии с Совместным всеобъемлющим планом действий по иранской ядерной программе, но планомерно ведет дело к эскалации напряженности вокруг Ирана и в регионе в целом.
Иран — наш сосед, с которым мы поддерживаем дружественные отношения, основанные на принципах взаимного уважения. Двусторонние торгово-экономические связи с Тегераном успешно развиваются. За январь-июль этого года товарооборот вырос на 24,6%, до 1,3 миллиарда долларов США, несмотря на объективно неблагоприятную окружающую обстановку. Реализуются крупные совместные проекты. Снижать темпы экономической кооперации с ИРИ не собираемся. Скорее, наоборот, хорошие перспективы для наращивания торговли открывает Временное соглашение, ведущее к созданию зоны свободной торговли между Ираном и ЕАЭС, которое вступает в силу в конце октября этого года. Рассчитываем, что это даст дополнительную прибавку нашему торговому обороту.
Если же говорить о военно-техническом сотрудничестве, то оно традиционно занимает важное место в комплексе двусторонних отношений и осуществляется строго в соответствии с международными обязательствами, которые взяла на себя Российская Федерация.
— Какие шаги готова предпринять Россия, чтобы диалог США и талибов возобновился? И как срыв договоренности между США и талибами может повлиять на проведение выборов в стране с учетом того большого процента территории, которая контролируется талибами?
— Ситуация в Афганистане может быть урегулирована только политико-дипломатическим путем. Рассчитываем, что США в ближайшее время вернутся за стол переговоров с движением талибов. В свою очередь, будем оказывать необходимое дипломатическое содействие сторонам как в ходе двусторонних контактов, так и в рамках действующего механизма многосторонних консультаций по афганской тематике с участием ключевых региональных партнеров.
Спецпредставитель президента РФ в Афганистане, директор Второго департамента Азии МИД России Замир Кабулов
Россия будет содействовать возобновлению переговоров США и талибов
Проведение намеченных на завтра, 28 сентября, президентских выборов в Афганистане будет непростым делом в условиях, когда движение талибов контролирует около половины территории страны и намерено препятствовать волеизъявлению населения. Опыт прошлого года, когда в ходе выборов в парламент ИРА был зафиксирован всплеск террористической активности и, как следствие, низкая явка, свидетельствует о высокой угрозе срыва избирательного процесса. Вместе с тем рассчитываем, что выборы состоятся, будут открытыми и честными, а их итоги отразят волю народа Афганистана.
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала