Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Владимир Дмитриев: рынок стрелкового оружия США для нас сейчас закрыт

© Фото предоставлено пресс-службой концерна «Калашников»Генеральный директор концерна "Калашников" Владимир Дмитриев
Генеральный директор концерна Калашников Владимир Дмитриев
Концерн "Калашников" уже не ассоциируется исключительно со стрелковым оружием. Сферы деятельности компании затрагивают как минимум три стихии — землю, воду и воздух, однако с недавних пор у "Калашникова" появилась возможность выйти в космос при помощи нового актива в лице НПО "Молния".
Генеральный директор концерна Владимир Дмитриев в интервью РИА Новости и газете "Коммерсант" рассказал о выполнении гособоронзаказа 2018 года, новых разработках в интересах военных, первом экспортном контракте на поставку АК-12, поиске новых партнеров взамен потерянного американского рынка стрелкового оружия, а также о новых активах, которые "Калашников" приобрел.
— Подвели ли вы предварительные финансовые итоги года? Какие показатели, какие ваши ожидания оправдались?
— Предварительные финансовые итоги подведены. В целом по группе компаний год получился достаточно успешным, что особо важно при работе в условиях санкций: выручка к 2017 году выросла на 86%, в том числе в четыре раза выросла выручка основной площадки, объемы производства выросли на 20%, при этом на 30% удалось нарастить производство по основной площадке концерн "Калашников". Во многом помогло тесное партнерство с Ростехом. Общая выручка по группе составила около 40 миллиардов рублей. Не все получилось из того, что хотели, на то были объективные причины — подвели экспортные объемы, часть которых перетекла в 2019 год. Результаты хорошие, но не скрою, что планы были еще более амбициозными — добежать не получилось из-за санкций.
Дивизион С-400 Триумф
Выбор РИА Новости: самые ожидаемые события 2019 года в оборонной сфере
— Как обстоят дела с гособоронзаказом? Есть мнение, что есть проблема насыщения рынка не только внешнего, но и внутри страны.
— ГОЗ для нас в ближайшую пару-тройку лет все равно останется существенным источником доходов. Мы, к счастью, вовремя осознали, что по стрелковому направлению больших объемов ждать не приходится, несмотря на то, что у нас выходят новые продукты. Все равно это не предполагает массового пересаживания существующих заказчиков с имеющегося стрелкового вооружения на принципиально новое. Это процесс, но он не быстрый. Понятно, что будущее за новыми продуктами, за новыми территориями, например, высокоточными боеприпасами. И нам очень приятно, что компетенции "Калашникова" в производстве "Вихря" позволили претендовать в том числе и на дальнейшее развитие линейки. Я говорю не только про высокоточные артиллерийские боеприпасы типа "Краснополь" и "Китолов", но и про "Стрелу".
— То есть вы рассчитываете производить новые боеприпасы (ракеты) для "Стрелы-10"?
— Пока подписанных документов нет, но мы планируем, да. Для "Стрелы-10" или для другого ЗРК – пока неясно. "Калашников" принимает участие в инициативной опытно-конструкторской работе по управляемому артиллерийскому снаряду "Краснополь-2М", проводимой предприятием Ростеха — КБП им. академика Шипунова. В текущем году будет закончена постановка на производство ЗУР 9М333 для ЗРК "Стрела-10М", "Стрела-10МН" с последующим серийным производством.
— Как обстоят дела с вашим СП с индийской Ordnance Factory Board?
— Буквально в последние дни 2018 года наши специалисты в очередной раз поехали в Дели на переговоры. Я лично встречался с представителями с индийской стороны, с Ростехом, Рособоронэкспортом и ФСВТС, мы действительно обсуждаем потенциальное производство автомата Калашникова в Индии. К концу января 2019 года мы должны сформулировать основные параметры этого завода. Надо понимать, что индийцы уже сейчас производят продукт, который они освоили самостоятельно, нас, собственно, приглашают в первую очередь для того, чтобы повысить качество.
— Все они сидят на ваших старых "калашах".
— В процессе переговоров мы объяснили, что за последние 50 лет автомат Калашникова, мягко говоря, поменялся, у нас есть и новые модификации, более интересные, ну и, скорее всего, мы придем к тому, что поменяем продукт, который сейчас поставлен в их войска. Это будет не АК сотой серии, это будет похоже на АК-203, то есть значительно более технически продвинутый продукт. Насколько мы знаем, это устраивает Минобороны, и производственная сторона тоже готова, это будет несколько дороже, но, на мой взгляд, это тот случай, когда цена оправдана.
Автомат
Высокоточные пули для всех российских калибров появятся в 2019 году
— Когда завершатся испытания РПК-16 и когда планируете выйти на серию? Насколько сильно заинтересовано военное ведомство в таком оружии, на ваш взгляд?
— Опытная войсковая эксплуатация заканчивается, рассчитываем в первом квартале 2019 года получить заключение. РПК-16 — это программа модернизации пулеметов РПК-74. Данные пулеметы в значительном объеме используются в Росгвардии, поэтому именно это ведомство является потенциальным потребителем предлагаемого нами решения.
— Когда будет налажено производство АК-12 и АК-15 в Армении?
— Пока могу сказать, что Армения будет первой страной, кроме России, которая закупит АК-12. Контракт подписан, пока мы готовим небольшую партию, в которой около 50 автоматов. Они посмотрят, попробуют его в деле, и надеемся, продолжат закупать.
— Среди наших силовиков есть ли желающие купить новые автоматы?
— Мы ведем диалог со всеми силовыми структурами России, но говорить о массовом переходе на новый автомат преждевременно. Думаю, постепенно мы начнем вооружать им и Росгвардию, и ФСБ, и другие силовые структуры.
— На какой стадии проект автомата АК-308?
— Заводские испытания завершены, на очереди предварительные. Если все пройдет нормально, то в этом году сможем встать в серию. АК-308, безусловно, интересен в качестве боевого оружия, так как штурмовых винтовок в таком калибре крайне мало, но в то же время мы рассчитываем, что он будет востребован внутри страны как гражданское оружие, ведь это один из основных охотничьих патронов. Вообще, хотел бы сказать, что прошлый год был для нас прорывным в части постановки на производство новых продуктов. Это касается не только АК-12, но и других изделий, в том числе гражданских. В этом году надеемся, как минимум повторить этот успех.
— Из иностранных заказчиков есть у кого-то интерес к этому автомату?
— Конечно, есть интерес, но пока нет конкретики, не буду предвосхищать события.
— Разработка этого автомата как-то связана с тем, что рынок стрелкового оружия США потерян для России и вы пытаетесь с помощью таких продуктов выйти на новые рынки?
— То, что рынок США для нас сейчас закрыт, это, к сожалению, правда. До сих пор на складах лежит то, что было востребовано заказчиками из Штатов. Отвечая на ваш вопрос, и да, и нет. Наверное, честный ответ заключается в том, что когда тебя ставят в неудобные условия, ты вынужден развиваться максимально быстро, поэтому отчасти скорость разработки новых образцов и появления новых идей связана с необходимостью поиска новых рынков.
— На "Армии-2018" был представлен ПЛ-15К и в связи с этим вопрос: в какой нише вы видите этот пистолет? Рассматриваете ли вы его как замену ПМ?
— Пистолет Лебедева ПЛ-15К (компакт) – это один из немногих отечественных вариантов, который мог бы заменить пистолет Макарова. ПМ, несмотря на его историю и бесспорную надежность, достаточно старый пистолет под мощный боеприпас, он тяжелый, у него не очень большой боезапас. Для своих времен он был прекрасен, что, собственно, определило его распространенность, но сейчас, если ты хочешь соответствовать духу времени, то вариантов не так много.
— На какой стадии сейчас работа над новым пистолетом?
— ПЛ-15 полноразмерный выходит на предварительные испытания для заказчика, и мы рассчитываем закончить их в феврале и приступить к государственным.
— Ведутся ли в концерне разработки ударных беспилотников?
— Конечно, ведутся. Номенклатура ударных машин постепенно расширяется, есть уже не один работающий образец с разной боевой нагрузкой, подробности говорить не могу, к сожалению.
— Когда намерены завершить испытания ружья против дронов REX-1?
— Испытания уже завершены, против коммерческих беспилотников мы работаем замечательно, можем их "сажать", но против специфических машин нужно что-то более сложное и энергоемкое. Над этим тоже сейчас работаем.
— А то самое более сложное и совершенное разрабатываете?
— Разрабатываем, но в таком же форм-факторе трудно сделать комплекс для борьбы со специализированными дронами, в том числе военными, поэтому габариты таких систем побольше.
— Поставлен ли на производство новый гладкоствольный карабин TG3, который выполнен в стиле снайперской винтовки Драгунова?
— Да, он уже доступен для заказа в нашем интернет-магазине.
Гладкоствольный карабин TG3 выполнен в дизайне винтовки СВД
"Калашников" создал новый гладкоствольный карабин
— Каковы перспективы боевого модуля с нейроинтерфейсом? Поставляется ли он уже в армию?
— С нашей точки зрения перспективы у него очень хорошие, так как компаний, которые могут похвастаться работающим вариантом такой системы, в мире не так много. Что касается заказов, то пока комментировать не могу.
— Что сейчас с проектом "Соратник-2"?
— Понятно, что роботизированные комплексы, продвигающиеся по земле по принципу автомобиля или бронетранспортнера, это будущее. Контракт с Минобороны пока не подписан, но мы работаем с военным ведомством в этом направлении.
— На "Армии" у вас на стенде стояли "Ураны" производства "766 УПТК". Что это значит?
— Это значит, что компания "766 УПТК" передана нам в управление, она остается в собственности Минобороны, но мы теперь являемся управляющей организацией.
— Если вы теперь отвечаете за производство этих роботов, то принят ли на вооружение "Уран-9"?
— Да, более того, сейчас завершается производство первой серийной партии. Вообще, "Ураны" — это хороший научно-технический задел для дальнейших продуктов.
Военные инженеры сводного отряда Международного противоминного центра Вооруженных сил РФ продолжают работу по разминированию восточных районов сирийского города Алеппо
Эксперт рассказал, когда в армии РФ будут массово использовать роботовСМИ назвали российские комплексы "Уран" революционным оружием. В эфире радио Sputnik директор Центра военно-политических исследований МГИМО Алексей Подберезкин высказал мнение, что Россия находится на рубеже нового периода в развитии вооруженных сил.
— Как он себя показал в Сирии? Будет ли доработан по результатам боевого применения?
— Сирия — отличный полигон, позволяющий понять слабые и сильные стороны любого оружия, поэтому доработка по итогам ведется везде и всеми. Мы — не исключение.
— Какие проекты рассматриваете с НПО "Молния"?
— Это очень интересный актив, решением Ростеха он передан в состав концерна. Мы бы хотели с помощью коллег закрыть четвертую составляющую – космос, так как земля, вода и воздух нами уже осваиваются. Нам интересно помочь предприятию закончить те разработки, которые у них идут. Это касается в первую очередь ракет-мишеней.
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала