Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Ихсан Тахери: прямой диалог с талибами начнется в этом или следующем году

© РИА Новости / Евгений ОрелОфициальный представитель Высшего совета мира Афганистана Ихсан ТахериОфициальный представитель Высшего совета мира Афганистана Ихсан Тахери
Ноябрьский визит делегации талибов в российскую столицу и их участие в международной встрече московского формата по Афганистану стали настоящей политической сенсацией. И хотя практические итоги конференции до сих пор являются предметом жарких споров, на сегодняшний день ясно одно: никогда прежде позиции сторон афганского конфликта не были так близки друг к другу. В интервью РИА Новости официальный представитель Высшего совета мира (ВСМ) Афганистана Ихсан Тахери рассказал, когда начнутся прямые переговоры между официальным Кабулом и "Талибаном", какие вопросы правительство готово обсуждать с вооруженной оппозицией, а также готов ли Афганистан отказаться от присутствия иностранных сил.
— Международные встречи по межафганскому урегулированию проходят на различных площадках, в том числе на московской. Последняя такая встреча состоялась в ноябре: на ней, наряду с делегацией Высшего совета мира Афганистана, впервые в истории присутствовали представители политического офиса талибов. Как бы вы оценили итоги этой конференции и ее значение для дальнейшего мирного процесса?
— Встреча в московском формате стала еще одним важным шагом на пути мирного урегулирования в Афганистане. Она показала, что переговоры между правительством страны и "Талибаном" возможны уже в скором будущем. Это позитивный знак. Мы признательны Российской Федерации и региональным игрокам за проведение этой встречи.
Кабул. Архивное фото
Эксперт дал оценку встрече по Афганистану в Москве
rightНа открытии конференции Высший совет мира Афганистана от лица страны (не правительства) обратился к участникам с двумя просьбами. Первая — поддержать запуск прямых переговоров между правительством Афганистана и талибами. И нас поддержали, в том числе Россия и Китай.
Вторая — мы попросили, чтобы любое содействие переговорам между конфликтующими сторонами и мирному процессу не противоречило решениям "Кабульского процесса", Ташкентской конференции по Афганистану и международным встречам улемов (авторитетных исламских богословов — ред.).
Вне зависимости от того, какие усилия вы прилагаете на благо мирного процесса в Афганистане и старта прямых переговоров, вы должны предпринимать эти шаги согласованно с афганским правительством. Нельзя обходить нас стороной. Опыт прошлого показывает, что когда народ одной страны представляет народ другой, при этом не являясь стороной конфликта, это не приносит никакой пользы.
Под конец конференции в Москве атмосфера была очень дружественной. Наша делегация сидела напротив талибов, обсуждения продолжались даже во время кофе-брейков. Никаких негативных слов в адрес друг друга при этом сказано не было. Никакого негатива вообще.
В конце московской встречи все, включая представителей стран Средней Азии, пообещали оказать поддержку Афганистану, координируя свои усилия с нашими властями.
—  Даже Пакистан, который столь часто обвиняют в поддержке террористов в вашей стране?
— Говоря о Пакистане, стоит отметить, что он постоянно заявляет о своей приверженности поддержке мирного процесса в Афганистане, однако до сих пор не предпринял никаких шагов на этом направлении. Ничего из того, что мы видели, не подтверждает на деле слова их руководства — как политического, так и военного.
Мы призываем пакистанские власти хотя бы приступить к выполнению тех обещаний, которые они нам давали ранее, и изменить свои представления о мирном соседстве наших двух стран. Мир в Афганистане выгоден Пакистану, Средней Азии, России и международному сообществу в целом. Война в Афганистане, напротив же, вредит как нашему региону, так и всему миру.
— Как вы оцениваете шансы на то, что правительство и талибы смогут начать переговоры без каких-либо предварительных условий?
— В предыдущие годы, при прежней администрации, мы выдвигали ряд условий: соблюдение положений Конституции, разоружение и другие. Такая позиция привела к тому, что переговоры о мире так и не начались. Сегодня же мы — правительство и Высший совет мира Афганистана — заявляем, что никаких предварительных условий для старта переговоров нет.
Второе заседание Московского формата консультаций по Афганистану. 9 ноября 2018
В МИД рассказали, на каких условиях талибы готовы к разговору с Кабулом
rightСамо собой, когда они начнутся, мы будем обсуждать различные вопросы. А в конце, если дискуссии будут протекать в дружественной атмосфере, нас ожидают результаты. Поэтому наша позиция по тому, чтобы переговоры начались без предварительных условий, в силе. Какую бы повестку "Талибан" ни захотел обсудить за столом переговоров, мы готовы этому содействовать и помогать, делая так, чтобы она стала предметом обсуждения между сторонами.
Если речь зайдет о поправках в конституцию Афганистана, разумеется, этот вопрос должен обсуждаться. Они могут обсуждать его, и порядок внесения поправок в конституцию заложен в основном законе нашей страны, поэтому здесь нет никаких проблем. Любой вопрос, от которого зависит будущее Афганистана, будет обсуждаться.
— В том числе вопрос о выводе из Афганистана международных сил?
— Все может стать предметом дискуссий, когда мы говорим о мире в Афганистане и о его будущем. Мы, Высший совет мира, благодарны народу Афганистана, международному сообществу и всем тем, кто поддерживает мирный процесс в нашей стране. Однако когда мир и безопасность будут здесь восстановлены, у нас больше не будет потребности в присутствии международных сил, которые сейчас находятся в Афганистане для поддержания нашей демократии и безопасности. Никому из наших партнеров больше не нужно будет находиться здесь. Я сейчас говорю о сфере безопасности, а не о дипломатах, конечно же.
Никакие вооруженные силы и их командиры не захотят находиться в стране, где устойчиво поддерживаются мир и стабильность. Семьи этих военных также этого не хотят. Однако в настоящий момент, в силу ряда причин, которые понимают и Совет Безопасности ООН, и афганское правительство, мировое сообщество помогает нам в поддержании нашей безопасности.
Когда Афганистан вновь станет стабильным, у них больше не будет права здесь находиться. У нас есть собственные службы безопасности и свои вооруженные силы. Конечно, сейчас нам нужна поддержка. Она потребуется и в будущем. Однако, безусловно, вывод иностранных сил из Афганистана — это вопрос для обсуждения на прямых переговорах между правительством Афганистана и "Талибаном". Решение должны принять сами афганцы — по миру, по безопасности и по всему остальному.
© AP Photo / Rahmat GulАмериканский вертолет UH-60 Black Hawk во время взлета с авиабазы в КандагареАмериканский вертолет UH-60 Black Hawk во время взлета с авиабазы в Кандагаре
—  Вы обсуждаете вопрос вывода иностранных сил со своими американскими партнерами?
— Это не является проблемным вопросом в наших отношениях с Соединенными Штатами и с другими международными партнерами, которые присутствуют здесь для помощи Афганистану в сфере безопасности. Это решение принадлежит нашему народу. Мы спросили их об этом, и они ответили: "Решать вам". Мы заявили, что любой вопрос в мирных переговорах должны решать сами афганцы. Они ответили: "У нас нет никаких проблем — как афганцы решат, так и будет". Это Афганистан, и именно афганцы должны принимать решения по данным вопросам.
Отношения Афганистана с любой другой страной должны строиться на основе уважения к нашим принципам, традициям и ценностям. Когда мир и безопасность будут восстановлены, то никому, включая меня и других афганцев, не понадобится присутствие иностранных военнослужащих на каждой улице. Это — позор для нас.
Однако сейчас мы нуждаемся в них. Нам необходимо, чтобы они тренировали и консультировали наши службы безопасности. Все эти вопросы будут обсуждаться на мирных переговорах между правительством Афганистана и талибами. Нет такого вопроса, который не подлежит обсуждению.
— Недавно Высший совет мира призвал талибов сесть за стол переговоров с властями до начала президентских выборов в Афганистане, которые намечены на следующий год. Какова вероятность того, что это действительно случится?
— Мы рассчитываем, что прямые переговоры начнутся уже очень скоро. Мы надеемся на это. Чем скорее, чем лучше, поскольку это отвечает интересам мира и безопасности Афганистана. У нас не осталось никаких проблемных моментов, за исключением решения, которое должно принять руководство "Талибана". Они должны сформировать делегацию и подтвердить свою готовность начать прямые переговоры с властями. Ключевые препятствия и проблемы — все это устранено. Правительство подтвердило нам, что готово к прямому диалогу.
Высший совет мира является посредником в мирном процессе, и мы полностью готовы к проведению диалога между сторонами. Мы просим, чтобы талибы как можно скорее озвучили состав своей команды переговорщиков и подтвердили свою готовность, поскольку народ Афганистана устал от войны. Он не хочет, чтобы афганцев и дальше продолжали убивать.
Народ Афганистана пожертвовал многим. Все в нашей стране — с запада до востока и с севера до юга — хотят мира. Талибы должны ответить на мольбы наших людей. А Высший совет мира будет способствовать проведению прямого диалога в любом месте, которое "Талибан" сочтет безопасным и приемлемым для переговоров — будь то в самом Афганистане или за его пределами.
— По официальным данным, в Афганистане орудуют свыше 20 экстремистских группировок и движений, в число которых входят "Талибан", "Исламское государство"* и другие. Тем не менее правительство Афганистана не ведет диалог о будущем страны с кем-либо, кроме талибов. Почему?
Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг. Архивное фото
НАТО надеется на конструктивную роль РФ и Ирана в афганском урегулировании
right
— Все дело в том, что "Талибан" является афганским движением, афганской вооруженной оппозицией. И мы будем вести переговоры о мире именно с афганской вооруженной оппозицией, а не с международными террористическими группировками, которые используют сложную ситуацию с безопасностью в своих целях, не давая спокойно жить гражданам нашей страны и соседних государств.
Запомните: после того, как пройдут мирные переговоры с талибами, когда будет подписано соглашение о мире и начнется его реализация, ИГ* или любая другая террористическая группировка не будут представлять столь серьезной угрозы. Если "Талибан" примет предложение о мире, то в Афганистане не останется ни одной международной террористической группировки. Мы уже наблюдали подобное во время режима прекращения огня. Поэтому когда афганцы договорятся между собой о мире, международная террористическая сеть, орудующая здесь, перестанет существовать. Наши службы безопасности будут сражаться с ними и одолеют их. Разумеется, уровень подготовки боевиков не столь высок, как у наших вооруженных сил.
— Считаете ли вы, что Россия должная повлиять на талибов, чтобы те сели за стол переговоров с правительством?
— Мы обратились с просьбой ко всем международным игрокам, в том числе к России и США, поддержать нашу демократию. Мы просили и просим их помочь Афганистану и афганскому мирному процессу, а также оказать давление на тех, кто поддерживает препятствующие мирному процессу силы — чтобы те перестали это делать.
От имени Высшего совета мира я прошу, чтобы Российская Федерация, координируя свои усилия с правительством Афганистана и ВСМ, помогла нашему мирному процессу с тем, чтобы прямые переговоры между властями и талибами начались в ближайшее время. Это принесет пользу России, Афганистану и всему региону. Мы ценим любые шаги, которые предпринимают РФ и наши ключевые партнеры на этом направлении, согласовывая их с афганским правительством.
— На ваш взгляд, мирные переговоры могут начаться уже в 2019 году?
— Мы надеемся, что прямые мирные переговоры между правительством и "Талибаном" начнутся в самое ближайшее время. Согласно нашим источникам, такое стремление нарастает на различных уровнях руководства "Талибана".
— О каком стремлении вы говорите?
— Стремление к запуску прямого диалога с правительством. Стремление рассматривать вопрос мира в стране в качестве ключевого. Стремление положить конец войне. Все это — вопросы, которые являются "зеленым светом" для будущего Афганистана, и мы надеемся, что прямой диалог между правительством и талибами о будущем страны начнется либо в текущем, либо в следующем году.
— После объявления США новой стратегии по Афганистану и Южной Азии многие полагали, что ситуация с безопасностью в вашей стране улучшится. Тем не менее, судя по поступающим сообщениям, война в различных регионах Афганистана с каждым днем приобретает все большие масштабы. С чем, на ваш взгляд, это связано?
Вице-премьер Афганистана Мохаммад Мохакак во время интервью РИА Новости
Вице-премьер Афганистана заявил, что США ищут пути для бегства из страны
right
— Комментировать ситуацию с точки зрения безопасности не входит в мои полномочия, однако, насколько мне известно, в различных провинциях Афганистана наблюдаются существенные изменения. Афганистан находится в состоянии войны. Мы находимся на передовой в борьбе с международным терроризмом.
Так было и прежде. Когда никто не поддерживал нас, мировому сообществу был нанесен ущерб, поэтому мы ценим любую помощь, поддержку нашей безопасности и, что немаловажно, мирного процесса в Афганистане. Стратегия США по Южной Азии принесла большие изменения. Но нам нужно, чтобы региональные державы также поддерживали нас.
Высший совет мира попросил Россию как ключевого партнера Афганистана тесно сотрудничать с нашим правительством. Какие бы шаги ни предпринимала РФ, она не должна забывать о народе Афганистана и о его правительстве. Разумеется, она и не забывает, однако в это непростое время, когда мы стоим на пороге прямых переговоров с талибами, Россия выступает важнейшим партнером Афганистана. Мы хотим координации, сотрудничества и помощи.
*Террористическая организация, запрещенная в России
Оценить 1
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала