Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Врачу с Урала грозит 8 лет тюрьмы за обезболивающее для тяжелой пациентки

МОСКВА, 20 авг — РИА Новости, Мария Марикян. В конце марта в Новолялинскую районную больницу в Свердловской области поступила пожилая женщина с диагнозом "полное выпадение матки". Лечащий врач назначил ей сильнодействующие препараты, чтобы облегчить боли, но нигде это не зафиксировал. Кроме того, лекарства были его собственные, а не больничные. Дело в том, что пациентка могла остаться без необходимого препарата, поэтому "из соображений экстренности" акушер-гинеколог пошел в обход правил. Теперь врача судят по двум статьям за сбыт сильнодействующих и психотропных веществ.

Беспокойная пациентка

Двадцать четвертого марта в больницу города Новая Ляля Свердловской области доставили Ирину Петрову (имя изменено). У 74-летней пациентки диагностировали полное выпадение матки с кровоточащими язвами на поверхности.
"Я знал про диагноз Петровой. Мы ее записывали на операцию в областную больницу. В нашей нет возможности провести. Но Петрову не взяли, сказали — не выдержит. Мы ее госпитализировали. У нее кровоточила язва, поэтому назначили кровоостанавливающие средства, обрабатывали, делали перевязки. У нее также были проблемы с печенью, сердцем. Кроме того, она страдает старческой деменцией, — рассказывает РИА Новости акушер-гинеколог Олег Баскаков. — По ночам кричала и не спала — была очень беспокойной пациенткой".
© Главные новости Екатеринбурга: Студия 41Акушер-гинеколог Олег Баскаков
Акушер-гинеколог Олег Баскаков
Акушер-гинеколог Олег Баскаков
Как утверждает медик, на фоне других заболеваний такие болеутоляющие, как, к примеру, анальгин и димедрол, могли только усугубить состояние. Поэтому Баскаков решил назначить другие препараты — обезболивающий трамадол и успокаивающий сибазон. Врач уверяет: он не знал, что эти лекарства входят в перечень сильнодействующих и наркотических препаратов. Чтобы их использовать, нужно соблюсти в обязательном порядке все формальные процедуры, которыми доктор как раз пренебрег.

"После смерти матери, умершей от лейкоза год назад, у меня осталось много лекарств. В том числе трамадол с сибазоном. Я вспомнил об этом и назначил их Петровой", — приводит свою версию Баскаков.

Он переехал в Новую Лялю 2,5 года назад из небольшого городка Миньяр Челябинской области. Больница, где Баскаков раньше работал, попала под оптимизацию. В процессе поиска нового рабочего места он принял приглашение в Новолялинскую районную больницу. Главный врач пообещала Баскакову выдать служебную квартиру и разрешила временно поселиться в одной из комнат, где ранее располагалось родильное отделение. Медик живет в Новолялинской больнице до сих пор — там хранятся все его личные вещи, в том числе и лекарства.
© Фото : из личного архивы Татьяны СмердовойБольница в городе Новая Ляля
Больница в городе Новая Ляля
Больница в городе Новая Ляля
По словам Баскакова, 25 марта в 16:00 он передал ампулы медсестре из своего отделения и поручил ей поставить Петровой трамадол после перевязки, а сибазон — на ночь. "Старшая медсестра, узнав об этом, выхватила ампулы у моей медсестры, закрыла их в сейфе и побежала с докладной к главврачу", — вспоминает акушер-гинеколог.
Баскаков, прежде чем передать лекарства медсестре, должен был зафиксировать это в карте пациента, затем — в листе назначений и уведомить об этом старшую медсестру. Но рабочий день заканчивался, значит, лекарства можно было бы назначить только на следующий день. И пациентке пришлось бы провести ночь в муках.

"Врач пишет — медсестра делает"

Санитарка, которая в том числе ухаживала за Петровой, подтвердила, что пациентка была тревожная. "Ей было больно, когда мы делали перевязки. Она чувствовала боль, когда сидела и ходила. Ложилась только с нашей помощью. Просилась домой, звала родственников. Медсестра слышала, что она не давала другим по ночам спать. В соседней палате другие пациенты жаловались на то, что Петрова кричала всю ночь", — делится подробностями с РИА Новости Ольга Афанасьева (имя изменено).
© Фото : NewLyalya.RuПри въезде в город Новая Ляля
При въезде в город Новая Ляля
При въезде в город Новая Ляля
Однако совершенно другая позиция у той самой старшей медсестры Татьяны Смердовой. В беседе с корреспондентом агентства она сказала, что необходимости именно в этих препаратах не было, "пациентка не предъявляла жалоб на боли". "Сутки она пролежала без лекарств — до этого ей даже обычные анальгетики не были назначены! Ведь если они не помогают, только после этого дают более сильнодействующие, — аргументирует Смердова. — А передавать свои личные лекарства он не мог! В случае чего виноватой была бы именно медсестра, потому что в листе назначений записей не было".
По словам медработника, "на процедуру назначения препарата уходит не более одной минуты". "Врач пишет — медсестра делает. Все это можно выполнить и в отсутствие старшей медсестры. Когда меня нет, остаются ведь палатные сестры. Я лично отвечаю за приход лекарств. Для выполнения назначений нет никаких преград. Данные препараты (трамадол и сибазон. — Прим. ред.) находятся в больнице 24 часа в сутки в процедурном кабинете, где созданы специальные условия для их хранения. Врачу нужно было только сделать запись в медицинской истории", — уточняет Татьяна Смердова.

"Он ничего плохого не сделал!"

Итогом этой истории стало обращение руководства больницы в полицию.

"Ко мне 27 марта приехали с обысками: перевернули кровать, все осмотрели. Увидели, что лекарств много (я их держу на экстренный случай), но понять не могли, что это. Мы позвали специально медсестру, чтобы она объяснила", — вспоминает Олег Баскаков.

В ходе проверки изъяли три ампулы с трамадолом и одну с сибазоном. Возбудили уголовное дело. Сейчас Олега Баскакова судят по двум статьям: по ч. 1 ст. 234 УК — "Незаконное приобретение, хранение и незаконный сбыт сильнодействующих веществ" и по ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 228 — "Покушение на незаконный сбыт психотропных веществ". Акушеру-гинекологу грозит до восьми лет лишения свободы.
Мнения коллектива медучреждения разделились. Одни считают, что Баскаков не виноват, другие с этим не согласны. "Противопоказаний для назначения этих препаратов не было. Больная от его действий никак не пострадала. Уколы ей не были сделаны. Баскаков ничего плохого не совершил! Надо было разобраться на уровне больницы. А теперь ему грозит восемь лет. За что? Да, мы всегда ведем историю болезни, ставим диагноз пациента, расписываем плановое лечение. Но бывают ведь и экстренные ситуации", — отметила в разговоре с РИА Новости терапевт Екатерина Игорева (имя изменено).
А вот противоположная позиция сотрудника той же больницы: "Как он хранил данные препараты, в каких условиях? У всех есть должностная инструкция, которую нужно выполнять. Работа есть работа".
Симуляция плана лучевого лечения в онкологическом диспансере
Цена незнания. Чем чреваты ошибки врачей

Судебное разбирательство

"Какой из меня наркобарон? Я просто хотел помочь! — оправдывается Баскаков. — Я живу прямо в больнице. Мне удобно это, ведь я занимаюсь экстренными случаями, то есть оказываю любую неотложную помощь. На такую работу не каждый согласится. Необходимый запас лекарств, чтобы быстро помощь оказать, я всегда держу у себя".
Несколько дней назад состоялось первое судебное заседание. Это дело уже взяла на контроль уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова. Аппарат омбудсмена помог акушеру-гинекологу с юристом. "Это невероятно тревожащая и страшная тенденция, когда вместо борьбы с реальной наркоторговлей, когда надо действительно потрудиться, наши правоохранители охотятся за честно выполняющими свою работу врачами…" — цитирует Мерзлякову пресс-служба омбудсмена.
За комментарием РИА Новости обратилось к Георгию Краснову, одному из адвокатов, представляющих интересы Баскакова (всего их четыре).
© Фото : из личного архива Георгия КрасноваГеоргий Краснов
Георгий Краснов
Георгий Краснов

"В ходе заседания мы ходатайствовали о возврате дела прокурору, поскольку следствие было проведено не полно: не назначены должные экспертизы, не допрошены врачи. Не рассмотрен вопрос, могли ли препараты помочь пациентке. Суд нам отказал. В первом процессе мы вышли на допрос свидетелей, в основном это медсестры: никто не отрицал, что у Петровой были боли, она страдала деменцией, что ей было необходимо успокоительное и обезболивающее", — пояснил Краснов.

Кроме того, адвокат настаивает: нарушение процедуры (отсутствие записей в листе назначений и в медкарте, применение препаратов, которые не принадлежат больнице) не влечет уголовной ответственности. "Могли ли эти лекарства помочь? В зависимости от ответа на этот вопрос решится исход уголовного дела. Согласно разъяснению Верховного суда, если психотропное сильнодействующее вещество вводится человеку в соответствии с медицинскими показаниями, сбытом это не является. То есть если пациентке следовало назначить данные препараты, Баскаков ничего не сбывал", — заключил юрист.
Следующее заседание состоится 27 августа. РИА Новости будет следить за судебным процессом.
Популярные комментарии
Показательно, что на больную сестре было наплевать, а вот сдать бедного приезжего врача - это нужно. Она хоть жива - эта больная? Опять же вспомним, что такие медсестры участвуют в абортах. Какие моральные принципы можно требовать от среды, где младенцев по конвейеру уничтожают. Там и друг друга уничтожат, не моргнув глазом. Доктор хотел помочь больной. Для бесчеловечной сестры это оказалось не стандартным.
20 августа, 09:54
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала