Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Михаил Галузин: вопрос суверенитета над Южными Курилами не обсуждается

© Фото предоставлено посольством Российской Федерации в ЯпонииПосол Российской Федерации в Японии Михаил Галузин
Посол Российской Федерации в Японии Михаил Галузин
Для достижения прорыва в решении проблемы заключения российско-японского мирного договора нужны серьезные целенаправленные усилия Москвы и Токио, и работы еще очень много. Об этом, а также о действиях США в мире в обход международного права в интервью руководителю представительства РИА Новости в Японии накануне дня дипломатического работника рассказал посол РФ в этой стране Михаил Галузин.
— Михаил Юрьевич, примите поздравления с Днем дипломата и поделитесь, если можно, планами – как этот праздник будет отмечаться в посольстве и вами лично?
— Предстоит комплекс мероприятий, посвященных Дню дипломатического работника. Это и планируемое нами на 8 февраля возложение цветов к могиле последнего российского генерального консула в Йокогаме Артура Вильма (1867-1934 гг), который захоронен на йокогамском кладбище иностранцев. Кроме того, мы планируем 12 февраля проведение в посольстве концерта российских и японских музыкантов, куда приглашаются российские соотечественники в Японии. Мы, думаю, воспользуемся этой датой для того, чтобы рассказать ученикам школы при посольстве России в Японии о профессии дипломата, об истории российской дипломатической службы и ее роли в создании благоприятных внешних условий для поступательного социально-экономического развития. Расскажем о российско-японских отношениях.
— Нынешний год обещает стать не менее насыщенным в отношениях между Россией и Японией. Можно ли ожидать какого-либо прорыва в решении двусторонних вопросов, в том числе по мирному договору?
— Для того, чтобы достичь прорыва в чем бы то ни было, в том числе в развитии двусторонних отношений между государствами, конечно же, надо сообща прилагать очень серьезные целенаправленные усилия. Это в полной мере относится и к современным российско-японским отношениям. Хотел бы подчеркнуть, что благодаря контактам лидеров наших стран, президента России Владимира Путина и премьер-министра Японии Синдзо Абэ, конечно же, в последние годы российско-японские отношения обрели новую позитивную динамику во всех сферах. Это и политический диалог, и сотрудничество в области безопасности, это и развитие культурных, гуманитарных, образовательных, туристических обменов. Воплощением этих важных позитивных новых тенденций в наших связях с Японией стал беспрецедентно масштабный в истории наших отношений проект перекрестных годов России и Японии, старт которым был дан в мае прошлого года на сцене Большого театра лидерами наших стран.
Государственные флаги России (справа) и Японии
Проблема заключения мирного договора между Россией и Японией
Что же касается каких-то прорывных решений по вопросу о мирном договоре, то наши лидеры в ноябре прошлого года в Сингапуре договорились выстраивать дальнейший переговорный процесс на основе совместной декларации СССР и Японии от 1956 года. Это очень важная договоренность, которая является сегодня основой для российско-японского диалога по мирному договору.
Могу сказать, что совместная декларация — это базовый юридический документ, который прекратил в свое время состояние войны, восстановил дипломатические отношения, установил мир, дружественные, добрососедские отношения между нашими странами. Обо всем этом сказано в пункте первом совместной декларации, и, конечно, надо учитывать и выполнять прежде всего этот пункт для развития дружественных отношений. И вывод наших отношений на новый уровень является надежным путем для выхода в перспективе на взаимоприемлемое решение проблемы мирного договора, решение, которое, как неоднократно подчеркивал президент России, должно быть с пониманием и поддержкой воспринято народами наших стран, общественным мнением России и Японии.
На наш взгляд, такой подход к развитию российско-японских отношений предполагает, как сказал президент 22 января на пресс-конференции по итогам переговоров с господином Синдзо Абэ, длительную, кропотливую работу по формированию условий для выхода на взаимоприемлемое решение. Стоит задача поступательного развития наших отношений на качественном уровне. На наш взгляд, такое новое развитие отношений предполагает, во-первых, признание Японией в полном объеме итогов Второй мировой войны, так как это закреплено в международном праве, прежде всего в Уставе ООН, включая законность суверенитета России над южными Курильскими островами, равно как и над всей Курильской грядой. Это предполагает также работу по снятию наших озабоченностей в сфере безопасности вследствие тех вызовов, которые проистекают сегодня от японо-американского военного альянса. Это тоже очень важный аспект дальнейшей работы по формированию атмосферы для решения проблемы мирного договора.
Глава МИД РФ Сергей Лавров и глава МИД Японии Таро Коно. Архивное фото
Межгосударственные отношения России и Японии
Наконец, речь должна идти, на наш взгляд, о подлинном, динамичном, конструктивном, партнерском сотрудничестве в целях развития нашей экономической и торгово-инвестиционной кооперации в целях налаживания действительно эффективного, плотного партнерского взаимодействия в решении актуальных международных проблем. Здесь очень много резервов для совместной работы. Речь должна идти о дальнейшем уплотнении культурных, гуманитарных, образовательных, спортивных, человеческих контактов. То есть работы впереди много, и от усилий обеих сторон зависит то, будет ли достигнут прорыв и когда именно он будет достигнут.
— Насколько вероятен компромисс между двумя странами, если обе стороны постоянно утверждают, что в их позициях изменений нет?
— Я не имею права, с одной стороны, раскрывать содержание переговоров, а с другой стороны, не хотел бы предрекать их исход. Я исхожу из того, что прежде всего, мы должны сегодня вести ту самую длительную кропотливую работу по создания условий для взаимоприемлемого решения, о котором говорил президент России. Во многом эта работа и результат этой работы и предопределят то, на какое взаимоприемлемое решение проблемы мирного договора мы в итоге выйдем.
— Настаивая на получении южно-курильских островов, руководство Японии обещает, что без согласия Токио США не будут размещать на них вооружения и вооруженные силы. Насколько серьезно можно относиться к таким заверениям?
— Прежде всего, на переговорах с Японией мы не обсуждаем вопросов суверенитета над Южными Курилами и вопросов их передачи, поэтому заявления о возможности даже гипотетического размещения иностранных вооруженных сил на российских территориях как минимум неуместны. Если же говорить в целом о японо-американском военно-политическом союзе, то проблема гораздо шире, чем техническое наличие в той или иной точке на карте Японии американских войск. Проблема шире.
Запуск американской ракеты SM-3 с японского линкора Кирисима. 2010 год
Русские уйдут — придут американцы. Какие планы у Японии на Курилы
Давайте, чтобы понять эту проблему, обратимся к тому, что сегодня представляет собой политика Соединенных Штатов в отношении России. Политика, которая включает в себя попытки поставить Россию в международную изоляцию, попытки безуспешные, но тем не менее эти попытки продолжаются. Это — политика оказания на нас экономического давления, причем с помощью абсолютно незаконных, противоправных, противоречащих даже логике рыночной экономики санкций. Это политика приближения военной инфраструктуры НАТО к границам России. Это политика слома тех международно-правовых инструментов, которыми до самого последнего времени являлись основой глобальной и стратегической стабильности — это и договор по ПРО, сегодня под американский нож попадает договор по ракетам средней и меньшей дальности. Непонятно, как американцы теперь себя поведут в отношении договора о стратегических наступательных вооружениях. Кроме того, американцы в нарушение всех и всяческих норм международного права практикуют экс-территориальное применение своего законодательства в отношении российских граждан, когда россиян порой задерживают по указке из Вашингтона. По сути это настоящая охота на российских граждан, травля российских граждан за рубежом.
Вот такова сегодня американская политика в отношении России и, если мы взглянем на ситуацию в этом ракурсе, то, конечно же, любые американские войска, будь они в Японии или какой-либо другой стране, они очевидно не имеют каких-либо иных целей в отношении России, кроме антироссийских. И любое ответственное государство, а Россия — это ответственное государство, не может не учитывать данное очевидное обстоятельство в своей оборонной политике.
Судно заходит в бухту Крабовая острова Шикотан
Курилы нужны не Токио, а Вашингтону? Странная публикация японских СМИЯпонское издание Japan Business Press за пределами Страны восходящего солнца до сих пор было практически неизвестно. Но сейчас его статью по поводу южных Курил цитируют в самых разных странах. Вопросов, в самом деле, эта статья вызывает немало.
— В последнее время японские власти выражают стремление к диалогу и нормализации отношений с КНДР на фоне диалога Пхеньяна, Сеула и Вашингтона. С точки зрения России, какое значение имело бы налаживание связей Японии и КНДР для региона в целом, что для этого необходимо сделать?
— Что для этого сделать, наверное, лучше знают в Пхеньяне и Токио, я думаю, что так было бы правильнее сказать. А что касается ситуации вокруг Корейского полуострова в целом, то конечно же, я, как посол России в Японии, исхожу из того, что мы приветствовали бы тенденцию к нормализации отношений между Японией и Корейской Народно-Демократической республикой в той форме, какую обе стороны сочтут для себя приемлемой и удобной. И любые подвижки в направлении диалога и нормализации, я думаю, следует приветствовать.
— Немало переговоров и форумов состоялось в прошлом году по развитию делового сотрудничества России и Японии. Каковы перспективы такого сотрудничества на этот год?
— В прошлом году удалось сделать немало для углубления диалога по развитию торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества между Россией и Японией. Вы знаете, что в японском деловом сообществе часто говорят о том, что японские бизнесмены порой не очень глубоко и широко осведомлены о бизнес-климате в России, об инвестиционном климате в России. И должен сказать, что в прошлом году было сделано немало для того, чтобы проиллюстрировать нашим японским партнерам то очевидное улучшение инвестиционного климата в нашей стране, которое выразилось в ощутимом продвижении России вверх в рейтинге Doing Business, который публикуется Всемирным банком — передвинулись на пять строчек вверх и теперь занимаем 31-е место. Конечно же, мы не собираемся на этом останавливаться, но так или иначе улучшение бизнес-климата в России налицо, и я надеюсь, что японское предпринимательское сообщество это фиксирует, и оно действительно это отмечает, оно начинает это понимать более глубоко. И свидетельством тому было проведение на днях Форума российских инновационных решений и потенциала российских регионов. Его провели в Токио российское Агентство стратегических инициатив и Японская организация по развитию внешней торговли ("Джетро"). Был представлен потенциал целого ряда российских компаний и главное, что сделано было это в привязке к восьми российским регионам, представители руководства которых прибыли на этот форум.
Впереди у нас целый ряд других мероприятий, я надеюсь, что и в нынешнем году мы сможем провести заседание межправительственной комиссии по торгово-экономическим вопросам, совместное совещание японо-российского и российско-японского комитетов Федерации экономических организаций Японии и Российского совета промышленников и предпринимателей. Уверен, что наши бизнесмены найдут возможности эффективного использования для диалога и продвижения сотрудничества на таких важнейших площадках, как международный Петербургский экономический форум, Восточный экономический форум, предстоящий в конце марта Красноярский экономический форум. Я думаю, перспективы для диалога очень хорошие.
— В этом году завершаются перекрестные года России в Японии, а также Японии в России. Что дальше? Сохранится ли темп культурно-просветительских обменов между нашими странами в дальнейшем?
— Уверен, что сохранится. Хотел бы отметить, что программа перекрестных годов охватывает не только культурно-просветительский аспект, но и экономику, сферу безопасности и другие сегменты наших отношений — до 400 мероприятий, как вы знаете, в общей сложности. И конечно же, с завершением в конце июня программы перекрестных годов обмены между Россией и Японией, в том числе в культурной и образовательной сферах, не остановятся и будут продолжены. На мой взгляд, минувший год, включая, естественно, период реализации перекрестных годов, помимо прочего выявил еще очень большой и богатый, но, к сожалению, пока мало задействованный потенциал российско-японских межрегиональных связей. И я думаю, что важно и далее такие обмены продвигать, и здесь у нас есть тоже определенные планы. Например, проведение в первой половине этого года российско-японской встречи Совета губернаторов.
Президент РФ Владимир Путин и премьер-министр Японии Синдзо Абэ на пресс-конференции по итогам встречи
Путин отметил рост гуманитарных связей между Россией и Японией
Так что будет продолжен культурный и гуманитарный обмены. Мы достигли договоренности вести диалог о расширении туристических обменов, и должен сказать, что российская сторона будет готова продолжать диалог на предмет облегчения визовых процедур и российская сторона готова проводить и далее презентационные мероприятия наших регионов в Японии, чтобы шире представить туристический потенциал.
— Возвращаясь к профессии дипломата, скажите пожалуйста, вы никогда не жалели, что судьба подарила вам работу в МИД? Были ли какие-то еще планы в выборе профессии и почему именно дипломатия одержала верх?
— Могу сказать, что, конечно же, я никогда не жалел о том, что избрал профессию дипломата, хотя, конечно, сейчас вспоминая все более отдаляющиеся молодые годы, когда человек думает о профессиональном выборе, помню, что какие-то разные мысли были в голове, но то, что в итоге я избрал дипломатическую профессию, это для меня очень-очень важно, это предопределило всю мою дальнейшую жизнь, и я ни разу об этом не пожалел. Это я откровенно говорю, хотя понятно, что дипломатический путь, как и в любой другой профессии, не усыпан розами. Но почему я выбрал дипломатическую профессию, но на этот вопрос ответить легче всего. Япония была первым иностранным государством, которое я в своей жизни увидел, когда вместе с моим отцом, который тоже был дипломатом, я отказался в этой стране и как-то, может уже тогда, в школьные годы, я решил, что как и отец, должен стать дипломатом.
— Помимо работы, есть ли у вас какое-то любимое занятие для души, хобби? Удается ли найти время для этого? Чем вы предпочитаете заниматься во время отдыха и отпуска?
— Конечно, для того, чтобы продуктивно работать, надо иногда, пусть на короткое время, от самой работы стараться отвлечься. Хотя бы для того, чтобы что-то переосмыслить, проанализировать необязательно в рабочей обстановке. Поэтому я и моя супруга, когда выдается свободное время, очень любим проводить время на природе, на туристических маршрутах, которыми изобилует Япония. Это могут быть достаточно крутые дороги в горах, это могут быть какие-то располагающие к спокойной прогулке парки, любим знакомиться с достопримечательностями Японии. Работа дипломата связана во многом с пребыванием в кабинете, конференц-зале, с переговорами, перелетами и переездами, много времени дипломат проводит в помещении и ему хочется побыть больше на свежем воздухе. Стараюсь заниматься спортом, потому что дипломатическая работа, как и многие другие профессии, требует неплохой физической формы.
Из хобби люблю читать литературу по истории международных отношений, по истории Японии и России, историческую литературу. Когда выдается свободное время, стараюсь это делать.
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала