Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Иностранная интервенция: как зарубежные архитекторы завоевывают Москву

После череды скандалов вокруг проектов звездных западных зодчих российская столица наконец готова принять современную архитектуру. Правда, на своих условиях, считает Анна Михайлова.

Анна Михайлова, для МИА "Россия сегодня"

Современную Москву принято считать недружелюбным городом для зарубежных архитекторов. Не секрет, что в постперестроечные годы иностранные проекты развивались здесь с трудом. Они лишались финансирования, затягивались, а то и вовсе сворачивались без видимых причин.

Но за последние пару лет ситуация сдвинулась с мертвой точки. Вместе с модными урбанистическими веяниями в Москву вновь пришли зарубежные специалисты.

Британский след

Самый свежий пример — открытие Dominion Tower Захи Хадид, британской легенды деконструктивизма арабского происхождения. Заполучить здание авторства Хадид мечтает любой мегаполис, но российская столица "сопротивлялась" почти 10 лет.

Идея появилась еще в начале нулевых годов, однако реализация буксовала практически на каждом этапе. В какой-то момент казалось, что футуристическому бизнес-центру на улице с "романтическим" названием Шарикоподшипниковская уготована судьба башни "Россия" — другого проекта архитектора с мировым именем. Гуру британской архитектуры Норман Фостер спроектировал для Москвы-Сити небоскрёб высотой 612 метров. Он должен был стать самым большим в Европе, но в связи с экономическим кризисом 2008-го от строительства решено было отказаться.

Финансовые потрясения тоже спутали карты застройщикам Dominion Tower, но от плана они не отступили, а лишь адаптировали его под местные реалии с помощью российского архитектора Николая Лютомского.

В процессе этой "подгонки" проект значительно подешевел и потерял в исполнении. Ни горизонтальных навесных террас, выдвинутых из здания на 20 метров, ни бесшовных панелей, меняющих цвет, ни "ощущения полёта", лежавшего в основе первоначального проекта.

В итоге вместо ожидаемого архитектурного события получился просто небольшой (по меркам Хадид) семиэтажный комплекс на тихой улице в промзоне на востоке Москвы. Конечно, на фоне довольно обыденных местных пейзажей — серые пятиэтажки, роддом, машиностроительный завод — здание выглядит, как инопланетный корабль. Но, возможно, именно за счет этой несуразности масштаба и местоположения столица вместо новой туристической достопримечательности получила необычное, но невыдающееся офисное здание.

И всё же сам факт наличия здания авторства Захи Хадид для Москвы — безусловная победа. А вот российские приключения сэра Нормана Фостера хеппи-эндом не закончились. После фиаско с небоскребом вся надежда была на его проект реконструкции Пушкинского музея. Конкурс провели еще в 2008-м, и к 2018-му четырнадцать корпусов ГМИИ на Волхонке должны были объединить в единое выставочное пространство — "Музейный городок".

Однако британец не смог преодолеть противостояние московских градозащитников. Больше всего нареканий у них вызвал проект стеклянного выставочного центра. Его планировалось возвести напротив храма Христа Спасителя на месте кремлевской автозаправки 30-х годов, являющейся выявленным памятником архитектуры.

Последняя попытка договориться была сделана в 2012-м: к столетию Пушкинского Ирина Антонова, бывшая тогда директором музея и главной сторонницей проекта Фостера, организовала общественное обсуждение проекта реконструкции. Антонова терпеливо убеждала скептиков в положительном эффекте от соседства современной архитектуры с историческими памятниками, приводя в пример знаменитые стеклянные пирамиды Бэй Йюмина у входа в Лувр.

© РИА Новости / Светлана ЯнкинаПроект реконструкции ГМИИ имени Пушкина от бюро Нормана Фостера
Проект реконструкции ГМИИ имени Пушкина от бюро Нормана Фостера

Но и это не помогло. Активисты общественной организации "Архнадзор" настаивали на том, что смелые идеи Фостера не вписываются в облик старой Москвы и угрожают ближайшим объектам культурного наследия. Споры затянулись еще на год, и в итоге британец отказался от проекта, заявив, что российская сторона изолировала его от процесса реконструкции.

В 2014 году провели новый конкурс, на этот раз в закрытом режиме. Победило московское архитектурное бюро "Меганом" во главе с Юрием Григоряном. Их проект "Ризосфера", ориентированный на сохранение исторической застройки и облагораживание внутримузейной территории, пришелся по душе и чиновникам, и ревнителям консервативных городских ценностей.

Возможно, достанься Фостеру проект не в старой Москве, а на городской окраине или в промзоне по соседству с Хадид, его приняли бы также благосклонно.

Малые голландцы

Куда более удачливыми в покорении московских блюстителей "архитектурной нравственности" оказались голландские мастера.

Открытие года — новое здание музея современного искусства "Гараж" в Парке Горького стало событием в городской жизни еще до того, как двери музея распахнулись для публики в прошедшем июне. Что неудивительно, ведь само название "Гараж" получил от своего первого "дома" — Бахметьевского автобусного парка, спроектированного советскими авангардистами Мельниковым и Шуховым. Музей с такими корнями просто не мог подвести выдающихся праотцов.

© РИА Новости / Максим Блинов / Перейти в фотобанкНовое здание музея современного искусства "Гараж" в Парке Горького
Новое здание музея современного искусства Гараж в Парке Горького

Строить новый "Гараж" пригласили влиятельного голландского архитектора-теоретика Рема Колхаса, к слову, учителя Захи Хадид.

В качестве площадки мэтру предложили чудом уцелевший после сельскохозяйственной выставки 1923 года павильон "Шестигранник", а также выгоревший в перестройку типовой ресторан конца 1960-х "Времена года".

Будучи поклонником советского модернизма, Колхас с энтузиазмом взялся за дело. Всего за три года его бюро ОМА создало практичное, многофункциональное и, что немаловажно, бюджетное музейное пространство в сердце столицы.

Новый "Гараж" получил исключительно положительные отзывы, но, наверное, лучше всего о нем сказал сам Рем Колхас: "Наше здание работает, как аэропорт — оно открыто для посетителей со всего мира".

Дом, который не построил Эгераат

Однако не стоит думать, что зарубежных архитекторов приглашают в Москву исключительно для работы над публичными пространствами. За последние годы значительно возросла доля участия иностранных специалистов в строительстве жилых комплексов.

Началось всё с ещё одного голландца — Эрика ван Эгераата, на счету которого сразу два амбициозных проекта элитного жилья в Москве. В 2001-м он спроектировал ЖК "Русский авангард", посвященный русским художникам первой половины ХХ века.

По замыслу нидерландского архитектора, пять зданий на Якиманке, выходящих окнами на Третьяковскую галерею, должны были называться: "Кандинский", "Родченко", "Попова", "Малевич" и "Экстер".

Увы, оригинальная идея не понравилась бывшему мэру Москвы Юрию Лужкову, и, несмотря на то, что проект прошел все этапы согласования, строительство так и не началось.

Эгераат не унывал, ведь у него был еще один проект в России — дуэт небоскребов "Город столиц" в Москве и Санкт-Петербурге. Стройка в Сити началась, но в какой-то момент выяснилось, что задумка модного голландца слишком дорога, и план радикально упростили, фактически вытеснив автора из проекта.

Эту обиду Эгераат простить не смог. В 2008-м подал иск в Стокгольмский арбитражный суд, обязавший застройщика выплатить голландцу более 12 миллионов рублей и отказаться от его эскизов. "Город столиц" в итоге достроили, а вот Эгераат с тех пор зарекся иметь дело с небоскребами как в России, так и где-либо еще.

В перспективе

Как бы тяжело ни складывались взаимоотношения города и зарубежных архитекторов в прошлом, сегодня Москва демонстрирует, что готова к переменам. В ближайшие пару лет в столице появятся несколько знаковых построек, реализованных иностранцами.

Пожалуй, самым ожидаемым из них станет парк "Зарядье" на месте снесенной гостиницы "Россия". Этим проектом занимается американская студия DillerScofidio + Renfro.

По плану архитектора Чарльза Ренфро, "Зарядье" объединит в себе четыре природные зоны — тундру, лес, степь и болота, таким образом приблизив Москву к другим частям страны. Масштабный проект также предполагает создание в парке в двух шагах от Кремля искусственного микроклимата. Предусмотрен и подземный паркинг, что наверняка обрадует жителей столицы.

Еще один парк появится в Москве уже в наступающем году. К этому времени итальянское бюро LAND Milano Srl обещает превратить 40 гектаров бывшего аэродрома имени Фрунзе на Ходынском поле в любимое место для ценителей природы и искусства.

Здесь будет всё — зоны для детских игр и занятий спортом, открытый амфитеатр для летних представлений, выставочная площадка, светящийся луг, музыкальная башня и даже грибы-павильоны, где можно укрыться от дождя. К открытию парка городские власти обещают запустить на Ходынке станцию метро.

Для тех же, кто предпочитает проводить досуг в помещении, в 2018 году там же, на Ходынке, откроется новое здание Государственного центра современного искусства (ГЦСИ). За его создание взялись прогрессивные ирландцы из Heneghan Peng Architects. Их дерзкий проект уже подвергли критике, окрестив "стопкой неаккуратно брошенных брусков".

Впрочем, как показывает практика, Москва "не сразу строилась" и уже вполне доказала, что готова к архитектуре с мировым именем. Пусть пока и за пределами исторического центра.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала