Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Религия и мировоззрение

Патриарх Африки: нужно различать традиционный ислам и фанатичный

© Фото : фото предоставлено пресс-службой Московской патриархииАлександрийский патриарх Феодор II
Александрийский патриарх Феодор II
О сложном положении православных жителей Египта, о вызовах религиозного фундаментализма, о благотворительной деятельности в самых бедных странах Африканского континента, а также об отношениях с Русской православной церковью и о ситуации на Украине рассказал в интервью РИА Новости патриарх Александрийский и всей Африки Феодор II.

Христиане Африки, несмотря на бедность и непрекращающиеся вооруженные конфликты, не оставляют попыток наладить диалог с исламским миром. О сложном положении православных жителей Египта, о вызовах религиозного фундаментализма, о благотворительной деятельности в самых бедных странах Африканского континента, а также об отношениях с Русской православной церковью и о ситуации на Украине рассказал в интервью РИА Новости патриарх Александрийский и всей Африки Феодор II, совершивший в конце августа паломничество по России. Беседовал Алексей Михеев.

- Ваше святейшество, вы частый гость Русской православной церкви. Каковы ваши впечатления от нынешнего паломничества по России?

— Для меня большая радость снова находиться в России. Прошло уже 30 лет с тех пор, как я впервые приехал в вашу страну. Я прожил здесь 10 лет. Как известно, я патриарх всей Африки, всех православных людей континента. Скоро я отправлюсь в Южный Судан и перед тем, как начать этот долгий путь, я приехал в Россию, чтобы набраться сил. Я был на Соловецких островах, в том месте, где погибли 40 тысяч гонимых сталинским режимом человек. Там я молился за людей, которых сейчас убивают и преследуют на Востоке.

- У Александрийской и Русской православных церквей богатый исторический опыт сотрудничества и взаимной поддержки. В свое время вы пять лет пробыли экзархом Александрийского патриархата в Русской церкви. Каковы сейчас отношения двух церквей и как вы оцениваете перспективы развития этих отношений?

— Каждый раз, когда я приезжаю в Россию, я вижу, как сближаются церковь и люди. За прошедшие годы произошли очень большие изменения. Молодые люди все больше интересуются христианством, и я считаю, что они отдыхают внутренне, живя жизнью православной церкви.

Для меня это образец. Для меня, который денно и нощно ходит пешком по Африке, посещая все ее народы. Наша церковь строит в Африке школы, чтобы местные жители могли хоть как-то получать образование. Мы открыли 3 тысячи врачебных пунктов, чтобы людям оказывали хотя бы минимальную медицинскую помощь. Я не могу говорить о каком-то миссионерстве, о какой-то проповеди, если я сначала не смогу хоть немного изменить к лучшему жизнь этих людей. Мы навещаем их в их жилищах и понимаем, что они никогда в жизни не видели мыла. Они фактически живут в земле. Совсем недавно я был на Мадагаскаре и видел 2 тысячи маленьких детей, которые меня окружали, — и ни один из них не был обут.

Вы можете понять, в каких сложных условиях мы живем. И я хотел бы от всего сердца поблагодарить Русскую православную церковь, которая оказывает нам всю посильную помощь, невзирая на то, что во всем мире сейчас кризис.

- Мы много слышим о тех притеснениях, которые терпели христиане в Африке и на Ближнем Востоке в последнее время. Каково сейчас положение вашей паствы в мусульманских странах Африки? Удается ли найти общий язык, наладить взаимоотношения с мусульманским большинством – и каким образом? Чувствуется ли поддержка православных церквей и всего христианского мира?

— Мы видим очень большую опасность, исходящую от фанатиков, и видим очень большую проблему в распространении идей джихада (священной войны против неверных – ред.). Я хотел бы подчеркнуть, что следует различать ортодоксальный, традиционный ислам и ислам фанатичный. Я встречаюсь со многими мусульманами в Египте и за его пределами, и они являются настоящим источником благородства и доброты. Мы общаемся очень дружественно — я рассказываю им о Евангелии, они мне рассказывают о Коране, и мы находим точки соприкосновения. Они уважают мою веру, и я уважаю их веру. Поэтому мы вместе ведем борьбу, вместе работаем для того, чтобы сделать будущее наших народов лучше. Еще раз хочу напомнить — есть хороший ислам и есть фанатичный ислам, который приносит проблемы везде, где он существует.

Это настоящая опасность и настоящая проблема для нас, патриархов Востока – глав православных церквей Александрии, Антиохии и Иерусалима. Поэтому время от времени мы собираемся, чтобы понять, что мы могли бы сделать, чтобы улучшить жизнь христиан. И я также, как могу, помогаю нашей братской Коптской церкви, в которой очень много пострадавших от мусульманских фанатиков. Мы очень дружим с Коптским патриархом. Как и меня, его зовут Феодор Второй, и это очень добрый человек. Мы вместе живем в Египте, и между нами настоящее христианское сотрудничество. Также мы сотрудничаем с духовным предводителем мусульман Египта — достойнейшим и благороднейшим человеком, который всегда осуждает фанатиков.

- Как вы считаете, что должно произойти и может ли вообще что-то произойти, чтобы конфликты на религиозной почве на Востоке прекратились?

— Я не думаю, что они прекратятся, к сожалению. Потому что есть люди из других стран, поддерживающие и использующие фанатиков в своих целях. Это политический план – развязать войну между народами, чтобы продавать оружие.

- Наверное, вы слышали о том, что на Украине сейчас фактически идет гражданская, братоубийственная война…

— Сегодня я сослужил патриарху Кириллу и слышал молитву о мире на Украине, которая читается на каждой Божественной литургии. Я жил на украинской земле, в Одессе, я хорошо знаю украинский народ и хорошо знаком с верующими на Украине. Мое сердце болит, когда я вижу, что там люди воюют, что два народа, между которыми всегда была дружба, разделены политическим конфликтом. И это настоящий грех, это настоящее бедствие, когда между братскими народами создаются такие проблемы. Я делаю все возможное, чтобы донести эту мысль до политических и религиозных деятелей.

- В украинском конфликте страдают и верующие Украинской православной церкви, причем не только в зоне боев, но и на мирной, подконтрольной киевским властям территории. Раскольники при поддержке боевиков-националистов препятствуют богослужениям, захватывают православные храмы. Церковь пытаются вовлечь в политический конфликт, заставить поддержать ту или иную сторону. Что бы вы могли сказать в поддержку канонического православия на Украине?

— Для меня, как для Александрийского патриарха, каноническим главой Украинской церкви является блаженнейший митрополит Онуфрий. Я очень близко его знаю, знаю, насколько он духовный человек.

К сожалению, приходят какие-то люди извне и навязывают украинскому народу эти противоречия. Как православный патриарх, я прошу верующих на Украине оставаться под омофором канонического главы Украинской церкви — митрополита Онуфрия.

- Сейчас в России "Основы православной культуры" разрешается включать в общеобразовательный курс средней школы. А как узнают о вере и как приходят к ней члены Александрийской церкви? Есть ли какая-то катехизация, духовное образование в Александрийской церкви и какова его система? Где проходит учебу будущее духовенство?

— Мне очень радостно, что дети могут узнавать о своей вере – таким образом, они смогут осознанно выбрать путь, по которому им предстоит идти. Но очень важно, чтобы они узнали именно о любви и помощи Божией. Это главное, что сможет помочь им в жизни.
У нас примерно 4 тысячи школ. В строгом смысле они не являются церковными. Мы преподаем грамоту, учим детей писать и читать. У нас есть светские университеты. А катехизация происходит в храмах. Мы даем людям уроки веры, чтобы они могли найти Бога внутри себя. В Африке люди верят в духов и идолов, верят в магию. Их сердца неспокойны, и мы стараемся им помочь.

Оценить 10
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала