Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Stratfor рассказал о "новых лицах" сирийского конфликта

© AFP 2019 / Fayez NureldineЖители Саудовской Аравии смотрят на пыльную бурю в Эр-Рияд. Архивное фото
Жители Саудовской Аравии смотрят на пыльную бурю в Эр-Рияд. Архивное фото
В сирийский конфликт вовлекается все больше участников, преследующих совершенно разные цели, что подрывает попытки выступить против ИГ единым фронтом, считают аналитики американского исследовательского центра.

МОСКВА, 27 дек — РИА Новости. Аналитическая компания Stratfor проанализировала возможные последствия участия в сирийском конфликте "новых лиц" — членов так называемой исламской военной коалиции, о создании которой недавно объявила Саудовская Аравия.

Министр обороны Саудовской Аравии принц Мухаммед бен Салман
Зачем Саудовская Аравия создает "Исламскую коалицию"Если кому-то идея "Исламской коалиции" показалась блефом и игрой на публику, то напрасно. Саудовская Аравия начинает свою игру, замечает Елена Супонина.
"Конца войне в Сирии не видно, и в этот конфликт втягивают все больше стран. Реагируя на давление со стороны США и стремясь заполучить больше влияния в том, что касается хода сирийской гражданской войны, саудиты пытаются скоординировать размещение войск на территории Сирии вместе со своими союзниками", — говорится в статье, опубликованной на сайте центра.

Некоторым странам — в особенности США и Турции — выгодно присутствие войск арабской коалиции на сирийской территории. Вашингтон, в частности, находится под огнем критики из-за того, что нет прогресса в борьбе с "Исламским государством" (запрещено в России — ред.), и потому он заинтересован в том, чтобы задействовать в регионе дополнительные силы. США хотят, чтобы это были именно региональные силы, так как они стремятся избежать еще большего втягивания себя в конфликт.

Анкаре присутствие войск коалиции Эр-Рияда помогло бы узаконить в глазах арабских соседей участие Турции в сирийском конфликте. Кроме того, с точки зрения аналитиков Stratfor, турки обеспокоены усилением присутствия в регионе России и Ирана и ищут дополнительной поддержки в операциях международной коалиции.

"Тем не менее, более активное участие арабских стран в сирийской гражданской войне может подорвать любые попытки создать единый фронт по борьбе с ИГ в Сирии", — констатируют авторы исследования. Хотя бы потому, что созданную Эр-Риядом коалицию никак нельзя назвать сплоченной. Такие страны, как Пакистан, Малайзия и Индонезия, отказались к ней присоединиться. Кроме того, в глаза бросается отсутствие в списке ее членов Ирана и самой Сирии.

Колонна автомобилей с боевиками Исламского государства на пути из Сирии в Ирак
Кто с кем воюет в СирииГражданская война в Сирии продолжается с 2011 года, и в этот конфликт втягиваются все больше сторон. Существует ли пресловутая "умеренная оппозиция", чего добиваются "Аль-Каида" и ИГ, почему ливанцы сражаются друг против друга на вроде бы чужой войне – в материале РИА Новости.
Важнейшим фактором, препятствующим общим усилиям в борьбе с ИГ, с точки зрения аналитиков Stratfor, является поддержка различными странами противоборствующих сторон конфликта.

В этом отношении особую тревогу возможное присутствие саудовских войск в Сирии вызывает у Тегерана. "Учитывая, что Иран уже оказал значительную помощь своими войсками в этом конфликте сирийскому правительству, риск стычек с саудитами и союзными силами резко возрастет", — пишут аналитики Stratfor.

Единой борьбе с ИГ мешают и военные действия между турками и курдскими Отрядами народной самообороны у турецко-сирийской границы. В частности, привлечение арабских войск насторожит курдов из оппозиционного альянса "Демократические силы Турции", особенно если принять во внимание недавние, предположительно, арабско-курдские столкновения в рамках борьбы за некоторые ключевые города на севере Сирии.

Под вопросом и то, смогут ли страны Персидского залива развернуть достаточное количество войск в Сирии. Дело в том, что саудиты и их региональные партнеры сейчас активно вовлечены в военные действия в Йемене. Обычно в подобной ситуации они обратились бы к своим арабским партнерам — в первую очередь к Египту и Иордании.

Однако в сирийском конфликте Каир, часто имевший дело с внутренними мятежами, естественно, поддерживает правительство в его борьбе с повстанцами. Из-за этого были испорчены отношения между Египтом и Турцией. Кроме того, Каир стремится укрепить свои военные и дипломатические связи с Москвой, которая, как и Тегеран, считает необходимым согласование с Дамаском любых военных операций на территории Сирии.

Иордания, напротив, поддерживает Саудовскую Аравию, Катар и США в их стремлении помочь повстанцам в Сирии, особенно "Свободной сирийской армии" на юге.

"Тем не менее, иорданцы ведут себя, к разочарованию повстанцев, более осторожно и сдержанно — Амман продолжает опасаться внезапного и дестабилизирующего краха сирийского правительства, который даст возможность экстремистам претворить свои планы в жизнь на фоне хаоса", — отмечают аналитики.

Таким образом, региональные и глобальные участники сирийского конфликта преследуют совершенно разные цели, и хотя все больше стран готовы увеличить свой вклад в борьбу с ИГ, эта разница мешает созданию единого фронта. "Внимание основных участников конфликта сфокусировано главным образом на своих врагах, а не на ИГ", — делают вывод аналитики Stratfor.

© ИнфографикаИстория исламистского терроризма
История исламистского терроризма
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала