Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Анджелино Альфано: нет кризиса, по которому не нужен диалог с Россией

© AFP 2019 / Olivier Morin Министр иностранных дел Италии Анджелино Альфано. Архивное фото
Министр иностранных дел Италии Анджелино Альфано. Архивное фото

Министр иностранных дел и международного сотрудничества Италии Анджелино Альфано в понедельник совершит рабочий визит в Москву, где проведет переговоры с главой МИД России Сергеем Лавровым и заместителем председателя правительства РФ Аркадием Дворковичем. Видный 46-летний политик впервые прибудет в Москву в качестве руководителя внешнеполитического ведомства Италии после того, как в декабре 2016 года его предшественник на посту главы МИД, а ныне премьер-министр Паоло Джентилони сформировал новое национальное правительство. Накануне своего визита в Москву Альфано, который также является сопредседателем Российско-итальянского совета по экономическому, промышленному и валютно-финансовому сотрудничеству, дал эксклюзивное интервью корреспонденту РИА Новости в Риме Сергею Старцеву.

- Господин министр, вскоре вы вновь встретитесь с Сергеем Лавровым. Это будет уже вторая ваша встреча, первая была на форуме министров иностранных дел G20 в Бонне. Каковы будут темы вашей встречи с российским коллегой и какие международные досье вы намерены обсудить?

— Моя встреча с Сергеем Лавровым станет ценной возможностью сопоставить наши точки зрения относительно основных международных досье, по которым мы считаем Россию собеседником, без которого нельзя обойтись. Мы уделим большое место развитию внутрисирийского переговорного процесса, а также стабилизации политической ситуации и ситуации в области безопасности в Ливии, что является для Италии абсолютно приоритетной темой, в том числе, и в связи с географической близостью и с рисками по проблеме безопасности и миграции. Мы обсудим ситуацию на Украине, где мы продолжаем побуждать к своевременному и устойчивому политическому решению.

Совместное участие наших стран в работе Совета Безопасности ООН в 2017 году подводит нас к тому, чтобы также сверить позиции по некоторым инициативам, которые Италия намерена продвинуть в данном контексте, как в том, что касается защиты культурного достояния как составной части стабилизации, так и в повышении роли женщин в деле предотвращения конфликтов. Мы также обсудим наш двусторонний диалог в области противодействия глобальным вызовам, прежде всего насильственному экстремизму, а также перспективы развития двустороннего культурного, научного и технологического партнерства, которое уже является прочным и плодотворным.

- После воссоединения Крыма с Россией США и ЕС начали осуществлять санкционную политику в отношении нашей страны. Не считаете ли вы, что антироссийские санкции должны быть как можно скорее отменены, в том числе и потому, что они противоречат интересам самой Европы?

— Я много раз говорил и не могу не подтвердить, что санкции представляют собой инструмент, а не самоцель. Это означает, что их применение обусловлено одной целью — восстановить позитивный диалог с Москвой, некоторые политические решения которой мы не разделяем.

Срок действия санкций привязан к выполнению минских соглашений. Только конструктивные усилия, направленные на достижение этой цели, позволят открыть путь к пересмотру санкционного режима. Несомненно, мы надеемся, что этот момент может наступить скоро, принеся новые возможности для экономики и предприятий двух наших стран.

- Украинский кризис все еще далек от своего разрешения. К сожалению, недавнее развитие событий, в частности введение Киевом транспортной блокады Донбасса, еще более осложняет ситуацию. В Риме не раз заявляли, что альтернативы минским соглашениям нет, но стороны, участвующие в конфликте, обвиняют друг друга в невыполнении договоренностей. Что, по вашему мнению, может и должна сделать Европа, чтобы содействовать разрешению этого кризиса?

— Возобновление столкновений в Донбассе с конца января является для нас причиной серьезной озабоченности, поскольку оно дает понять, что путь к стабилизации этого региона еще очень труден. Это не должно служить тормозом, ситуация должна скорее побудить нас с большей силой поддерживать усилия по посредничеству в существующих переговорных форматах от нормандской группы до Трехсторонней контактной группы при посредничестве ОБСЕ. Тем не менее основополагающей является возможность рассчитывать на политическую волю сторон прийти к компромиссу, избегая максималистских позиций и взаимных провокаций, которые не помогают переговорам. На этом этапе компромисс не только возможен, но и необходим. А значит важно, чтобы ЕС и все международное сообщество продолжали поддерживать работу нормандского формата, имея в виду разработку окончательной дорожной карты для реализации минских соглашений.

- Почти сразу после вашего назначения на пост министра иностранных дел вы дали понять, что хотели бы возвращения к G8. Как вы считаете, когда станет возможным возвращение России в этот клуб? И может ли майский саммит G7 в Таормине послужить для того, чтобы рассмотреть данную проблему?

— Важность диалога с Москвой по темам, представляющим взаимный интерес, — это принцип, разделяемый в кругах как ЕС, так и НАТО. Мы считаем, что пространство для созревания данной ориентации существует и внутри форума G7. Как я уже говорил, надеюсь, что саммит в Таормине станет последним в формате G7 и что следующий после Таормины пройдет уже в формате G8 с участием России. Этот сценарий, однако, зависит от конструктивного и нацеленного на сотрудничество подхода Москвы. Мы верим, что Россия вскоре вновь станет надежным партнером, конструктивный вклад которого на международной арене мы имели возможность высоко оценить в прошлом.

- Италия приветствовала совместные обязательства России и Турции по сирийскому досье. В этом контексте вы, кстати, упоминали о важности конференции в Астане. Как вы видите сегодня возможность политического решения в Сирии и роль России в этом процессе?

— На всех многосторонних форумах и в ходе многочисленных контактов со странами, в наибольшей степени вовлеченными в сирийский конфликт, Италия выражала свою поддержку инициативам, направленным на продвижение прекращения огня и на возобновление женевского процесса, только в результате которого может возникнуть инклюзивное и заслуживающее доверия политическое решение.

Членство Италии в Совете Безопасности совпало с обновленным стимулом для усилий по продвижению политического решения сирийского конфликта, который продолжается уже шесть лет. В этом смысле российско-турецкая инициатива по прекращению огня представляет собой позитивный фактор, поскольку она привела к ощутимому снижению уровня насилия, внеся вклад в возобновление женевских переговоров под эгидой ООН. Сегодня астанинский процесс, который мы рассматриваем как полезный опыт, переживает период трудностей, о чем свидетельствует интенсификация нарушений перемирия. Мы выражаем надежду, что этот период вскоре может быть преодолен и что Астана сможет привести к устранению наиболее серьезных нарушений вместе с принятием мер по укреплению доверия (освобождение пленных, гуманитарный доступ), которые позволят продвинуть вперед женевский политический процесс в более благоприятной атмосфере для достижения решения. Под этим углом зрения мы считаем, что Россия может и должна играть первостепенную роль в восстановлении перемирия и разблокировании гуманитарного доступа на территории, осажденные режимом, положив конец поведению, которое является весьма опасным и с точки зрения международного гуманитарного права, и с этической точки зрения.

Что касается перспектив политического решения, мы подтверждаем нашу поддержку и наше доверие к посредничеству спецпредставителя ООН по Сирии Стаффана де Мистуры и его усилиям, направленным на то, чтобы добиться обязательств от сирийских сторон на консультациях в Женеве и обсуждать при посредничестве ООН наиболее важные проблемы, касающиеся будущего Сирии, стараясь избегать закрытости и принципиально жестких позиций. В этом отношении мы подтверждаем, что все без исключения страны Международной группы поддержки Сирии (МГПС) должны быть последовательны в том, что касается обязательств, принятых в декабре 2015 года. Как известно, от этих обязательств берет начало Резолюция СБ ООН 2254 — ключевая резолюция, которая является основой и дорожной картой для устойчивого и заслуживающего доверия политического решения, и все члены МГПС несут четкую ответственность по поддержке ее выполнения. В этом отношении Россия может играть решающую роль, имея в виду положительное влияние, которое Москва в силах оказать в отношении сирийских сторон и в особенности на дамасский режим, вовлекая его в честные переговоры. Без заслуживающего доверия политического перехода не будет ни примирения в Сирии, ни возможной победы над терроризмом.

- На Ближнем Востоке существует еще одна весьма важная проблема для интересов Италии, а именно примирение в Ливии. Как вы оцениваете возможности, которые может открыть сотрудничество с Россией по этой проблеме, имея в виду, что Москва поощряла контакты между Триполи и Тобруком?

— Мы убеждены, что скоординированные действия международного сообщества могут повлиять на ситуацию и в этой связи рассчитываем на конструктивный подход Москвы, которая неизменно демонстрировала поддержку Ливийскому политическому соглашению в соответствии со своим положением постоянного члена Совета Безопасности ООН. Сотрудничество с Россией по этому досье идет уже весьма интенсивно, что показывают не только частые двусторонние контакты, но также участие Москвы во всех встречах высокого уровня по данному досье. Я имею в виду совещания в Риме, которые состоялись за несколько дней до подписания Ливийского политического соглашения, а затем в Вене и Нью-Йорке.

В этом контексте нельзя не приветствовать любую инициативу, которая может поощрить контакты между сторонами и способствовать национальному примирению в рамках Ливийского политического соглашения. Не только Россия, но и все международное сообщество занимается этим, чтобы способствовать большей инклюзивности и лучшему функционированию институтов, потому что мы не можем позволить, чтобы Ливия вновь погрузилась в хаос, тем более принимая во внимание негативные рецидивы, связанные с терроризмом и контрабандой людей.

- Италию и Россию долгие годы связывали отношения, которые обе стороны определяли как стратегическое партнерство. Каким вы видите ближайшее будущее наших двусторонних отношений? И как оцениваете сотрудничество между Италией и Россией на международной арене?

— Наши двусторонние отношения всегда были исключительно плодотворными в политическом и экономическом отношении. Несмотря на трудности, связанные с украинской ситуацией, мы твердо верим в диалог с Россией и работали над тем, чтобы и у наших партнеров созрело убеждение в том, что не существует международного кризиса или глобального вызова, по которым можно было бы исключить сопоставления мнений с Москвой. Интенсивность наших контактов на всех уровнях демонстрирует, что существуют деликатные и имеющие серьезное значение для нашей безопасности сферы, где мы — Италия и Россия — чувствуем необходимость сопоставлять позиции и сотрудничать. И на экономическом уровне в условиях сложной конъюнктуры как из-за общего замедления глобальной экономики, так и из-за международных санкций мы смогли найти инновационные пути для партнерства, выявляя новые и соответствующие международной дисциплине опции.

В Москве я проведу встречу с вице-премьером Дворковичем, вместе с которым мы являемся сопредседателями Российско-итальянского совета по экономическому, промышленному и валютно-финансовому сотрудничеству. В ноябре прошлого года после четырехлетнего перерыва к большому удовлетворению властей, экономических и предпринимательских кругов состоялось его пленарное заседание. Оно стало ясным свидетельством наших обязательств по продвижению к стабильному и неизменному возобновлению двустороннего партнерства. В этом конструктивном и создающим основу для дальнейшей работы духе мы и встретим ближайшие месяцы.

- В преддверии саммита Евросоюза в Риме президент Франции Франсуа Олланд выдвинул идею ЕС разных скоростей, чтобы перезапустить процесс европейской интеграции. Разделяет ли Италия такую точку зрения? И что сегодня нужно сделать для противодействия опасности распада, появившейся после Brexit?

— В преддверии Римского саммита 25 марта лидеры Италии, Франции, Германии и Испании 6 марта в Версале решили начать путь совместных размышлений над видением Европейского союза в ближайшие десять лет.

Один из первых и наиболее важных результатов этих размышлений состоит в необходимости вновь двинуться в путь, потому что, как напомнил председатель Совета министров Италии Джентилони, выступая 15 марта в Европарламенте, "остановившаяся Европа обречена на возвращение назад".

И в этом движении, если мы не сможем идти вперед все вместе, маршрутом станет "дифференцированная интеграция", основанная на принципе гибкости. Итальянское видение проблемы состоит в том, чтобы работать вместе с другими европейскими партнерами для Европы "концентрических кругов", которая будет в силах продвигать вперед совместный проект с государствами, которые хотят идти в направлении "все более тесного Союза", начиная с таких сфер, как оборона и европейская социальная политика.

Перед лицом опасности распада, связанной с Brexit, Италия до сих пор была среди главных действующих лиц, дающих европейский ответ на институциональный кризис, начатый Соединенным Королевством, внося свой вклад в превращение негативного по сути явления в возможность улучшить и изменить Союз — сделать Союз более быстрым в решениях, более внимательным к требованиям граждан и способным иметь больший вес на международной арене.

Именно это мы начали делать с запуском римской повестки дня вчера 25 марта. Эта повестка дня помогает возвратить перспективу европейскому проекту, показывая европейским гражданам и всему остальному миру идею Европы будущего — безопасной Европы, Европы благосостояния, социальной Европы, Европы более сильной в глобальном масштабе. При этом она исходит из осознания того, что Рим-2017 представляет собой отправной пункт, а не саму финальную цель. Впрочем, на сей раз мы имеем дополнительный фактор по сравнению с прошлым: отправившись из Рима, мы начали намечать направление движения, в котором надо будет идти следующие десять лет и строить Европу завтрашнего дня.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала