Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Глава Fesco: надо привлечь транзит из АТР с Суэцкого канала на Транссиб

© Фото предоставлено FescoГлава Fesco Александр Исурин
Глава Fesco Александр Исурин

Группа Fesco — одна из крупнейших частных транспортно-логистических компаний в России с активами в сфере портового, железнодорожного и интегрированного логистического бизнеса, большая часть ее бизнеса сконцентрирована на Дальнем Востоке. Глава Fesco Александр Исурин в рамках ВЭФ рассказал в интервью РИА Новости, какие основные темы планирует заявить на форуме, как дальше будет развиваться Владивостокский морской торговый порт, зачем компания может продать акции "Трансконтейнера", когда рассчитается с держателями бондов и как работает группа в связи с арестом ее основного акционера Зиявудина Магомедова. Интервью подготовили Ольга Ждан и Надежда Фролова.

— Александр, достигнутые в рамках предыдущих форумов договоренности вылились ли в какие-то практические проекты?

— Разумеется. Все встречи и все подписания носят прикладной характер. К примеру, на прошлом форуме мы подписывали меморандум с компанией "Технониколь", одним из крупнейших экспортеров в Юго-Восточную Азию. А сейчас предварительные договоренности перешли в практическую плоскость, и "Технониколь" является одним из наших постоянных клиентов. Мы подписывали соглашение с Группой "Русагро" — это ключевой клиент, в этом году через ВМТП будет перевалено зерна больше, чем когда-либо до этого. Благодаря соглашению с китайской ZIH мы запустили Fesco Silk Way Shuttle — регулярный контейнерный поезд из китайского города Чжэнчжоу в немецкий Гамбург через территорию России.

— Какие вопросы вы собираетесь поднять и обсудить на этом форуме с партнерами?

Владивостокский морской торговый порт. Архивное фото
ВМТП сообщил о рекордном грузообороте в первом квартале 2018 года

— Основная тема, которую мы хотим обсудить в рамках форума, — привлечение транзитных грузов из Японии и Кореи на маршрут через Дальний Восток по Транссибирской магистрали. Это те грузы, которые сегодня следуют в Европу через Суэцкий канал. А вот большую часть экспортных грузов, которые приходят из этих стран в Россию, мы уже везем через Дальний Восток.

— Это в рамках реализации указа президента по развитию транзитных перевозок?

— Мы и все сообщество давно работаем над развитием транзитных перевозок, указ президента станет для нас хорошим стимулом. Первое направление для транзита — сухопутные перевозки из Китая — самое логичное, растет хорошими темпами, постепенно развиваются МТК "Приморье-1" и МТК "Приморье-2", а вот транзит из Японии и Республики Корея до Европы мы начали прорабатывать чуть больше года назад. Почему нам интересны в первую очередь Япония и Корея? Потому что это интермодальная перевозка, а у нас как раз группа с разными активами — мы можем задействовать собственные суда, порт, вагон и так далее.

© РИА Новости / Виталий Аньков / Перейти в фотобанкРазгрузочно-погрузочные работы во Владивостокском морском торговом порту
Разгрузочно-погрузочные работы во Владивостокском морском торговом порту

— А насколько развиты сухопутные перевозки из Китая, это ведь ключевой партнер России?

— Работать на континентальном направлении Китай-Россия-Европа FESCO начала в конце 2016 года, также есть несколько сухопутных маршрутов из Китая в Россию. Объем перевозок по международным сухопутным маршрутам в 2017 году составил 3,9 тысячи TEU, а в первом полугодии 2018 года уже достиг 6,2 тысячи TEU.

—  Как в отсутствие основного акционера, господина Магомедова, осуществляется стратегическое управление группой?

— Операционным управлением занимается менеджмент — президент и его заместители, которые входят в правление, руководители дочерних компаний и так далее. Так же, как и в любой компании, у нас есть совет директоров. К примеру, в прошлую пятницу состоялось заседание правления, на котором мы утверждали основные параметры бюджета на 2019 год, в тот же день совет директоров одобрил предложения менеджмента. Кроме того, у нас есть утвержденный трехлетний бизнес-план до 2020 года, который мы будем актуализировать в начале следующего года на следующие три года. Вот в рамках этого плана менеджмент и работает.

— Арестованы ли сейчас счета? И как в этом случае группа платит по счетам?

— В рамках следствия ряд счетов были арестованы, мы с этим, конечно же, не были согласны, оспорили это решение. В итоге следствие разрешило с ряда счетов производить обязательные платежи, в том числе налоги и зарплаты. Хочу отметить, что ни один из платежей мы не задерживали.

— Когда планируете опубликовать финансовые результаты по МСФО за 2017 год?

— Я рассчитываю, что отчетность будет опубликована в конце этого года.

— Группа так и не выполнила обязательства перед держателями облигаций. Когда планируете выплаты? В чем основные проблемы?

— До конца года планируем рассчитаться с нашими держателями. Сейчас изыскиваем средства для этих целей. К сожалению, кредитом нашего партнера — банка ВТБ — мы не можем воспользоваться, так как в договорах есть такая стандартная оговорка, что в случае ареста акционера банк не может выдавать новые транши.

— За счет каких средств тогда будете платить? Другой кредит?

— Новый кредит привлечь сложно, так как мы можем брать его только с одобрения основного кредитора — ВТБ. Это будет странно с их стороны разрешить взять кредит в другом банке.

— Какие тогда варианты?

— Увеличивать объемы перевозок, зарабатывать больше, кроме того, сейчас рассматриваем реализацию ряда активов.

— Например, "Трансконтейнер"?

Перевозки компанией Трансконтейнер. архивное фото
"Русал" возобновил перевозки продукции с помощью "Трансконтейнера"

— Из рассмотрения не исключаем и "Трансконтейнер".

— Кто-то готов уже его купить?

— Потенциально да, это же хороший актив, который платит дивиденды, нормально управляется, показывает хорошие результаты. Компания интересна нескольким потенциальным покупателям.

— Если вы продаете "Трансконтейнер", получается, что автоматически аннулируется интерес к пакету акций оператора, который принадлежит РЖД?

— Конечно, если мы свой продадим.

— Вместе с РЖД не планируете свой пакет "Трансконтейнера" продавать?

— Теоретически это можно сделать, но не обязательно. РЖД, насколько я понимаю, не сформировали позицию, когда они будут продавать.

—  Вы будете подавать акции "Трансконтейнера" напрямую покупателю или это будет конкурс?

— Мы не попадаем под действие закона, когда обязательно должен быть конкурс. Мы частная компания. Но, естественно, мы заинтересованы выручить как можно больше. Любой актив, который бы мы ни продавали или покупали, это конкурс или переговоры с несколькими потенциальными контрагентами.

— Продав "Трансконтейнер", Fesco полностью сможет сделать выплаты держателям облигаций?

— Нет, все равно не хватает.

— Вы говорили, что завершите выплаты держателям бондов до конца года или в начале следующего, получается, что "Трансконтейнер" продадите в те же сроки?

— Мы работаем, чтобы с держателями рассчитаться. Мы не можем быть должны денег вечно. У нас есть договоренности, каким образом мы погашаем перед держателями долги. Нам нужно набрать денежную массу. Наша задача — решить вопрос максимально оперативно и эффективно.

— Какой у вас прогноз по контейнерному рынку на 2018 и 2019 годы?

— Если говорить про 2018, то год уже практически закончился, мы считаем, что в дальнейшем рост замедлится, он уже замедляется. К примеру, по итогам 7 месяцев этого года рост был 14%, а вот по итогам года — в импорте будет 10%. Наша оценка, что прирост контейнерного рынка в следующем году составит 7%. В большой степени рост обеспечен за счет экспорта и транзита, и в меньшей — за счет импорта. Но, к сожалению, не стоит забывать про волатильность рубля, здесь результат сложно предсказуем. Импорт будет снижаться, экспорт — расти.

— Какие у вас планы по закупке и продаже подвижного состава?

— Мы завершаем продажу непрофильных активов, поэтому в 2019 году планируем купить фитиновые платформы и зерновозы. Но опять же для этого нужны средства, а первоочередное — это рассчитаться с держателями облигаций.

— Какие планы у группы по развитию ВМТП, как оцениваете работу порта?

— Результатами работы ВМТП можно только гордиться. В прошлом году был рекорд по грузообороту — 7,5 миллиона тонн, за один август этого года был обработан миллион тонн грузов, по итогам 2018 года ждем еще большего роста, рассчитываем перевалить 10 миллионов тонн.

Порт города Владивосток. Архивное фото
Грузооборот торгового порта Владивостока побил рекорд за 120 лет работы
Сейчас порт сильно загружен. Самое логичное, что можно развивать, это увеличение пропускной способности за счет намыва территории за 16-ым причалом. Если это сделать, то пропускная способность увеличится практически в два раза. Стоимость таких работ 120-150 миллионов долларов, срок — 3-5 лет. Но это сложный проект, в том числе с участием государства, потому что частный бизнес не может заниматься дноуглублением, например, и пока это скорее долгосрочные планы развития. Сейчас можно говорить о выносе части мощностей, то есть создании "сухого порта" за пределами ВМТП. Мы уже сейчас часть поездов Fesco отправляем с другой станции — Первая Речка. Вынос генеральных грузов неэффективен, а вот части контейнеров — вполне. К примеру, такая площадка может быть во Владивостоке или Уссурийске. Разумеется, нам нужен свой терминал и в Москве.

 

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала