Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Минтопэнерго Крыма: у нас с нефтегазовым комплексом все нормально

© Фото : пресс-служба министерства топлива и энергетики КрымаМинистр топлива и энергетики Крыма Сергей Егоров
Министр топлива и энергетики Крыма Сергей Егоров
Читать ria.ru в
Министр топлива и энергетики Крыма Сергей Егоров рассказал в интервью РИА Новости о том, как решаются проблемы топливно-энергетического комплекса региона.

Крымский полуостров, традиционно снабжавшийся топливом и электроэнергией с материковой части Украины, после марта 2014 года в буквальном смысле оказался в энергоизоляции. Обеспечить поставки нефтепродуктов в регион из РФ удалось, но сложная логистика сильно бьет по ценам. Львиная доля электроэнергии поступает сейчас в Крым из Украины, но поставки подвержены политическим рискам и не застрахованы от перебоев. И, даже несмотря на то, что нефтегазовая кубышка нашей страны пополнилась углеводородными богатствами "Черноморнефтегаза", обнажился целый ряд проблем этой компании.

Министр топлива и энергетики Крыма Сергей Егоров рассказал в интервью РИА Новости о том, как решаются проблемы топливно-энергетического комплекса региона.

— Сергей Викторович, опишите в двух словах, что сейчас происходит в нефтегазовом комплексе Крыма?

— В нефтегазовом комплексе Крыма у нас все нормально.

— Что удалось сделать с весны 2014 года?

— Например, нам удалось обеспечить необходимую поставку нефтепродуктов в Крым. Нам хватает топлива, чтобы не сорвать отопительный сезон, обеспечить промышленность и население.

— Газ вы тоже получали с территории Украины?

— Да, порядка 10% от общего объема при собственной добыче 1,8 миллиарда кубометров. Как правило, на протяжении всего года были поставки газа из Украины. Это происходило в зависимости от ситуации с собственной добычей газа

— Что сейчас с газопроводом, соединяющим материковую часть Украины с Крымом?

— Он перекрыт.

—  По чьей инициативе?

— Совместной.

— Кресло гендиректора "Черноморнефтегаза" уже в четвертый раз меняет хозяина. Не многовато за год с лишним?

— На этапе становления все возможно. Это не кадровая чехарда. "Черноморнефтегаз" — государственное унитарное предприятие. Гендиректор — согласованная фигура, поэтому со всеми ветвями власти Крыма идет поиск специалиста, который мог бы руководить компанией и навести порядок. С нашей точки зрения, там много проблем, которые перешли из Украины. За этот год, к сожалению, мы не смогли преломить ситуацию. Что-то мы сделали, но те ожидания, которые у нас были, пока не оправдались.

— А какие проблемы перешли в компанию из Украины?

— Во-первых, большая численность управленческого персонала. Порядка 30% — это очень много для компании с такой численностью. У директора было 12 замов. Это еще со времен Украины осталось. Мы ничего не ломали, давали возможность директорам разобраться с этой структурой, с функционалом, с распределением обязанностей. Тринадцатый зам добавился после того, как мы передали в состав "Черноморнефтегаза" Феодосийскую базу.

Вторая проблема — очень слабый учет добываемого газа и газового конденсата. Сейчас уже существуют современные схемы учета, компьютеризированные системами автоматики, хорошим современным софтом программного обеспечения, позволяющим контролировать добычу, учет, выдачу, хранение газа и т. д. На сегодняшний день эта проблема не решена и два руководителя, которым была поставлена такая задача, к сожалению, даже не приблизились к ее решению.

— А кто должен был решить задачу по закупке соответствующего оборудования?

— И Комиссаров (гендиректор компании в 2014 году — ред.), и Бейм (гендиректор с октября 2014 года по август 2015 года — ред.).

— Где они должны были взять деньги?

— Это не так дорого стоит, поэтому проблема в желании, настойчивости и поиске нормальных решений.

— То есть отсутствие систем учета навело руководство Крыма на мысль, что там происходит воровство?

— В какой-то степени. Потому что из-за отсутствия систем учета очень сложно вести контроль. Отчетность в балансе добычи и расхода газа и конденсата расплывчатая. Очень много жалоб на некачественный бензин. Поэтому есть подозрение, что газовый конденсат попадает на наши заправки в виде примесей к бензину. Это все пока догадки, все это не доказано. Но жалобы есть и мы вынуждены реагировать.

— Почему изначально кандидатура бизнесмена, владельца сети АЗС в Крыму Бейма при назначении не вызвала разногласий или подозрений?

— Я не могу прокомментировать это, не я его назначал.

— Но ведь конфликт интересов должен был быть изначально?

— Возможно.

— Не целесообразно ли разделить "Черноморнефтегаз" на отдельные блоки по сферам деятельности?

— Мое мнение — лучше сформировать сначала команду специалистов, которые имеют опыт работы в крупных нефтегазовых компаниях. Послушать их мнение. Основываясь на данных, полученных в результате работы новой команды, которая заходит в эту компанию, мы примем решение о структуре этого предприятия и о дальнейшей его судьбе.

— Вы имеете в виду команду Шабанова?

— Его в том числе.

— То есть "Черноморнефтегазу" следует ожидать смены руководящего состава?

— Смены команды управленцев.

—  А кто такой Игорь Шабанов?

— Опытный, грамотный специалист, который 14 лет работал в компании СИБУР.

— Вы не боитесь, что он может последовать примеру своих предшественников?

— Я ничего не боюсь.

— Каковы перспективы того, что совет министров Крыма одобрит проект по созданию на озере Тобечикском морского порта и НПЗ?

— Этот вопрос пока открыт, нужно сначала подтвердить запасы на Субботинском месторождении, потому что НПЗ и порт могут появиться там только в случае подтверждения запасов. Геологоразведки там пока не ведется. Она велась в свое время в Украине, есть кое-какие документы, но они на такой стадии, когда принимать решение о строительстве порта, тем более НПЗ, преждевременно.

— А когда можно будет говорить о начале геологоразведочных работ для подтверждения запасов?

— "Черноморнефтегаз" навряд ли за счет средств собственной инвестпрограммы сможет подтвердить эти запасы. Скорее всего, нужно будет привлекать инвестиции или заводить сюда какую-то крупную российскую компанию.

— "Росгеологию", например?

— Может быть. Вопрос еще очень в начальной стадии.

—  Это был личный проект Бейма?

— Нет, мы его очень много обсуждали, но это только слова и никаких реальных шагов в данном направлении не предпринималось. В инвестпрограмме "Черноморнефтегаза" на 2015 год нет затрат на геологоразведку на Прикерченском шельфе.

— В каком объеме запланирована инвестпрограмма "Черноморнефтегаза"?

— У компании пока однолетняя инвестпрограмма — на 2015 год. Это 3,5 миллиарда рублей. Из них примерно 1,5 миллиарда рублей нужно для закупки оборудования для поддержания и развития добычи.

— Их каких источников формируется инвестпрограмма?

— Из собственных и привлеченных. Примерно 1,5 миллиарда могут быть привлечены.

— С кем ведутся переговоры о привлечении заемных средств?

— Пока ни с кем. У "Черноморнефтегаза" есть кредитная линия, которой они пользуются на сегодняшний день. Это крымские банки. Дополнительных кредитов мы не привлекали и переговоров не ведем.

— Как предполагается выбирать подрядчика на строительство газопровода Краснодарский край — Крым?

— Я не понимаю, почему меня все время спрашивают об этом проекте. Это не крымский проект. Он федерального значения и заложен в ФЦП. Я не знаю источник финансирования и не могу прокомментировать. Застройщик там уже выбран.

— И кто же это?

— "Стройгазмонтаж".

— Давно он выбран? Он выбирался путем конкурса?

— Давно.

— Сколько денег нужно на проект?

— Около 20 миллиардов рублей. В общей сложности это будет порядка 400 километров — от КС "Русская" до Севастополя.

— А трубоукладочное судно для морской нитки газопровода уже нашли?

— Трубоукладочное судно есть в "Черноморнефтегазе".

—  То есть можно сказать, что морская часть будет строиться силами "Черноморнефтегаза"?

— Нельзя. Пока идут проектно-изыскательские работы, их окончание произойдет в конце этого года. Начало строительства предусматривается в первом квартале 2016 года. Мы надеемся, что в строительстве подводной и наземной частей примут участие крымские компании.

— А кто может принять участие в застройке наземной части?

— У нас три компании, которые могут проводить аналогичные работы. Во-первых, сам "Черноморнефтегаз". У них есть и люди, и техника, и опыт работы. Также "Крымказстрой" и "Альфагаз".

— С чем связана необходимость строительства газопровода? Ведь речь идет о поставках всего 2 миллиардов кубометров газа с материка.

— В первую очередь газопровод строится для поставок газа на базовые электростанции (Севастопольская и Симферопольская — ред.). Они будут потреблять от 1,2 до 1,5 миллиарда кубических метров газа в год. Остаток газа будет распределяться потребителям Крыма.

Мы надеемся, что мы добьемся в проектном решении связи нового газопровода с существующей газотранспортной системой Крыма. Это позволит надежно обеспечить газом всех потребителей Крымского федерального округа.

— А "Черноморнефтегаз" не может нарастить объем добычи до уровня, который запланировано подавать по новому газопроводу с материка?

— Наверное, "Черноморнефтегаз" сможет нарастить добычу газа до 4 миллиардов кубометров газа, но не сейчас. Сначала нужно доказать запасы, а для этого нужны деньги. Можно их потратить и ничего не получить. Мы не можем так рисковать.

— Недавно иранцы посетили Крым, говорили, что хотели бы поставлять нефтепродукты в Крым.

— Они хотели посетить, но не посетили. У них какая-то проблема с загранпаспортами. По крайне мере, нам так объяснили. Но они собираются к нам приехать.

—  А вам известна цель их визита?

— Детали мне неизвестны. Но речь шла о сотрудничестве в области поставок нефтепродуктов. В Крым или не в Крым, большой вопрос.

— Планировалось выставить на конкурс АЗС Коломойского. Когда это может произойти?

— Сейчас министерством имущественных отношений оформляются документы по землепользованию для того, чтобы выставить их на продажу. Главой республики поставлена задача на последнем заседании совмина в кратчайший срок оформить эти документы.

Большая часть работы уже сделана. Эти объекты были брошены, там оставались работники. Мы их приняли и обеспечили работой, запустили станции в работу под брендом ГОСТ. На этих заправках бензин сейчас самый дешевый и более качественный.

К сожалению, последний скачок (цен на бензин — ред.) на рубль нам не удалось сдержать. У нас один путь поставки — это паромная переправа. Все это закладывается в цену товара. Логистика очень сложная. Но мы мониторим ситуацию и синхронизируем наше мнение с Минэнерго РФ. Они подтверждают, что эти показатели не превышают допустимые.

— С каких НПЗ поставляется топливо в Крым?

— У нас несколько трейдеров, которые имеют прямые контракты на поставку. Они имеют прямые поставки с Саратовского, Сызранского, Уфимского, Новомосковского НПЗ. Там много НПЗ. Но везде есть свои посредники, они имеют свою надбавку. К сожалению, мы пока не можем преломить эту ситуацию, санкции накладывают свой отпечаток на все. То есть логистика плюс посредники влияют на цену бензина.

— Кто будет выступать подрядчиком строительства второй очереди Керченского энергомоста?

— Крымский энергомост — один проект, это не очереди. Это пусковые комплексы. Заказчиком по строительству является Российское энергетическое агентство, а генеральным подрядчиком — ЦИУС ЕЭС.

—  На объекты генерации в Крыму запланирован 71 миллиард рублей, из которых 25 миллиардов в 2015 году — из федерального бюджета. А остальные средства?

— В следующем году.

— Тоже из бюджета?

— Да. По постановлению правительства РФ выделяется субсидия на пополнение уставного фонда компании "Ростех".

— То есть капитал Ростеха будет вот так ежегодно пополняться?

— Да.

— Кто будет поставщиком оборудования для строительства объектов генерации в Симферополе и Севастополе?

— Вы про блоки? Я этого не знаю. Я контракт не видел, и никто мне об этом не говорил, хотя я так же, как и вы, спрашивал.

— Имущество солнечных электростанций переводилось на баланс банков?

— Нет пока, насколько мне известно. Фонд защиты вкладов фактически является владельцем солнечных электростанций с момента наложения судом ареста на активы в сентябре 2014 года. Есть информация, что фонд не планирует долго управлять солнечными электростанциями в Крыму и планирует продать их стратегическому инвестору, тем же банкам, в ближайшем будущем. А генерирующая электростанция будет более привлекательной для потенциальных инвесторов. 

— Возможно ли строительство АЭС в Крыму?

— Это обсуждалось, но от этой идеи отказались. Строительство АЭС затянулось бы на годы. Проектирование, строительство, общественные слушания и т. д. То, что предложено сейчас, — самый короткий промежуток времени, за который можно решить проблемы энергобезопасности и обеспечить надежность энергоснабжения округа.

— А какие еще варианты энергоснабжения обсуждались, кроме АЭС и нынешнего варианта?

— Было рассмотрено 12 или 13 вариантов, включая атомную станцию. Обсуждались и плавучая АЭС, распределенная генерация, различные альтернативные источники энергоснабжения — застроить весь Крым солнечными электростанциями и т. д.

— Сейчас не обсуждается перенос какого-нибудь ДПМ-проекта в Крым?

— Обсуждается, но это возможно будет сделать после того, как Крым войдет в объединенную энергосистему РФ и первую ценовую зону. Я думаю, это будет в 2017 году, то есть после окончания всех работ по обеспечению перетока мощности с материка.

— Что за проект?

— Разные. Пока не хочу говорить, это преждевременно.

16.05. Текст интервью обновлен по просьбе Минтопэнерго Крыма

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала