Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Януш Вишневский: я — верящий в бога физик

Польский писатель Януш Леон Вишневский прославился на весь мир после выхода книги "Одиночество в сети", которая, по его собственному признанию, сделала из него автора одного романа. Однако за плечами писателя и история любви немки и американца, которая разворачивается в конце Второй мировой войны, в "Бикини", и глубоко личный рассказ о жизненных перипетиях в романе "На фейсбуке с сыном", и книга "Гранд" с описанием исторического отеля в Сопоте, где в разное время жили выдающиеся личности, в жизнь которых автор разрешает подсмотреть своему читателю. В разговоре с корреспондентом РИА Новости Екатериной Сошниковой Вишневский рассказал, какие вопросы чаще всего слышит от поклонников, можно ли во благо науке чем-то пожертвовать и нужны ли мужчины этому миру.
Ой, я вас часто читаю в интернете! Чтобы не потерять знание русского языка, читаю русскую прессу. На РИА Новости всегда очень много информации, я вас и из Германии читаю, и из Польши.
— Приятно слышать! Януш, вы родились в Польше, живете в Германии, при этом прекрасно говорите по-русски и часто приезжаете к нам. Расскажите, что в вас польского, что немецкого и, может, вы уже что-то переняли и от России?
— На самом деле, я не так много раз был в России, суммарно, наверное, 7-8 дней наберется (смеется). Зато я посетил не только Москву и Санкт-Петербург, но был и в Архангельске, и в Мурманске, и в Вологде, и в Ханты-Мансийске, и в Хабаровске, и в Ижевске. Да, я жил 32 года в Германии, теперь в течение уже одного года проживаю в Польше. Но я — поляк. Всегда им буду. Поляки, полагаю, носят с собой такой маленький, невидимый чемоданчик, который никому не раскрывают. Ты всегда знаешь, где бы ни оказался, ты все равно рано или поздно будешь жить в Польше. Я вернулся на родину по разным причинам, но главная – меня там восемь лет ждала женщина. Она ждала, что я приеду. Приехал, теперь мы живем с ней в Гданьске.
— Ого! Целых восемь лет ждала, это здорово.
— Да, меня ждала. Мы познакомились в Польше, но я в то время жил и работал во Франкфурт-на-Майне, нужно было закончить проект. Она была учительницей польского языка в хорошей гимназии в Гданьске. Мы купили квартиру в Гданьске, в 200 метрах от моря. Она два года жила там одна, ждала, а после приехал я, и теперь мы вместе.
— Поздравляю, вы обрели свое счастье?
— Да! Я писал продолжение "Одиночества в сети", которое, надеюсь, выйдет в России в начале года, в совершенно другом настроении, поэтому эта книга получилась не такая грустная и трагичная. Продолжение бестселлера будет более позитивным, и окончание будет счастливее, нежели чем в первой части. Понимаете, состояние моих чувств уже другое.
— На автограф-сессию к вам пришли десятки желающих, все-таки у вас толпа поклонников по всему миру. Какой вопрос ваши читатели задают наиболее часто?
— Чаще всего спрашивают, когда я снова приеду (смеется). Но больше всего меня благодарят за мои книги, рассказывают, что мои произведения помогли кому-то найти цель в жизни, встретить молодого человека, или что моя книга помогла уйти от мужа – это ужасно, с одной стороны, — или что какая-то книга помогла изменить жизнь к лучшему. О, вспомнил! Еще спрашивают: "А вы уже развелись?", "А где живут ваши дочери?", "Ваши дочери говорят на польском?", "Читали ли они ваши книги?", "Где лучше жить: в Германии или Польше?", "Хотели бы жить в России?". Разное спрашивают, разное.
— Ваш путь начинался с изучения точных наук: физика, химия, информатика. Откуда в вашей жизни в один момент появилась эмоциональная составляющая человеческой жизни с такими понятиями, как любовь, психология, взаимоотношения, что по итогу вылилось в написание столь проникновенных романов?
— Думаю, что такое чувство, как любовь, играет невероятную роль в нашей жизни. И я знал, что оно – самое важное для нас, еще мальчиком в 15-16 лет. Да, для некоторых шок, что кандидат информатики и доктор химии написал любовный роман, который потряс многих женщин. Я пишу в моих книгах о чувствах с точки зрения химии, я — нейробиолог, который знает, что происходит в вашей голове, когда вы влюблены или нет, когда вас бросил молодой человек или когда вы бросили мужчину. Но я хотел написать это с точки зрения поэта, потому что во мне есть некая романтичность. Во мне не было никакого конфликта из-за двух этих сфер. Если есть истории, которые можно описать, значит, их надо описать.
© Фото : Минкультуры РоссииРоман Януша Вишневского "Одиночество в Сети"
Роман Януша Вишневского Одиночество в Сети
Роман Януша Вишневского "Одиночество в Сети"
— Получается, что наука вам очень помогает при написании книг?
— Помогает. Вот литература не помогает мне писать мои научные программы (смеется). Потому что в моих многих книгах героями становятся ученые, люди, которые работают в науке. Я не хочу писать о банкирах или журналистах, потому что я не знаю об их жизни. Зато я знаю, что происходит в жизни ученых, какие у них проблемы, знаю жизнь в стенах университетов, институтов.
— Мне кажется, ваше творчество и любят за то, что вы очень тонко вплетаете в повествование научные факты. Но это не утяжеляет текст, не делает его непонятным.
— Да, я знаю об этом. Для меня это было всегда очень важно. Мой учитель в университете объяснял сложные вещи простым языком. И писать о таких вещах популярным языком – трудно. Одна женщина мне как-то сказала: "Вы знаете, я уже бабушка. Если в книге присутствуют научные отрывки, я их всегда не читаю, но вы написали таким образом, что я их не заметила, прочитала да еще и поняла!".
— Так кто вы: ученый или писатель?
— Если вы меня спросите утром, как только я проснусь, я вам отвечу, что ученый. После того, как я выпью кофе, я скажу, что я ученый, который пишет книги. Я – ученый, пишущий книги. Не могу чувствовать себя писателем в полном смысле слова, хоть и написал больше двадцати книг.
— Из всех ваших книг "Бикини" произвела на меня наибольшее впечатление. Может, кто-то и запомнит вас как автора "Одиночества в сети", но, на мой взгляд, это не главный ваш труд. Первый, прорывной, но не определяющий. Вы, как ученый, любящий открытия, считаете ли, что во благо науке можно принести любую жертву, как в строчках из романа: "Разве можно сравнить жертву, на которую их просят пойти, с той пользой, какую принесут испытания? Этот опыт пойдет на благо всем".
— Для науки, конечно. Без некоторых жертв наука бы не развивалась. Я помню, когда во времена инквизиции, ученые теряли свою жизнь, потому что они хотели претворить в жизнь то, вот что верили. И я знаю, что ради науки некоторые многое могут принести в жертву, потому что для них наука – это правда, а за правду не только ученые погибали. Но теперь время изменилось. Хотя, если ты одинок и тебя никто не понимает, это тоже своего рода жертва. Потому что все мы хотим в итоге быть влюбленными.
— Там есть строчки, позвольте: "Я должен здесь напиться! Чтобы этого Бога не проклинать. За то, что Он ничего не видит и молчит. Его не было в Дрездене, его не было в Бельзене и Его не было сегодня утром на Бикини. Его никогда нет. Наверное. Его вообще нет". Так он есть?
— Я — верящий в Бога физик. Католик. Отец не верил в Бога, мама же верила. Для меня религия – это философия. Потому что есть такие вещи в мире, которые нельзя объяснить наукой. Я бы сказал, что я — агностик, то есть те вещи, что я не понимаю, я отношу к философии. Если я не могу чего-то объяснить на уровне науки, это значит, что есть какая-то трансцендентальная сила. И я идентифицирую это с тем, что это все может быть Бог. В понедельник, когда никого в костеле нет, я иду, чтобы поговорить с Богом. И о женщинах в том числе.
— И что же он вам отвечает?
— Я себе отвечаю его ответы (улыбается). Серьезно, эти строчки из книги правдивы. Он молчит. Для многих людей это доказательство того, что его нет. Священники имеют какое-то объяснение, почему Бог в таких экстремальных ситуациях закрывает глаза. В одной из книг я написал, что в Аушвице собрались раввины одной ночью и совершили суд над Богом, и сказали, что он, как и мы, может грешить, но мы не будем его обвинять. Это трудно объяснить. В некоторых ситуациях он не должен молчать. Но, может, молчание Бога имеет свои цели. Кто знает?
— Многие говорят, что вы обладаете чуть ли не суперспособностью читать женские мысли и понимать их.
— Я не согласен с этим высказыванием. Все те, кто познал женскую душу, находятся в психушке! Это невозможно познать. В женщине должна быть тайна: то она плачет, то она уже смеется через минуту. Понимаете, это тайна. Отношения между мужчиной и женщиной будут счастливыми, если женщина будет медленно, шаг за шагом раскрываться. Чтобы мужчине хотелось каждый день узнавать новый кусочек этой тайны. Так моя мама поступала с отцом. Мой папа так до конца ее и не понял, и у них были невероятно счастливые отношения. Мне и брату это мешало, потому что они беспрерывно говорили друг с другом. Вечером брали вино и говорили даже через 20 лет после свадьбы. Но в это время квартира была маленькая, и они нам мешали спать! Потом я понял, что самое важное в отношениях – разговор. Не то, что происходит в постели, но то, что ты хочешь говорить с человеком, с котором живешь. 90% счастья в отношениях – это интересный разговор, а 10% — интересный секс.
— Януш, а зачем нужны мужчины? Вы нашли свой ответ на этот вопрос?
— Был у меня такой вопрос. И книгу написал как раз для ответа на это. Ведь женщины – лучшая часть этого мира. Если бы женщины были во власти, то у нас было бы меньше войн, какая бы мама захотела отправить своего ребенка на войну? В своих книгах я ставлю женщин на пьедестал, потому что они лучше, чем мужчины. Я верю в это. И у меня есть научные доказательства этому – по химии, которая в них есть. У мужчин невероятно страшное соединение – тестостерон, он виноват во многих проблемах: войнах, разводах, виноват в полигамии, виноват в неверности. У женщин же очень красивое соединение – окситоцин. Есть много ответов на вопрос, зачем же нужны мужчины, но я могу представить себе мир без них. Да, раньше они были важны для популяции, но благодаря генетике и разным методам, женщины сейчас могут и без мужчин продолжать род.
— Вы писали: "Одиночество начинается вовсе не с того, что тебя совсем никто не ждет дома. Одиночество начинается тогда, когда у тебя впервые появляется желание, чтобы тебя ждал там кто-то совсем другой". Для вас и по сей день это является наиболее полным определением одиночества?
— Такое случается. Это ужасное чувство. Мне пришлось столкнуться с этим в жизни. Я хотел, чтобы меня кто-то другой ждал дома. Так случилось. И это одиночество. Когда мы влюблены, мы думаем, что эта любовь навсегда, но бывает, что дороги расходятся. Каждый находит важным что-то свое. Ведь брачная жизнь – это невероятно долгий компромисс, но, если ты идешь на компромисс, потому что любишь, – это хорошо, но, если ты не получаешь обратный ответ, идя на компромисс, это плохо. Значит, ваши тропинки жизни расходятся. Лучше расстаться.
— Януш, так сколько живет любовь?
— Если вы спросите нейробиолога, то он вам скажет, что любовь имеет разные фазы. Сначала она начинается с того, о чем снимают фильмы и чем живет Голливуд, — с либидо, невероятного влечения. Затем приходит эрос – влечение, но на этой стадии ты уже хочешь больше общаться с этим человеком, следующая фаза – филия, это своего рода дружба-любовь. А самое главное и редкое – каритас, что значит милосердие и готовность жертвовать собой ради другого человека. Эти четыре фазы мешают себя в отношениях, есть моменты, когда мы чувствует только одну из них. Но мы – моральные животные. Это сексуальное влечение, либидо очень важно, что ни скажи, оно не такое сильное, как вначале отношений. И для некоторых потеря подобного наркотика является окончанием любви. Но это лишь значит, что мы просто привыкли к человеку, это не значит, что любовь закончилась.
— И последнее: вы уже были участником Московской международной книжной выставки-ярмарки, поделитесь впечатлениями, как вам у нас?
— Мне все нравится! Это огромный праздник книги. Я люблю, когда люди читают. Чтобы читающих было больше, надо организовывать встречи с писателями, потому что для многих важно лично увидеть и понять, как писатель говорит, какой у него тембр голоса, как он выглядит. Тем более сейчас, во времена интернета, очень важно, чтобы люди продолжали читать, чтобы они встречались и обсуждали свои впечатления. Ярмарка – очень хорошая, ведь книги – праздник нашей жизни.
"Дневник читателя". Московская книжная ярмарка и новый Пелевин
4 сентября, 12:21
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала