Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Леонид Петухов: переребатывать лес нужно не в Китае, а на Дальнем Востоке

Лесоперерабатывающий кластер должен находиться на территории Дальнего Востока, чтобы российский лес не уходил на переработку в Китай, уверен глава Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта (АПИ) Леонид Петухов. Об этом, а также о подготовке к юбилейному Восточному экономическому форуму в 2019 году и интересе иностранных инвесторов к офшору на острове Русский Петухов рассказал в интервью РИА Новости. Беседовала Марина Луковцева.
— Леонид Геннадьевич, насколько эффективно сработало агентство в 2018 году?
— Главной задачей агентства в команде полпреда президента на Дальнем Востоке Юрия Трутнева и главы Минвостокразвития Александра Козлова является привлечение инвестиций, поэтому мы измеряем результат своей работы именно объемом привлеченных инвестиций: сколько инвесторов привлечено, сколько договоров подписано, сколько экспортных сделок сопровождаем.
Если в цифрах, то в этом году агентство привлекло около 840 миллиардов рублей инвестиций. При этом на 114 миллиардов рублей инвесторы уже заключили соглашения с корпорацией развития Дальнего Востока (КРДВ). Напомню, логика нашей работы такова, что мы привлекаем инвесторов, далее передаем их КРДВ, которая заключает с ними соглашение о сотрудничестве. Затем Фонд развития Дальнего Востока в случае необходимости оказывает финансовую поддержку, а Агентство по развитию человеческого капитала помогает с поиском сотрудников. Министерство при этом оказывает методологическую поддержку, административную, в том числе с тем, что связано с законотворческой деятельностью в плане привлечения инвесторов. Количество экспортных контрактов, которые мы сопровождаем, насчитывает 26 штук на сумму свыше 14 миллиардов рублей.
Линия сортировки леса
В России могут ужесточить требования к экспорту необработанной древесины
— Какие отрасли пользуются большим спросом у инвесторов?
— Если говорить о конкретных отраслях, то здесь можно начать с горнорудной. Большая работа велась по привлечению инвесторов в наиболее крупные проекты. У нас сейчас более популярны уголь, золото, цинк, металл. В частности, есть проекты казахской компании "Казминералс", Малмыжское месторождение "Русской медной компании", также многочисленные проекты в области золотодобычи.
Второй блок работы — это лесная отрасль. Как известно, принято решение правительством за счет введения дополнительных пошлин на экспорт круглого леса сделать так, чтобы переработка развивалась в Российской Федерации. То, как работает сейчас эта отрасль, конечно, оставляет желать лучшего, потому что значительная часть российского леса перерабатывается на территории Китая, а оттуда с огромной добавленной стоимостью продукция поступает в Японию, Америку. Наша задача сделать так, чтобы лесоперерабатывающий кластер находился на нашей территории. Поэтому в прошлом году подписали соглашение с китайской компанией China Paper Corporation, и уже активно с ними работаем на предмет подбора земельных и лесных участков.
Многие знают, что на китайском рынке очень большим спросом пользуется картон, потому что все больше и больше в Китае осуществляется интернет-доставка, соответственно, каждый предмет упаковывается в отдельную картонную упаковку. В связи с этим рост интереса очень большой. Одновременно из-за торговой войны Китая и США существенно затруднился ввоз макулатуры из Штатов в КНР, поэтому, естественно, китайское правительство рассматривает возможности производить целлюлозу, а из нее картон за территорией страны. У нас достаточно большую часть лесов составляет лиственница, из которой получается очень хороший картон, поэтому мы выбрали порядка пяти-шести мест и активно рекламируем эту историю.
На месте незаконной рубки леса
Рослесхоз предложил запретить скупку китайцами леса у граждан в Сибири
Третий блок — это сельское хозяйство. Здесь мы весь прошлый год занимались инвентаризацией земли. Мы проанализировали, сколько земли в советские времена засеивалось, сколько засеивается сейчас. Также оценили, сколько, по данным Госкадастра, относится к землям сельхозназначения и сколько из нее засеивается, по данным Росстата. Мы увидели большую разницу — порядка двух миллионов гектаров. Ее мы и решили найти. Уже отработана территория Приморья, сейчас оценивается Амурская область, потом будут Хабаровский края и Еврейская автономная область. Мы находим как неоткадастрированные участки, так и те, которые не используются. Неоткадастрированную землю мы ставим на учет и передаем инвесторам – российским и зарубежным предпринимателям. По нашим оценкам, это введет в оборот минимум один миллион гектар земли.
Второе большое достижение в области сельского хозяйства за прошедший год это, конечно, подписание во время визита премьер-министра Дмитрия Медведева в Китай протокола о поставке молочного стада крупного рогатого скота из Китая на Дальний Восток, потому что в дальневосточных регионах недостаточно молочного стада. И в обратную сторону — о поставках молока из России в Китай.
Мы ведем переговоры с крупнейшими китайскими молочниками и видим очень большой интерес к этому сегменту со стороны китайцев. Так как наша продукция справедливо имеет репутацию экологически чистой, многие китайские компании заинтересованы размещать в партнерстве с русским бизнесом предприятия на Дальнем Востоке и экспортировать молочную продукцию в государства Азиатско-Тихоокеанского региона. Все топ-15 компаний КНР хотят заходить, и как минимум половина российского рынка тоже. Интерес к молочному бизнесу проявляют инвесторы из Вьетнама. Одна из таких компаний TH True Milk уже получила участки в составе территории опережающего развития и осуществляет их обработку. Активно развиваются предприятия отечественных предпринимателей, которые также планируют в перспективе поставлять молочную продукцию за рубеж.
Четвертый блок — это, конечно, туризм. Цифры по туризму впечатляющие. Например, в Приморье по итогам года отмечен максимальный объем иностранного турпотока за последние десять лет. В регион приехало около 780 тысяч иностранцев, прирост составил 20 процентов. Кто был во Владивостоке прошлым летом, тот видел, что Владивосток был заполнен корейскими туристами. Там просто турпоток вырос на 120 процентов по сравнению с 2017 годом.
Произошла знаковая сделка — компания Hyundai выкупила во Владивостоке гостиницу "Лотте". У них есть большие планы по расширению. Мы надеемся убедить их открыть филиал гостиницы на Камчатке. Компания "Ренова" приступила к реализации гостиничного проекта на Камчатке. Поэтому мы видим большое движение и хорошие перспективы.
Есть другая часть работы: представление инвестиционных возможностей Дальнего Востока за рубежом. Для этого по поручению правительства мы открываем представительства. У нас на данный момент работают три представительства в Китае и по одному в Японии и Индии, сейчас открываем и в Сеуле. Они показывают свою эффективность.
Денежные купюры и монеты России
Минпромторг хочет повысить планку входа в инвестпроекты по освоению лесов
— Вы уже сказали, что в 2019 году планируете завершить работы по кадастрированию земель сельхозназначения. Что еще запланировано на наступивший год?
— Наша задача на следующий год это, конечно, двигаться во всех перечисленных направлениях еще более активно. Как я сказал, это добыча полезных ископаемых, сельское хозяйство, лес, рыбная отрасль, гостиничный бизнес. На них фокусируемся, хотя, конечно, мы поддерживаем инвесторов, которые к нам обращаются, и в других отраслях.
Мы хотим, чтобы началось строительство ЦБК в Хабаровском крае уже физически, а не на бумаге. И дальше, чтобы в этом году стартовало создание индустриального парка по переработке древесины. Также моя задача в том, чтобы у нас как минимум десять новых гостиниц начало строиться на Дальнем Востоке.
Кроме того, ведется работа по отраслевому законодательству. На первом этапе мы привлекали инвесторов. Сейчас некоторые проекты начали реализовывать. И сейчас мы видим, какая нормативная база в отраслевом разрезе должна быть изменена. И одна из задач на этот год, одна из самых важных, это четко сформулировать эти отраслевые изменения в законодательстве с точки зрения инвестора, которые помогли бы ему комфортно себя чувствовать, больше инвестиций приводить и, соответственно, сделать так, чтобы эти изменения были приняты. Мы планируем использовать Восточный экономический форум как площадку для донесения четко отработанных, согласованных положений руководству страны.
— Что касается недавно присоединенных к Дальневосточному федеральному округу Бурятии и Забайкальского края, какую работу там сейчас ведете?
— У нас с министерством подготовлен единый план интеграции этих двух регионов в единую оболочку сопровождения и помощи инвесторам на Дальнем Востоке. У нас уже определены специалисты, которые будут работать в этих регионах, сопровождать инвесторов. Моя команда видит в этом свою первоочередную задачу сейчас. За последние три недели был в этих регионах несколько раз.
Основная работа в обоих регионах – это общение с конкретными инвесторами, чтобы понять, в каком случае для реализации проекта необходимо создавать ТОР, в каком давать субсидию. Во многим случаях никакая субсидия даже не нужна, просто нужен доступ к инвесторам из Китая, Кореи, Японии, поэтому работа планомерная. Мы с обоими губернаторами в течение месяца согласуем план работы АПИ на ближайший год.
Борис Титов. Архивное фото
Титов: Россия может развивать бумажную промышленность с партнерами из Китая
— Сейчас на Дальнем Востоке работает одно предприятие по огранке алмазов, еще одно планируется создать. В обоих случаях это индийские инвестиции. Ведется ли еще обсуждение подобных проектов с иностранным бизнесом, особенно с индийским?
— Да, конечно, ведется. Понятно, что первую скрипку здесь играет и должна играть компания "Алроса". Заявок много. Самое главное, чтобы все это укладывалось в сбытовую политику "Алросы" и не вредило рынку.
Если в этом разрезе отдельно говорить про Индию, то это, безусловно, важные для нас партнеры. Индийская делегация будет на юбилейном ВЭФ в этом году. При этом у нас идет обсуждение с Индией не только алмазогранильных проектов, но также проектов в области леса и других отраслях.
— Ранее вы говорили, что уже включили в повестку представления инвестиционного потенциала Дальнего Востока информацию о создании офшорной зоны на острове Русский. Есть ли к ней интерес?
— Да, у нас скапливается достаточно большая база данных иностранных инвесторов, которые такой возможностью интересуются. Мы им разъясняем, в чем его выгода. Сложность только в том, что необходимо, чтобы как можно скорее профильные министерства выработали детальные механизмы. Мы аккумулируем вопросы, которые инвесторы нам задают, и в рабочем порядке заинтересованным ведомствам передаем.
— В прошлом году заработала электронная площадка лесной биржи в Приморье. Как активно там идут торги?
— Мы считаем, что биржевая торговля, как показывает опыт многовекового капитализма, уникальный и единственно, наверное, возможный способ установить рыночную стоимость товара, потому что есть покупатель, есть продавец, они сами вольны договариваться, сколько платить за тот или иной товар, поэтому мы всячески приветствуем организацию биржевой торговли. Благо это делается на базе Санкт-Петербургской сырьевой биржи, которая известна своим опытом и системами.
Другое дело — объемы торговли. Биржа только разворачивается. Можно начинать торговлю тем лесом, который продают или закупают государственные предприятия, чтобы показать инвесторам, что этот инструмент работает. Но я прежде всего эту товарную биржу вижу как инструмент, который позволит решить самую главную проблему: один куб леса – ель — стоит, например, в Хабаровске 100 долларов и 200 долларов после перевозки через границу, а в Шанхае его цена в виде готовой продукции уже 350-400 долларов. Вот наша задача, чтобы добавленная стоимость у нас оставалась, с нее платились налоги и создавались рабочие места. Биржа, несомненно, тот инструмент, который это позволяет сделать. Достаточно ли одной биржи? Думаю, недостаточно, конечно.
Лес. Архивное фото
Экологи предложили создать в России "лесной огород" размером с Египет
— Да, в прошлом году собирались в Хабаровском крае и Амурской области тоже аналогичные биржи запустить. Перенесли запуск?
— Думаю, в этом году запустим. В прошлом году прошли выборы, поменялись губернаторы в обоих регионах. Сейчас губернаторы уже работают. Рассчитываю, что буквально через пару недель возобновим обсуждение этих идей.
— Есть ли планы по созданию подобных сервисов в других регионах Дальнего Востока? Отдельно интересуют в этом плане Бурятия и Забайкалье, о которых постоянно говорят, что лес там просто раздают китайцам.
— Да, планы есть. Опять же мы говорим про биржу как элемент общей системы, которая включает в себя пошлины на вывоз кругляка, работу с иностранными партнерами, бесплатную инфраструктуру, и биржи, где устанавливается рыночная цена на лес. В этом смысле у нас есть интеграционный план для Бурятии и Забайкалья, куда включен отдельный рабочий блок по лесу.
— Насколько успешно складывается взаимодействие АПИ с европейским бизнесом?
— У нас по статистике три самых крупных страны-инвестора – это Китай, Республика Корея и Япония. Это помимо российских инвесторов, которые вкладывают самую значительную часть. Понимая это, хотели бы больше европейских инвесторов привлечь. Именно для этого мы обсуждаем сейчас открытие представительства АПИ в Европе.
Европейскому бизнесу открывать предприятия на Дальнем Востоке нужно не с точки зрения рынка, потому что рынок гораздо больше в европейской части России, а с точки зрения диверсификации их же инвестиций в те же Китай, Японию и в Республику Корея. Мы начинаем говорить, какая хорошая страна Россия для инвестиций, уникальное время возможностей. Они соглашаются – приходят в Россию, но порой выбирают покупку гостиницы в Москве. На этом для Дальнего Востока история сотрудничества с ними заканчивается.
Есть второй сценарий. Мы говорим: "Нет, вот у вас есть десять предприятий в Китае, давайте одиннадцатое откроем на Дальнем Востоке". Но это гораздо сложнее. Мы определили список тех европейских компаний, которые имеют сборочные предприятия в Китае, и доказываем, что у нас есть большие преимущества: лучше налоги, лучше цены на электричество, на газ, на воду. Именно их мы пытаемся использовать, чтобы завлечь инвесторов.
Заготовка леса в Хабаровском крае. Архивное фото
В Хабаровском крае могут создать лесные аукционы
— Ранее сообщалось, что все институты развития Дальнего Востока, включая АПИ, до 30 апреля сформулируют свои предложения в программу ВЭФ-2019. Вы уже определились с тем, что хотели бы обсудить, помимо изменений в отраслевое законодательство?
— Этот форум будет юбилейным — пятым, поэтому надо будет подвести итоги пятилетнего периода, чтобы понять, что у нас получается, а что не очень.
Но главное на ВЭФ для меня, как руководителя агентства, – дожать сделки. Туда приезжают руководители минимум четырех стран, а может быть, даже больше. Соответственно, там будет представлен ведущий бизнес этих стран. Представители таких стран, как Китай, Япония, Республика Корея, хотят подписать соглашение по сделке, которую мы обсуждаем в течение года или двух, в присутствии лидеров государств. Мы уже провели первое совещание по инвестиционному блоку, распределили, какие сделки, на наш взгляд, можно довести до стадии подписания обязывающих документов, именно по ним начинаем фокусно работать.
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала