Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Война в Сирии

"Львята халифата". Страшное наследие исламских террористов

© AFP 2019 / Yasin Akgul Дети смотрят на оружие, оставленное боевиками ИГ (запрещена в РФ) в Кобани, Сирия. 2015 год.
Дети смотрят на оружие, оставленное боевиками ИГ (запрещена в РФ) в Кобани, Сирия. 2015 год.
МОСКВА, 12 фев — РИА Новости, Галия Ибрагимова. В Сирии, где продолжается наступление на последние базы "Исламского государства"*, сторонники террористов сдаются властям. Среди них есть завербованные иностранцы, прибывшие в лагеря ИГ* вместе с семьями. Накануне на базу коалиционных сил явились две гражданки Канады с детьми. В арабской республике им грозит смерть, на родине — тюрьма. В дилемме разбиралась корреспондент РИА Новости.

Детские лагеря террористов

"Детям нравится, когда взрослые называют их "львятами халифата". Они гордятся, что с малых лет становятся настоящими солдатами "Исламского государства"*. Досаду у многих вызывает лишь то, что не сразу могут попасть на войну. Чтобы отличиться, некоторые выбирают путь шахидов. Другие продолжат битву с Западом после того, как пожар войны перекинется из Сирии и Ирака в Европу", — рассказывает бывший полевой командир ИГ* Абу Аббуд аль-Раккави.
Детские лагеря террористы создавали по мере захвата новых территорий в Сирии и Ираке. В основном туда попадали сироты, некоторых отдавали родители, в том числе выходцы из западных стран и постсоветского пространства.
По видеороликам и фотографиям в Сети правозащитные организации сделали вывод, что в воспитательных лагерях ИГ* находились от пяти до восьми тысяч детей. Некоторые младше восьми лет. Примерно треть — подростки до четырнадцати лет. Меньше всего джихадистов, которые вот-вот достигнут совершеннолетия. Таких отправляли на передовую, остальных готовили в основном для терактов.
© AP Photo / File Боец ИГ (деятельность запрещена в РФ) фотографируется с детьми, держащими оружие, в Мосуле, Ирак. 2014 год
Боец ИГ (деятельность запрещена в РФ) фотографируется с детьми, держащими оружие, в Мосуле, Ирак. 2014 год
Боец ИГ (деятельность запрещена в РФ) фотографируется с детьми, держащими оружие, в Мосуле, Ирак. 2014 год
Большинство детей знают лишь, как заряжать винтовку и делать взрывчатку из подручных средств. Взрослые ими умело манипулируют, уделяя основное внимание мальчикам. Девочки в лагерях есть, но их рассматривают скорее как потенциальных шахидок.
"В воспитательных лагерях дети жили в полной изоляции от внешнего мира и родителей. Их учителями были полевые командиры, внушавшие, что неверных надо убивать, насиловать и взрывать. Многих обучали навыкам террористов-смертников. Всем объясняли, что надо положить всю жизнь на борьбу с западным миром", — сообщил журналистам аль-Раккави.
После разгрома ИГ* предстоит вернуть таких детей к мирной жизни. Но как это сделать, никто толком не понимает.

Женщины находились словно под гипнозом

Одурманенные идеями "Исламского государства"* женщины не только добровольно отдавали детей в лагеря "Львят халифата", но и сами выражали готовность стать шахидками.
"Возвращающиеся из Сирии и Ирака женщины часто воспринимаются как жертвы, слепо следовавшие за мужьями. Это не всегда так. Порой жены совершенно осознанно вступали в ИГ* и присягали на верность террористам. И в большинстве случаев они ясно понимали, что дети больше им не принадлежат. Причем это касается не только арабских женщин, но и тех, кто приехал из Европы, Америки или стран СНГ", — говорит РИА Новости ведущий эксперт Центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко, специалист по террористическим организациям, общавшийся со многими, побывавшими в ИГ*.
По его словам, боевики отбирали всех детей старше семи лет. "В семь лет ребенком легко манипулировать, дети легко внушаемы. Одну группу учат на смертников, других превращают в солдат джихада. Есть специальные учебники ", — уточняет эксперт.
Члены движения Талибан, Афганистан
Откуда ждать нового удара террористов
"Дети почти не задают вопросов. Убийства и взрывы они воспринимают как продолжение компьютерной игры и не испытывают угрызений совести, свойственных взрослым. Если какой-то малыш начинал скучать по родителям, ему объясняли, что совсем скоро он встретится с ними в раю, но сначала надо убить побольше неверных", — рассказывает РИА Новости замдиректора Центра исламоведения при президенте Республики Таджикистан Рустам Азизи.
После разгрома ИГ* властям оказалось проще возвращать на родину женщин и маленьких девочек, чем мужчин и мальчиков, продолжает эксперт. "Те, кто был в лагерях ИГ*, с неохотой идут на контакт. Многие только сейчас начинают понимать весь ужас содеянного. Они признаются, что находились словно под гипнозом или влиянием психотропных веществ, когда отдавали детей боевикам", — отмечает Азизи.
В Таджикистане правоохранительные органы смогли вернуть из Сирии маленькую девочку Марьям. "Ее отец, который увез семью, убит. Мать находится в иракской тюрьме. Ребенок пока живет с дедом. Но даже такой крохе трудно вернуться в нормальной жизни после ужаса, с которым она там столкнулась", — подчеркивает специалист.
© AP Photo / FileБоевики ИГ (запрещена в РФ) на контрольно-пропускном пункте в городе Байнджи, Ирак. 2014 год
Боевики ИГ (запрещена в РФ) на контрольно-пропускном пункте в городе Байнджи, Ирак. 2014 год
Боевики ИГ (запрещена в РФ) на контрольно-пропускном пункте в городе Байнджи, Ирак. 2014 год

Замкнутый круг

Другая сторона проблемы — недоверие общества. Люди всегда будут видеть в тех, кто побывал в лагерях ИГ*, потенциальных преступников, что может провоцировать новую волну агрессии. Вот, например, история сирийского подростка Усанда Баро.
До войны с "Исламским государством"* он с семьей жил в Алеппо. Но однажды в местной мечети ему предложили послужить на благо Аллаха не только молитвой, но и делом. Подросток согласился, и его отправили в лагерь "Львят халифата" в Ирак.
"Нам день и ночь внушали, что шииты, христиане, иудеи — неверные. Призывали их убивать. Чтобы мы не сомневались, говорили, что иначе неверные убьют наших родных. Вокруг было много малышей, которые верили каждому слову", — вспоминает подросток.
Усанда Баро достиг уже вполне сознательного возраста, поэтому вскоре понял, что цель террористов — вовсе не создание справедливого исламского халифата, а убийства ради убийства. Чтобы выбраться из детского лагеря, он согласился стать шахидом. Его обвязали взрывчаткой и отправили взрывать шиитскую церковь. Усанда подошел к охранникам, показал им пояс. Теракт не состоялся, но молодого человека все равно отправили в тюрьму. Никто не вникал в его обстоятельства, в общественном сознании он — малолетний преступник.
© AP Photo / Hussein MallaСирийские дети на уроке религии в Исламском культурном центре
Сирийские дети на уроке религии в Исламском культурном центре
Сирийские дети на уроке религии в Исламском культурном центре
"Ислам осуждает терроризм в любой форме, независимо от того, кто совершает теракты — дети или взрослые. Мусульманская педагогика исключает воспитание ребенка в духе насилия или его оправдания. Но вся идеология терроризма держится на неверной интерпретации ислама", — говорит РИА Новости сотрудник Института национальной стратегии Раис Сулейманов.
Еще одним следствием угрозы детского терроризма может стать ужесточение контроля за всеми детьми. Это, по мнению Сулейманова, только усилит нетерпимость в обществе. Проблема сложная со всех сторон, подчеркивают собеседники РИА Новости, и выработать верное решение только предстоит.
*Террористические организации, запрещенные в России.
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала