Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Президент "Ростелекома": нам некогда думать о приватизации

© РИА Новости / Владимир Трефилов / Перейти в фотобанкГенеральный директор ОАО "Ростелеком" Сергей Калугин. Архивное фото
Генеральный директор ОАО Ростелеком Сергей Калугин. Архивное фото
О том, какие изменения ждут компанию, на каких проектах будут сфокусированы усилия, а также о внутренних процессах реформирования и планах строительства новых сетей в интервью РИА Новости в кулуарах ПМЭФ-2015 рассказал президент "Ростелекома" Сергей Калугин.

В "Ростелекоме" недавно сменился совет директоров, его впервые возглавил руководитель администрации президента РФ Сергей Иванов. О том, какие изменения в связи с этим ждут компанию, на каких проектах будут сфокусированы усилия, а также о внутренних процессах реформирования и планах строительства новых сетей в интервью РИА Новости в кулуарах ПМЭФ-2015 рассказал президент "Ростелекома" Сергей Калугин.

— Сергей Борисович, недавно был избран новый совет директоров "Ростелекома", а его председателем стал глава администрации президента Сергей Иванов. Таких высокопоставленных чиновников до сих пор не было в совете директоров оператора. Какие у вас ожидания в связи с этим? Изменится ли, по вашему мнению, вектор развития компании?

— "Ростелеком" находится в стадии трансформации. С одной стороны, речь идет о развитии сети. Хотя планы по строительству "последней мили" мы почти реализовали, сейчас готовится проект, связанный с виртуализацией сетей. С другой стороны, у нас достаточно активно идут внутренние процессы реформирования. Конечно, здесь поддержка совета директоров крайне важна. Когда совет директоров формируется из людей с таким жизненным опытом, с такой хорошей экспертизой, для менеджмента это огромная удача.

— Некоторые участники рынка связывали назначение Иванова председателем совета директоров с подготовкой к предстоящей приватизации "Ростелекома". Так ли это, по вашему мнению?

— Нам всегда на такие вопросы очень сложно отвечать, потому что принятие этих решений лежит вне поля нашей компетенции. Наша задача – сделать так, чтобы компания растила стоимость, повышала эффективность, снижала издержки, чтобы в компании происходили какие-то фундаментальные изменения, строились новые сети, информационные технологии внедрялись. Собственно, мы этим занимаемся. Что касается планов государства – это, скорее, надо государство спросить. Наш фокус сегодня на другом.

— Глава Росимущества Ольга Дергунова говорила, что приватизация может состояться в 2016 году. Менеджмент видит возможности для этого в следующем году? Удачное время, на ваш взгляд?

— Мы вообще об этом не думаем. У нас много текущих проблем и вызовов, связанных с непростой ситуацией в экономике. Например, в связи с секвестром федерального бюджета госзаказчики начинают нам меньше платить, и нам надо как-то выпадающие доходы компенсировать. Мы с ними договариваемся, предлагаем им новые услуги… В общем и целом у нас выручка стабильная, но это требует большого напряжения – не только и не столько топ-менеджмента, а компании в целом.

Поэтому мы настолько плотно погружены в свои текущие проблемы и свою трансформацию и реформирование, что о приватизации нам думать некогда.

— "Ростелеком" подготовил изменения в дивидендную политику, предполагающие расчет выплат от cash flow, а не от чистой прибыли. Вы поясняли, что в связи с завершением строительства "последней мили" у компании вырастет денежный поток, который можно было бы направить на дивиденды. Не может ли этому помешать сложная экономическая ситуация, ведь падение рубля удорожает строительство из-за импортного оборудования?

— В текущей ситуации все очень быстро меняется. Кто бы еще два года назад мог предсказать, что мы будем находиться в той ситуации, в которой находимся сейчас? Поэтому исходя из того, что мы видим, мы считаем, что все свои планы реализуем очень близко к первоначальному графику, так как выделили приоритеты и отказались от незначительных проектов. Поэтому когда мы говорим о том, что денежный поток должен вырасти, мы говорим об этом ответственно. А насколько мы можем предсказать и влиять на происходящее – это большой вопрос.

— Сколько вам предстоит достроить в этом году?

— Строительство "последней мили" практически заканчивается. На сегодня оптоволокном уже охвачено 25 миллионов домохозяйств, до конца года — еще не менее 4 миллионов.

— Какую долю от cash flow менеджмент предлагает направлять на дивиденды?

— Определение дивидендной политики – это прерогатива совета директоров. Мы, как менеджмент, заявляем, что денежный поток вырастет. А как дальше его использовать, должны решить акционеры через совет директоров.

С нашей стороны было бы не очень корректно озвучивать предложения по изменению дивидендной политики, пока совет директоров не рассмотрит этот вопрос. Надеемся, что до конца года совет директоров согласует новую дивидендную политику.

— Доля cash flow, направляемая на дивиденды, будет близка к тому, что есть у других телеком-компаний — МТС или "Мегафона" например?

— Мы можем с уверенностью говорить лишь о том, что денежный поток вырастет, а определить, как он будет тратиться на дивиденды, должно ли это соответствовать другим практикам, – это задача совета директоров. Нам надо просто деньги заработать, а как их поделят — это вопрос к совету директоров и акционерам.

— С какого срока, по вашему мнению, "Ростелеком" может перейти на новую дивидендную политику?

— В следующем году.

— То есть дивиденды за 2015 год могут уже быть рассчитаны в соответствии с новой дивидендной политикой?

— Это должны решить акционеры. Пока это решение не принято, о конкретных сроках трудно говорить.

— "Ростелеком" был одним из генеральных телеком-партнеров сочинской Олимпиады и построил там мощную инфраструктуру. Спустя год после Игр можно говорить о том, что вам удалось монетизировать эту инфраструктуру, выйти на прибыльность?

— Да, мы на этом зарабатываем приемлемые деньги — не хуже, чем в других секторах нашей деятельности. "Ростелеком" инвестировал в строительство олимпийской телеком-инфраструктуры около 3 миллиардов рублей. При этом была создана базовая инфраструктура для реализации крупных федеральных проектов, организации теле- и видеотрансляций (FIFA 2018, F1, другие спортивные мероприятия, инвестиционные форумы, выставки и культурные мероприятия, крупные торговые центры). На несколько лет вперед мы заложили основу для использования активного развития широкополосного доступа в регионе. Олимпийский центр технологий сегодня обладает мощными сервисными ресурсами, что дает возможность постоянного наращивания услуг контентного содержания.

Только в рамках подготовки, проведения Олимпийских и Паралимпийских игр компания заработала 1,5 миллиарда рублей. При этом ежегодно мы получаем дополнительный доход от использования олимпийской инфраструктуры в размере более 250 миллионов рублей.

— Вы говорили, что повторно направили первую заявку на получение кредита в рамках проектного финансирования. А остальные заявки когда планируете подавать?

— Мы решили двигаться поэтапно: мы хотим отработать сначала практику с наиболее приоритетным для нас проектом, а потом будем двигаться с другими проектами. Это проекты, тоже связанные с развитием инфраструктуры, например, строительство центров обработки данных (ЦОД).

Мы думаем, что могли бы тоже просить государственной поддержки в виде льготных ставок по кредитам под это строительство, потому что это долгий инфраструктурный проект и при очень высоких кредитных ставках мы становимся неконкурентоспособны. А нам все-таки надо быть на уровне, мы в глобальной экономике работаем.

— Не думаете ли попросить проектное финансирование на проект ликвидации цифрового неравенства?

— Мы в конце 2014 года уже получили деньги от РФПИ – 10 миллиардов рублей. Не исключено, что мы будем вновь обращаться к этому источнику финансирования. Но пока мы видим, что текущего денежного потока достаточно. К тому же государство нам должно выплатить долг по проекту универсального обслуживания. Когда долг будет погашен, уже будет проще. Если текущие платежи будут поступать вовремя в полном объеме, мы себя будем чувствовать вполне комфортно.

— Сколько вы планируете построить в этом году по проекту ликвидации цифрового неравенства?

— Около тысячи точек доступа, но я боюсь ошибиться.

— В прошлом году "Ростелеком" объявил о масштабной программе объемом 40 миллиардов рублей по строительству 9 ЦОДов. По мере приближения даты вступления в силу закона о хранении персональных данных россиян на территории РФ (1 сентября) видите ли повышенный спрос на услуги аренды ЦОДов?

— Мы видим, что спрос на эти услуги растет. Но мы не можем сказать, что он ажиотажный. Этот закон точно оказывает определенное влияние на то, что многие компании переносят персональные данные российских клиентов в Россию.

— В этой связи не думали ли вы о расширении программы строительства ЦОДов?

— Это сложный проект, и мы вначале хотим что-то построить, посмотреть, сколько это будет стоить, и в конечном итоге насколько то, что мы построим, будет функционально. Лишь после этого мы будем принимать решение о дальнейшем развитии проекта. Деньги лучше тратить максимально осмысленно. Для этого надо учитывать опыт строительства первых ЦОДов.

— Недавно говорилось о планах строительства ВОЛС на Курилах. В какой стадии находится процесс поиска финансирования этого проекта?

— Курильский проект еще не финализирован. В связи с тем, что спрос там все-таки локальный, численность населения небольшая, стоимость проекта достаточно высока, а из-за скачка доллара экономика сильно поменялась (нужно использовать оборудование, в том числе импортное). Поэтому сейчас мы ищем технические решения и возможности для софинансирования проекта со стороны либо местной администрации, либо со стороны федеральных властей.

Мы на себя готовы тоже часть финансирования взять, но нам надо это с кем-то делить. Скорее всего, это все-таки должен быть либо федеральный, либо местный бюджет. Диалоги идут, и достаточно продуктивно, но финальное решение пока не принято.

— В этом году, наверное, не успеете начать этот проект?

— Если сейчас договоримся по финансированию, то в следующем году есть шанс начать стройку. Для начала необходимо создать проект, это тоже займет время. Но некоторые элементы уже можно будет начать строить. Проект непростой, там есть подводная часть.

Хочу напомнить, что мы уже реализуем другой масштабный проект на Дальнем Востоке — строительство оптики по маршруту Сахалин-Магадан-Камчатка. Мы надеемся, что в сентябре первая ветка — между Сахалином и Магаданом — будет построена. То есть в сентябре корабль должен войти в порт, протянув за собой через море кабель. Остальное — в следующем году. Это большой проект, и с учетом климатических особенностей региона строить можно только летом.

— Вы в прошлом году дважды приобретали акции "Ростелекома". Есть ли у вас планы по наращиванию своей доли?

— Я очень верю в компанию — в то, что акции должны расти. Поэтому планы есть, да. Но надо соразмерить желание и возможности. А, вообще, я бы хотел.

— "Ростелеком" передал своей "дочке" — "Мобителу" — казначейские акции, которые, как заявлялось, впоследствии могут быть использованы для SPO и сделок M&A. Есть ли уже на примете сделки, в которых могут быть использованы акции в качестве оплаты?

— Нет. Это было сделано впрок.

— А SPO возможно в обозримой перспективе?

— Мне сейчас сложно сказать, потому что текущая конъюнктура очень неровная. Опять же, скажу честно, мы сейчас больше сосредоточены на внутренних проблемах.

Рекомендуем
Самолет авиакомпании Ariana Airlines
В Афганистане разбился самолет
Снегопад в Москве
Синоптики предсказали аномальную погоду в феврале
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала