Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Религия и мировоззрение

Религиозные праздники 22 сентября

22 сентября православные верующие чтут память преподобного Иосифа Волоцкого.

Преподобный Иосиф Волоцкий

Дворянский сын Иван Санин родился в 1440 году в отцовской вотчине — селе Язвище-Покровское, близ Волоколамска. Семилетним его отдали в обучение старцу Арсению в Волоколамский Кресто-Воздвиженский монастырь, а в 20 лет он принял постриг (первым в семье — за ним монахами стали три его брата, отец и мать) и 18 лет был послушником Пафнутия Боровского, которого научил монашескому деланию Никита Серпуховской — ученик Сергия Радонежского.

50 обителей, давших, в свою очередь 40 других, основали на Руси выходцы из монастыря преподобного Сергия. А Флорентийский собор, состоявшийся за год до рождения Иосифа Волоцкого, и отказ Московской Руси подписать унию, привели ее к желанной церковно-политической независимости от Константинополя. Именно верность древнему благочестию, провозглашенная великим князем Василием Васильевичем, поддержала потом самостоятельность Руси в годы Смуты, сделала невозможным вступление на Московский престол польского королевича, привела к борьбе за веру в польских владениях, к соединению Малой и Великой России, обусловила падение Польши, могущество России и связь ее с единоверными балканскими народами.

Но она же внутренне оторвала Русь от Запада, а мечта о Москве — Третьем Риме придала русской культуре такой своеобразный национальный характер, который ни внешне, ни тем более внутренне не стерла даже великая западническая реформа Петра I.

Монашество же распалось на два направления. Одно шло от Кирилла Белозерского, собеседника преподобного Сергия и величайшего святого, жившего в начале XV века. Он возглавил ту школу духовного делания, которая с легкостью совмещала сугубую аскезу, и служение миру. Второе сосредоточилось в кольце монастырей, окруживших Москву. Именно из них вышли в XV веке двое святых, оказавших решающее влияние на последующие поколения — Пафнутий Боровский и Иосиф Волоцкий, великие аскеты и великие народные благотворители.

Но среди их последователей уже не было личностей такого масштаба, и для них главной целью стало соблюдение уставов и обрядов. Нетерпимость, сухой аскетизм, суровость, идея неумолимой и строгой справедливости заслонили идею милосердия. Именно на этой почве вырос раскол, духовно обескровивший Русскую церковь в XVII веке, расчистив дорогу секуляризации быта и всей государственной жизни страны при Петре I.

Начался же этот разлом в XV столетии — со столкновения двух  святых, Иосифа Волоцкого и Нила Сорского.

Иосифа, которого его наставник Пафнутий умирая назначил своим преемником, монастырская братия игуменом не признала, и он несколько лет странствовал по разным обителям, пока не основал свой монастырь — на родине, в 20 километрах о Волоколамска. Он ввел там самое строгое общежитие по составленному им самим Уставу, которому были подчинены все служения и послушания иноков. Основой Устава было полное нестяжание, отсечение своей воли и непрестанный труд. У братии все было общее: одежда, обувь, пища. Никто без благословения настоятеля не мог принести в келью даже книг и икон. Часть трапезы иноки по общему согласию оставляли бедным. Сам настоятель неизменно возлагал на себя самые тяжкие послушания.

Много занимались в обители перепиской богослужебных и святоотеческих книг, вскоре волоколамское книжное собрание стало одним из лучших среди русских монастырских библиотек.

С каждым годом обитель преподобного Иосифа все более благоустраивалась. Число питающихся на монастырские средства мирян иногда доходило до 700 человек. Иосиф был великий благотворитель, и села, которые в качестве пожертвований отписывали его монастырю богатые почитатели, он принимал, чтобы иметь возможность помогать нищим и бедным.

В его миропониманиии все люди — включая царей  — служилые, то есть призванные служить другим и подзаконные Закону Божию, и только соблюдая его, они наделяются властью. Неправедному же царю и повиноваться не подобает — ведь он, в сущности, и не царь, если он не слуга Божий. Что уж говорить о других преступниках, особенно еретиках. Их, в понимании Иосифа Волоцкого, необходимо было сурово карать и даже казнить. И в этих своих убеждениях он был столь последователен, что не побоялся вступить в конфликт даже с великим князем Иваном III, когда тот увлекся ересью "жидовствующих".

Нил Сорский, после путешествия на Афон тоже основавший свой скит, как и Иосиф Волоцкий, написал для него Устав — но не регламент монашеской жизни, а аскетическое наставление, как у древних подвижников, для которых главное дело инока не служением миру, а молитва. Что же до соблюдения Закона Божия, то он призывал "повиноваться Богу по божественным Писаниям, а не так бесмысленно, как некоторые", "писаний ведь много, но не все они божественные". Но человек имеет право на ошибку, и если он понял ее и раскаялся — даже если это была явная ересь – надо принять его и простить, как прощает раскаявшихся грешников Господь.

Школа Иосифа Волоцкого давала церкви и государству деятелей, просветителей и иерархов, стоявших на страже устава и порядка. Школа Нила Сорского – духовную элиту, вдохновлявшую личность к внутреннему творчеству и поднимавшую планку духовного развития.

Столкновение двух школ произошло на Соборе 1503 года, на котором Нил Сорский, поддержав великого князя,  выступил  против монастырского землевладения. Иосиф Волоцкий монастырские имения отстоял.

Памятником канонических трудов Волоцкого игумена стала "Сводная Кормчая" — огромный свод канонических правил православной церкви, начатый преподобным Иосифом и завершенный митрополитом Макарием. А его богословские сочинения "Книга на еретики" и "Просветитель" ходили по Руси в многочисленных списках.

Скнчался Иосиф Волоцкий в 1515 году, первое его житие появилось уже в 40-х годах XVI столетия, а в 1591 году было установлено его общецерковное почитание.

Но его школа, победившая в споре с последователями Нила Сорского, лишившись стоявшей во главе ее сильной личности, способной отстаивать чистоту принципов перед лицом высшей светской власти, начала органически срастаться с государством, а монастыри продолжали традицию благотворительности уже в ущерб духовному деланию. Когда подвижники уходили от мира в глубь лесов, мир бежал за ними и покорялся им. Но когда монашество взялось служить мирским началам, мир начал его порабощать, пока к XVIII веку окончательно не покорил себе и чуть было не привел к гибели.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала