Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Дмитрий Мамулия: Россия и Грузия все еще могут снимать фильмы вместе

Новый фильм российского режиссера грузинского происхождения Дмитрия Мамулии "Преступный человек" показали в программе "Горизонты" 76-го Международного Венецианского кинофестиваля. Картина, снятая в совместном производстве Грузии и России, рассказывает о молодом инженере, который становится свидетелем преступления. В интервью РИА Новости режиссер рассказал, почему спокойно отреагировал на новость о включении "Преступного человека" в программу смотра, в каких случаях ему приходилось останавливать съемки и возможно ли продолжение сотрудничества двух стран в сложившейся обстановке. Беседовала Валерия Высокосова.
— Если я правильно понимаю, вы впервые участвуете в Венецианском кинофестивале. Расскажите, что вы почувствовали, когда узнали, что вашу картину взяли в программу "Горизонты"?
— Знаете, обычно существует кинематографическое представление о таких моментах — будто все замирает, и ты стоишь, потрясенный это мыслью. Как в американском кино — главный герой узнает, что его утвердили на роль. А на самом деле, в жизни — ничего. Это рабочий процесс. В Венеции прекрасный фестиваль, я очень рад.
— Когда началась работа над фильмом "Преступный человек"? Почему вы выбрали именно эту историю?
— Снимали три года, по разным причинам, в том числе производственным. А эта история... Бывает, человек живет-живет, и вдруг встречается с другим человеком или сталкивается с такими жизненными обстоятельствами, после которых он меняется. Мне очень интересовал этот процесс изменения, какие картины проплывают перед человеком, как он себя теряет и находит. Вокруг этого разворачивается фильм.
© Venice International Film FestivalКадр из фильма "Преступный человек" режиссера Дмитрия Мамулии
Кадр из фильма Преступный человек режиссера Дмитрия Мамулии
Кадр из фильма "Преступный человек" режиссера Дмитрия Мамулии
— Насколько я знаю, у вас независимый проект. Почему решили работать именно так?
— Это совместный проект России и Грузии. Он просто так сложился без государственной поддержки. Для меня это не принципиально, любая поддержка прекрасна. Кино — очень дорогостоящий процесс. Когда ты снимаешь авторское кино, оно либо едва-едва приносит кассу, либо вообще не приносит. Поэтому очень важно его дотировать.
— Сейчас между Россией и Грузией существует некоторое напряжение на фоне последних событий. Как вы считаете, возможно ли дальше будет делать совместные проекты?
— Мне кажется, даже сейчас это возможно. По-моему, все открыты, совместное производство возможно и сегодня. Нет плохого отношения ни в профессиональный кругах — ни там, ни здесь — ни в самом народе. Со мной была очень большая российская группа из России, вплоть до последнего времени, и все было хорошо.
Вид на город Тбилиси
В тбилисских кинотеатрах приостановили показ фильмов на русском языке
— В фильме по большей части задействованы грузинские актеры, но и российские тоже есть. Могли бы рассказать про кастинг? Как вы выбирали исполнителей?
— Профессиональная актриса у нас одна, все остальные — непрофессиональные. У них есть своя специфика. Я искал определенного рода людей, с какой-то архаической меткой на лице, в осанке, близких к средневековым полотнам.
— Как участие непрофессиональных актеров влияет на работу?
— Это сложно, потому что им нельзя говорить, что делать, — они сразу теряются, становятся какими-то разобранными. На площадке нужно создать определенную атмосферу, чтобы они существовали в этом.
— Вы имеете в виду, что когда они начинают думать над тем, что делают, атмосфера пропадает?
— Да. Порой мы прекращали съемку. Актер ничего не делает, значит, режиссер не создал обстановку. Нужно все останавливать, думать, как это восстановить.
— Вы не так часто снимаете кино, вас такой режим устраивает или хотите что-то поменять?
— Я очень надеюсь, что буду снимать раз в два года, быстрее я не могу, это связано с производством, финансированием. Этот режим для меня комфортный.
© РИА Новости / Екатерина Чеснокова / Перейти в фотобанкРежиссер фильма "Преступный человек" ("The Criminal Man") Дмитрий Мамулия и актриса Наталия Джугели перед началом показа фильма "Преступный человек" ("The Criminal Man") в рамках 76-го Венецианского международного кинофестиваля
Режиссер фильма Преступный человек (The Criminal Man) Дмитрий Мамулия и актриса Наталия Джугели перед началом показа фильма Преступный человек (The Criminal Man)  в рамках 76-го Венецианского международного кинофестиваля
Режиссер фильма "Преступный человек" ("The Criminal Man") Дмитрий Мамулия и актриса Наталия Джугели перед началом показа фильма "Преступный человек" ("The Criminal Man") в рамках 76-го Венецианского международного кинофестиваля
— Многие зарубежные кинематографисты на этом фестивале говорят о том, как сильно повлияли на них работы советских режиссеров. Могли бы рассказать, кто для вас является ориентиром?
— Есть потрясающий фильм "Земля" Довженко. Родственно с ним я отношусь к человеческим лицам в своей картине. Есть Тарковский с абсолютно невероятным взаимоотношением ландшафта и человека, это целая наука, потрясающий фильм "Иди и смотри", — это все то, что меня восхищает. И есть весь Герман, которого я считаю самым великим режиссером за столетие русского кино.
— Вы уже работаете над чем-то новым?
— У меня есть два проекта, они пока на уровне сценария.
— У "Преступного человека" будет международный прокат?
— Да, но точно не знаю, где и как. Будет прокат и в России.
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала