Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
«Нет стрижек а-ля Надя Савченко»
Как работают салоны красоты в Донбассе
Вера Костамо

Аня, рассказывающая эту историю, не сумасшедшая. Обычная жительница Донецка. «Начался обстрел. Меня ранило, осколок поцарапал ногу. Кто-то втащил меня в подъезд дома, рану обработали и перевязали. Как только стихло, набрала номер косметолога: опаздываю, примешь?» Женщины на войне — и те, кто имеет отношение к службе в армии, и те, кто нет, — не оставили свои мирные привычки. В салонах красоты Донецка, которые не закрылись, очередь расписана на недели вперед.

Война прическе не помеха

— «Ты где? Маша-а? У нас обстрел, ты где?» — «У парикмахера я!» — «Где?! Дура!» — вот такой разговор между клиенткой и ее мужем у меня не редкость, — рассказывает Татьяна. Она стилист, принимает на дому.

Татьяна живет в Донецке, в разгар боевых действий никуда не уезжала, работала: «Тут дом мой, мама, девочки-клиентки». Встретиться с ней очень сложно — запись с утра до вечера. Спрос падал только осенью 2014-го.

Стелла при въезде в город Донецк
Стела при въезде в город Донецк.

— Многие мне говорили: «Вот я сейчас умру, и что? Меня похоронят некрасивой? Без маникюра, бровей и ресниц? Вдруг это со мной сегодня случится, и что, я не должна получить удовольствие?» Очень часто я это слышала и слышу от клиенток. Девочек война не остановит. «Вдруг судьба, а я не при параде!» — рассказывает Татьяна.

Однажды, когда она красила одной из посетительниц волосы, начался обстрел. Снаряд разорвался совсем рядом.

Женщины испугались, но никуда не побежали: «Война войной, а процесс окрашивания запущен. Мы просто переместились под несущую стену в квартире, продолжили заниматься своим делом. Что бы ни происходило, какое бы состояние ни было, девчонки хотят быть красивыми. Ну, стреляют. Я поэтому должна выйти без завивки?»

Татьяна считает, что приходят к ней не только за красотой, скорее — за общением: «У меня все клиенты интересные. Мы одна большая семья».

— Да, у нас война. Прикажете нам теперь платочки завязать и грустными ходить? Если бы все были в депрессии — было бы ужасно. Вообще, красота спасет мир. Люди хотят жить. Сегодня, завтра, долго. Встречаются, влюбляются — война жизни не помеха.

«Танки — это прикольно»

— Жарко, я же девочка, подождите, не фотографируйте, — Ольга с позывным «Лиса» поправляет волосы, выбившиеся из-под шлемофона, — она командир танка.

Внутри машины еще прохладно, несмотря на жару выше сорока градусов. Ольга закрывает люк — «весит 92 килограмма, между прочим» — и зацепляется рыжей косой за какие-то приборы. Все девчонки во взводе продумывают прически, учитывая специфику службы.

Ольга «Лиса», командир танка, командир взвода
Ольга «Лиса», командир танка, командир взвода.

— Я постоянно слышу, что женщине не место на войне, — от гражданских, да и от служащих. Когда только формировался наш женский взвод, конечно, говорили, что не бабье это дело. Надо щи варить и детей рожать. Но когда девчонки показали свое стремление и умение, мальчишки сразу замолчали, — говорит «Лиса». — Но я тоже скажу: женщине не место на войне. Для себя лично я не видела другого выхода, и, видимо, мои девчонки тоже. Не буду говорить громкие слова — долг, Отечество, — нет, прежде всего семья. Потому что у меня сын, у него не было примера отца. Этим примером пришлось стать мне.

В танк заглядывает механик-водитель Маша: синие волосы, маникюр и глаза. Маше — 21. Были и восемнадцатилетние девчонки, которые подали рапорт на службу в женском взводе. «Не взяли. Пожалели, — скажет Ольга. — Сейчас у нас служат девочки от 21 до 27 лет».

— Боятся все, конечно. Только дурак не боится. Иногда девчонки сами справляются со страхом, иногда я могу прикрикнуть — обижаются. Я им говорю: вы меня не должны любить. Чем больше я от вас буду требовать, тем больше вероятность, что вы останетесь живы. И я с вами вместе. В танке нас трое, все друг от друга зависят, — Ольга рвет ветки и складывает в охапку на подставленные Машей руки. — Командир не может позволить себе слабость. Девчонки могут, а я — нет. Иначе зачем я здесь?

Мария, механик-водитель танка
Мария, механик-водитель танка.

Ветки нужны для маскировки танка, сохнут они быстро, поэтому девушки по очереди меняют их на машине.

— Мы каждый день учимся. Нужно быстро реагировать на неполадки. Иногда случится что-то, разобраться не можешь и спрашиваешь его: «Что ты, мальчик мой, хочешь? Что не так?»

У всех танков есть имена, свою машину девчонки назвали Мишей.

По первой специальности Ольга преподаватель украинского языка и литературы, второе высшее образование получает сейчас, учится на юриста. «Преподаватели понимают, где я служу — не всегда успеваю переодеться перед занятиями, — «Лиса» достает телефон и показывает довоенные фотографии, узнать на них Ольгу сложно. — По платьям скучаю, по туфлям и босоножкам тоже, но в форме чувствую себя уютно, хотя никогда не мечтала оказаться в танке». 

Ольга вытягивает руку: «Я маникюр перестала делать только потому, что смысла нет. А вот педикюр — да. Никто не видит, но такие вещи каждая девочка делает для себя — смотришь и думаешь: да, я женщина. Как только появляется минутка свободного времени — конечно, у всех девчонок сразу баня, парикмахерская. Несмотря на то что мы служим, тяга к прекрасному не убывает».

Маша и Алеся обе из семьи военных, но говорят, что дома их решение не сразу приняли. Все-таки девчонки.

— Пришлось ставить родителей перед фактом: я — в армии. За эти семь месяцев мы очень изменились. По-другому стали смотреть на жизнь, мыслить, принимать решения. Стали в какой-то степени жестче, а с другой стороны — многое пропускаем мимо ушей, — у Алеси такой же маникюр, как и у Маши, — небесно-синий, это тоже совместное решение.

1 / 3
Мария, механик-водитель танка.

— Я вешу всего 50 килограммов, а управляю 40 тоннами. Отец переживает, гордится и боится. У него две дочери, одна из них месит грязь гусеницами. Здесь тяжело, но танки — это прикольно, — Маша смеется и повторяет: — Прикольно, да. Женщина должна дома сидеть, ждать. Должна верить и вселять веру в мужчину. Но что делать, если многие мужчины прячутся за нашими спинами.

Безопасное место

Салон «Классика-Креатив» не закрывался ни на один день. Когда Донецк обстреливали, он стал тем самым безопасным местом, куда женщины приходили, чтобы забыть о войне. В центре города было не так страшно, как на окраинах, тут же, в подвале, оборудовали убежище.

Мастер ногтевого сервиса за работой, салон «Классика-креатив», Донецк
Мастер ногтевого сервиса за работой, салон «Классика-Креатив», Донецк.

— Многие клиенты говорили, что как будто попали обратно, в мирную жизнь. У нас работал вайфай, можно было написать родным. Это было время каких-то совершенно новых отношений, душевно новых — 2014-й был годом посиделок. Моя бабушка пережила блокаду, она рассказывала, что в Ленинграде не закрывались парикмахерские. Для женщин это было место встреч, разговоров и взаимной поддержки, — вспоминает Елена Русинова, менеджер салона.

Коллектив сохранился только на 30 процентов, большая часть уехала. В основном сменили место жительства косметологи, потому что их услугами пользовались платежеспособные клиенты. А также те, у кого в Донецке не было семьи и родственников. Цены пришлось снизить втрое по сравнению с довоенными.

По словам Елены, запрос на женственность не исчез.

Независимо от того, чем занимается представительница прекрасной половины — а среди клиенток есть и служащие в армии, и военные врачи, — в их образе нет стиля милитари. «У нас нет стрижек а-ля Надя Савченко».

— Первый год войны, 2014-й, был страшен тем, что каждый день что-то происходило. Вокруг творилось такое, о чем мы даже подумать не могли. Второй, 2015-й, добавил проблем: у людей стали заканчиваться запасы. Было нарушено снабжение, закрылись магазины. Третий, 2016-й, — год ожиданий и встреч, к нам вернулись клиенты, которых не было два года. А 2017-й — год нововведений, в том числе в законодательной базе. Этот, 2018-й, может быть, станет годом мира?

Блондинки

От Донецка до ближайшего города — Макеевки — после десяти вечера меня соглашается везти только таксист. Хотя комендантский час и перенесли, начинается он в час ночи, общественный транспорт перестает ходить гораздо раньше.

Екатерина Извекова, волонтер группы добровольцев  «Общество милосердия 77»
Екатерина Извекова, волонтер группы добровольцев «Общество милосердия 77».

Во дворе за накрытым столом под крупными южными звездами и фонарем сидят девчонки. Сестры, блондинки и «гуманитарщицы». С 2014 года они занимаются помощью тем, кого бросило государство.

У каждой есть с десяток историй про девчонок на войне. И как сказала танкистка «Лиса», «все в этой истории сплелось в тугую косу»: взаимопомощь, обстрелы, голод, отсутствие лекарств, отчаяние, сила, независимость и милосердие. Все, что увидели женщины на этой войне.

1 / 6
Хвостовик минометного снаряда в руках мирного жителя, Донецкая народная республика

В нескольких километрах от дома и сада, в котором с глухим стуком на теплую землю падают яблоки, идет обстрел.

На фоне привычных звуков раздается характерный свист, он нарастает и становится ближе. Девчонки продолжают обсуждать модный в этом сезоне блонд и цены: «Покраситься и постричься уже 500 рублей».

Когда свист уже нельзя игнорировать, кто-то из них смеется и поворачивается в мою сторону: «Машинка, машинка стиральная отжимает и свистит, а ты что подумала? У нас тут у всех музыкальный слух на эти вещи. Во, слышишь, глубже и ниже звук — это к нам. Прилет».

 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала
СМИ: Сенат США рассмотрит бюджет с поправкой против "Северного потока — 2"В Индонезии открылись первые в истории военно-морские учения России и АСЕАННазваны новые симптомы штамма "омикрон"На шахте "Листвяжная" стабилизировали газовую атмосферуПодавляющее большинство россиян останется без новогоднего корпоративаТри российских самолета прибыли в Кабул для эвакуации россиянВ Челябинске самолет выкатился за пределы взлетно-посадочной полосыТрамп порадовался отстранению брата экс-губернатора Нью-Йорка от работыТомская область продлила режим ограничений из-за COVID-19, но смягчила ихАмериканский генерал предрек Украине поражение в войне с РоссиейВ Приамурье создадут бригады для вакцинации пожилых от COVID-19 на домуИсследование показало, сколько кофе выпивают россиянеВ Приморье действие QR-кодов расширили на все непродовольственные магазиныМинобороны направило в Афганистан три самолета для эвакуации россиянСК завершил расследование дела экс-председателя Новосибирского облсуда Ученые Гонконгского университета смогли выделить штамм "омикрон"Кубинские специалисты начали разработку вакцин против омикрон-штаммаВ Приамурье возбудили уголовное дело о халатности при строительстве дамбВойска ВВО будут готовиться к стратегическим учениям "Восток-2022"Исследование Института Рейгана показало, что американцы боятся Китая