Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Владимир Лазаревич: потери сербской армии в Косово составили 0,7%

© AFP 2019 / STRСербский генерал-полковник Владимир Лазаревич
Сербский генерал-полковник Владимир Лазаревич
Бомбардировки силами НАТО Союзной республики Югославия с 24 марта по 10 июня 1999 года, приведшие к гибели и ранению тысяч человек, были начаты под предлогом защиты албанского населения автономного края Косово и Метохия от действий сербской армии и полиции. Приштинским корпусом и Третьей армией вооруженных сил Сербии в Косово во время конфликта командовал генерал-полковник Владимир Лазаревич, который в 2003 году был обвинен Международным трибуналом по бывшей Югославии в Гааге в совместном преступном деянии с другими высшими офицерами по изгнанию албанцев из края. Генерал-полковник добровольно отправился в 2005 году в Гаагу, был осужден и провел в тюрьме десять лет. Осенью 2017 года он начал преподавать в Военной академии Сербии. Лазаревич рассказал РИА Новости о тактике и потерях сербской армии в конфликте с НАТО, последствиях бомбардировок, отношении к переговорам Белграда и Приштины и к Западу.
— Каким вам запомнилось начало операции НАТО против Союзной республики Югославия?
— Речь идет о беспрецедентной агрессии в истории войн по задействованным силам, соотношению сторон – 600 к одному, по поставленным целям и жестокости, по преступлениям, которые НАТО совершила в отношении нашей страны. Это тяжелейшие преступления против мира и человечности,
НАТО хотела, планировала и рассчитывала за 3-4 дня войны сломать главные силы армии Югославии, особенно 3-й армии, прежде всего Приштинского корпуса, который защищал Косово и Метохию, границы с Албанией и Македонией на фронте протяженностью 251 километр. НАТО намеревалась за эти 3-4 дня убить свыше 20 тысяч солдат и офицеров Приштинского корпуса, которыми я командовал.
Нови-Сад во время бомбардировки
Запад не позволит расследовать преступления НАТО в Югославии, заявил Лавров
Для достижения своих целей НАТО применила тысячи самолетов, тысячи крылатых ракет, средства радиоэлектронной и электронной борьбы, вела психологическую войну против военных и всего народа. Альянс применял свои силы с двух континентов, с земли, воды и воздуха и из космоса.
Они употребили не только все самое современное на тот момент конвенциональное оружие, которым располагали, но и химическое оружие и радиоактивное оружие и снаряды. По нашим оценкам, на 120 объектов на территории Косово и Метохии и несколько точек вне ее силы НАТО сбросили свыше 30 тысяч боеприпасов с обедненным ураном. А это оружие массового уничтожения, запрещенное всеми международными конвенциями.
— Как вам удавалась сохранять людей и технику и оказывать сопротивление в такой ситуации?
— Приштинский корпус насчитывал свыше 80 тысяч солдат и офицеров и тысячи единиц техники. Он оказался в стратегически тяжелой ситуации, но должен был пережить это пекло, которое началось 24 марта 1999 года. Наши бойцы и командиры с самого начала агрессии защищали свою страну собственными жизнями.
Чтобы выстоять в такой стратегической обстановке мы вынуждены были интенсивно менять позиции, положение подразделений и штаба. А когда мы говорим о штабе корпуса, это несколько сот человек, сотни систем, единиц транспорта. Мы должны были двигаться, перемещаться.
Для точности приведу оценку НАТО. После окончания агрессии они провели анализ того, как наша армия смогла выстоять с минимальными потерями. Их эксперты сделали вывод, что сербскую армию в Косово спасла тактика 4М — маскировка, маневр, мобильность и мораль. Мы постоянно были в движении и неуловимы для всей этой их техники.
Согласно точным данным, НАТО, с ее огромной мощью и техникой, убила 161 военнослужащего Приштинского корпуса. Общие потери корпуса со стороны террористических группировок в Косово и Метохии, от наземных столкновений на границах Македонии и Албании, начатых 9 апреля 1999 года, составили около 600 военнослужащих. Для нас, их сослуживцев, это огромные, невосполнимые потери. Но с точки зрения военной науки – это минимальные потери в размере около 0,7%.
На годовщину бомбардировок в 2000 году командующий авиационной группировкой НАТО в Южной Европе генерал-лейтенант Майкл Шорт сказал дословно следующее: "Сербской армии в Косово мы ничего не могли сделать, поэтому нападали на гражданские цели".
Белград. Здание генштаба с последствиями бомбардировок НАТО
Мнение: США не намерены останавливаться на ЮгославииДействия НАТО в Югославии были связаны с желанием альянса продвинуться к границам России, заявил глава МИД РФ Сергей Лавров. Директор Института стратегического планирования Александр Гусев в эфире радио Sputnik высказал свой взгляд на события 1999 года на Балканах.
— Сербия с 2006 года участвует в программе НАТО "Партнерство ради мира", вооруженные силы страны участвуют в совместных учениях с войсками альянса, какие мысли вызывает у вас такое сотрудничество?
— Действительно, неприятная ситуация. Тяжело принять положение, при котором вы с теми, кто вас еще вчера немилосердно уничтожал, сотрудничаете в той самой военной сфере. Выражусь еще конкретнее – речь идет не только о том, что они 20 лет назад убивали наших военных и мирных граждан, женщин и детей. Они и сейчас нас убивают – 20 лет спустя, потому что последствия употребления радиоактивного оружия катастрофические по всей Сербии.
Большое число моих соратников умерли за эти 20 лет в результате облучения радиоактивными снарядами с обедненным ураном. Многие аналитики в сфере здравоохранения и обороны, а также эксперты со всего мира считают, что употребление радиоактивного оружия против СРЮ со стороны НАТО привело к страшной трагедии, крупнее Хиросимы. По их мнению Косово – сербская Хиросима.
Нови-Сад во время бомбардировки
"Предпосылки катастрофы": как НАТО бомбила Югославию радиоактивными бомбами
Мне, как человеку защищавшему страну от преступников из НАТО, трудно принять такое сотрудничество. С другой стороны, я отдаю себе отчет в том, что это – политическое решение, что страна пытается сохранить военный нейтралитет и в рамках программы "Партнерства ради мира" осуществляет взаимодействие с альянсом. Может быть, это полезно для страны и народа. Для меня, военного, это — тяжелая ситуация.
— В диалоге властей Сербии с косовско-албанскими лидерами со стороны Приштины участвуют бывшие полевые командиры Освободительной армии Косово (ОАК). Вы их помните по временам конфликта, способны ли они на переговоры?
— Для меня все, что происходит вокруг Косово и Метохии с той, другой стороны переговоров и разговоров Белграда и Приштины, является просто обманом. Невозможно договориться с преступниками, которые убивали собственных соотечественников, которым сейчас неприятно, что они не убили еще больше сербов в той войне. Это недавно признал Даут, брат косовского премьера Рамуша Харадиная. Это международный обман со стороны тех, кто были покровителями террористической группировки в Косово. Они убивали людей в Союзной республике Югославии, уничтожали страну, развалили ее, а сейчас проводят переговоры с участием военных преступников, совершивших невиданные преступления против мирного населения и военных, которыми я командовал. Одним словом – обман.
Мы, прежде всего в Сербии, должны помнить правду о преступлениях части международного сообщества, так называемого Запада и террористической военизированной группировки в Косово против нашей страны.
Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров
Лавров рассказал, когда Запад взял курс на разрушение международного права
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала